Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Category:

Дитя договора

Смерть призываю я - невмоготу
Мне видеть торжество неправой силы,
Достоинство, что ввергли в нищету,
И Веру, что обманом подкосили,
И разодетую до блеска Мразь,
И Глупость, поучающую Знанье,
И Непорочность, втоптанную в грязь,
И Музу в лапах палача-Молчанья,
И Благость, ставшую служанкой Зла,
И Честность, что прослыла простотою,
И Немощь, что над Мощью власть взяла,
И Зло, взлелеянное Добротою.
                                       Вильям Шекспир




Продолжение
Начало: про Генриха IV

Генрих VI из династии Ланкастеров – ему Вильям Шекспир посвятил целых три своих ранних трагедий - драмы, написанные в 1590-1592 годах. Возникает вопрос – почему? Он не являлся знаменитой фигурой в английской и европейской истории. Надо заметить, что судьба у него удивительная, он был коронован двумя коронами – и какими! Коронами Англии и Франции! Но он испытал на себе проклятье королевского венца – он был коронован трижды: два раза – английской короной и один раз – французской. Его низлагали, возвращали на престол, заточали в Тауэр. Он бежал из заточений, бродил, скрывался то ли в Англии, то ли в Шотландии, он впадал в безумие, возвращался из этого состояния в рассудок. Чудовищная судьба – не удивительно, что Шекспир уделил ему такое внимание. Это драматургия жизни, драматургия истории должна была вдохновлять этого гениальнейшего человека. Вероятно, в судьбе Генриха VI Шекспир подглядел многое для своих будущих великих шедевров, по крайней мере, для «Короля Лира» совершенно точно и для «Гамлета, пожалуй, и «Макбет» - здесь многое заложено. И для того, чтобы попробовать сопоставить то, что написал Шекспир, с его удивительной жизнью и судьбой, этого злосчастного Генриха VI, надо сначала последовательно, подробно припомнить его жизнь и увидеть, как отразил превратности и изломы трагической человеческой судьбы гений Шекспира.



Генрих VI - последний представитель Ланкастерской династии, которая была на английском троне не так уж и долго. С 1399 года - Генрих IV, затем его сын Генрих V и, наконец, Генрих VI. После взаимоистребительной Войны Роз Ланкастеров на престоле сменили Тюдоры. Генрих VI - единственный монарх эпохи позднего Средневековья, коронованный двумя коронами. А ведь Англия и Франция к XV веку были ведущими западноевропейскими государствами. В этот период Священная Римская империя германской нации ещё не достигла лидирующего положения, на территории Италии единого государства вообще не существовало, а на Пиренейском полуострове ещё не завершилась война с арабами. Англию Генрих VI, безусловно, посетил «в её минуты роковые». Вторая половина Столетней войны - это время следующих одного за другим поражений английской армии на территории Франции. К этой трагедии добавилась страшная гражданская Война Алой и Белой розы, длившаяся 30 лет - с 1455 по 1485 год.



Генрих Ланкастер родился 6 декабря 1421 года. Он - плод великого династического брака между королевскими домами Англии и Франции. Его отец - английский король Генрих V, герой Азенкура, почти покоривший Францию. Слово «почти» здесь очень важно. Казалось бы, для окончательной победы были все основания. Но Франция всё не покорялась и не покорялась. Однако Генрих V всё равно стал символом английской национальной славы. Таков он, например, в пьесах Шекспира.
Мать Генриха VI - Екатерина, дочь французского короля Карла VI, который большую часть жизни провёл в глубоком безумии и лишь временами приходил в сознание. Позже обнаружилось, что внук унаследовал это тяжёлое психическое заболевание. Генриха VI можно условно назвать «сыном» знаменитого англо-французского договора в Труа от 21 мая 1420 года, который ни один французский автор не упоминает без эпитета «позорный». Под давлением победного Генриха V безумный Карл VI, плохо сознавая, что он делает, подписал договор, согласно которому его наследником стал его будущий зять - английский король. Это означало объединение корон Англии и Франции, а в недалёкой перспективе - объединение этих стран. Это было бы не так уж и странно: Англия и Франция находятся в близком соседстве, их разделяет лишь сравнительно узкий, даже в Средние века преодолимый пролив Ла-Манш.



У английских королей к XV веку сложился большой комплекс владений во Франции. Сначала, в XI веке, нормандский герцог Вильгельм завоевал английскую корону, и возникла англо-нормандская знать. А через несколько десятилетий граф Анжуйский Генрих сделался королём Англии, и на троне закрепилась династия Плантагенетов. Это, в общем-то, было прозвище, поскольку Жоффруа, отец будущего английского короля Генриха II, имел обыкновение украшать шлем веткой дрока (planta genista), выходя на турниры. Именно из-за огромных континентальных владений английской короны, называвшихся даже «Анжуйской империей», и началась так называемая Столетняя война. Брак родителей Генриха VI и его запланированное рождение представляли собой попытку насильственного, невыгодного для Франции династического компромисса. Конечно, авторы договора в Труа не могли знать, что эпоха Средневековья подходит к концу, а в Новое время сформируется национальное самосознание, для которого подобные решения неприемлемы. Впереди было мощное освободительное движение во Франции, Жанна д’Арк и поражение Англии в Столетней войне. Можно сказать, что Генрих VI - дитя договора в Труа - был обречён.



Уже 31 августа 1422 года его отец, составлявший планы окончательного покорения Франции и соединения двух королевств, умер от дизентерии. Он заболел, осаждая очередную французскую крепость. В Средние века те, кто осаждает крепость, страдают подчас не меньше осаждённых. И у тех, и у других рано или поздно заканчивается питание, начинаются голод и эпидемии, с которыми никто не умел бороться. А спустя два месяца умер второй участник договора, безумец Карл VI.



С этого момента его 10-месячный внук - король не только Англии, но и Франции. Как тяжки две самые весомые короны Западной Европы для головы одного младенца! О раннем детстве Генриха мы знаем очень немного. Известно, что вниманием матери он избалован не был: английский двор опасался, как бы она не вырастила его французом. Екатерина, юная 20-летняя вдова, вскоре вышла замуж за английского аристократа Оуэна Тюдора из Уэльса (это в Англии считалось не самым блистательным) и родила от него двух сыновей, Эдмунда и Джаспера. Один из её внуков и стал после Войны Роз первым королём Англии из династии Тюдоров - Генрихом VII. Генрих Ланкастер рос добрым, благочестивым, миролюбивым мальчиком. Его придворное окружение было довольно ситуацией: ребёнок на троне - это всегда широкие возможности для политических игр. Мрачным фоном для всей английской жизни этого периода была неудачная война за проливом. На начальном этапе Столетней войны английский двор и знать были избалованы успехами и добычей. Из богатой Франции к ним рекой текло золото, привозились дорогие ткани, ковры, гобелены, золотая и серебряная посуда. Англия ликовала. Но во второй половине XV века победы кончились. А после смерти Генриха V власть в Англии оказалась распылена между многочисленными королевскими родственниками. Был созван Парламент (а этот орган существовал в Англии с XIII века), который создал Регентский совет для управления королевством до совершеннолетия короля. Главным регентом назначили дядю младенца. По средневековым представлениям, в случае смерти главы семьи все обязательства брал на себя его брат. В данном случае - брат покойного Генриха V Джон Бедфорд. Ему было поручено заниматься войной во Франции. По сути - попытаться успешно завершить проигранную войну.



Второй дядя, Хэмфри, герцог Глостерский, отвечал за внутреннюю политику. Он должен был обеспечивать спокойствие в стране. Ему очень понравился официально присвоенный ему титул - лорд-протектор, он даже стал именоваться «поддержка и опора королевства». Понятно, что при таких полномочиях он и думать не хотел о том, чтобы потом отдать власть подросшему Генриху VI.



Был ещё и дядя отца, епископ (а затем кардинал) Генрих Бофорт, человек умный, властный и энергичный тоже претендовал на ведущую роль в Совете.


Кроме ближайших родственников, к Генриху VI был близок его наставник граф Ричард Уорик Невилл. Позже он получил характерное прозвище Делатель Королей. Пока он вроде бы просто занимался образованием мальчика, но, как потом выяснилось, в самом учителе накапливалась могучая кинетическая энергия властолюбия.



Фактическое многовластие в Англии сопровождалось всё новыми неудачами во Франции, где дофин Карл, объявленный незаконнорожденным, вернулся к власти благодаря Жанне д’Арк. В договоре, заключённом в Труа, не было написано, в каком возрасте наследник английских и французских королей должен соединить эти короны и государства. Такой смутной ситуацией не воспользовался бы только ленивый феодал. А в этих вопросах феодалы были не ленивы. Дофин Карл поверил в свои силы и объявил себя наследником французской короны. Сторонники короновали его в Пуатье, на территории, не занятой англичанами. Эта коронация не считалась законной: французским королём, помазанником Божьим, в те времена можно было стать только в Реймсском соборе. И всё-таки Карл VII хоть и робко, но крикнул: «Я король!»



Англичане напрасно ждали новых блестящих побед. Столетняя война перестала быть войной королей. Во Франции началось массовое сопротивление. А, как известно, чем хуже дела на фронтах, тем сложнее внутренняя обстановка. Генриху было четыре года, когда осенью 1425-го герцог Глостерский двинулся с оружием на Лондон, объявив, что епископ Бофорт хочет захватить малолетнего короля. Герцогу захотелось стать единственным обладателем власти. Он с самого начала намекал, что помощники у трона ему не нужны. Епископ ответил, что короля не захватывал, но занять город не позволит, и занял оборону. Отряды соперников захватили разные части Лондона. Состоялось столкновение на Лондонском мосту, закончившееся небольшим пока числом жертв. Был созван Парламент, который вошёл в историю под названием Палочный, потому что представители враждующих сил пришли на заседание с дубинами. Дело в том, что по закону в Парламент был запрещён вход с оружием, и перечислены его виды: меч, копьё, лук со стрелами, арбалет. Как не задуматься о тех человеческих свойствах, которые не меняются с течением веков! Ведь и сегодня там, где запрещено оружие, в ход нередко идут, например, бейсбольные биты. Палочный парламент добился-таки временного примирения, точнее - отсрочки гражданской войны. Но стало ещё более очевидно, что Генрих VI, коронованный в 1429 году в Вестминстере, просто игрушка в руках властолюбцев. Ему было девять лет, когда 31 мая 1430 года во Франции, в Руане, сожгли Жанну д’Арк. Англичане считали, что теперь, когда она, символ французских побед, казнена как ведьма, в войне произойдёт долгожданный перелом.



Предположение было глубоко ошибочное. Гибель Жанны не остановила освободительной войны, не изменила и короля Карла VII, созревшего для победы. Но не знавшие ничего этого англичане, окрылённые, 16 декабря 1431 года устроили в давно захваченном ими Париже, в соборе Парижской Богоматери, коронацию десятилетнего Генриха как французского короля. Париж в то время не был центром и символом сопротивления. Напротив, Парижский университет стал средоточием некоего интеллектуального конформизма. Это вполне закономерно: первые европейские университеты меньше всего отличались национальным духом. Национальное самосознание зарождалось, прежде всего, в среде купцов, богатых, энергичных, обучавших своих детей в светских школах. Парижский университет с XIII века - со времён Людовика IX Святого - славился мощной школой богословия. Католическая церковь вненациональна, она претендует на всемирную духовную власть. Для большинства же французов парижская церемония коронации Генриха оказалась не очень впечатляющей. Ведь они знали, что настоящая коронация возможна только в Реймсе - и там уже был коронован Карл VII.



В 1437 году Генриху, носителю двух корон, исполнилось 16 лет. Было объявлено, что отныне он совершеннолетний и правит сам. Короля отличали мягкость характера и стремление решать все вопросы мирным путём. Позже всё это совершенно несправедливо приписали исключительно его безумию. Но в те годы он был ещё психически здоров. Его окружение всё ещё не сознавало, что война проиграна. Оно предпочло «не заметить», что даже их главный союзник герцог Бургундский в 1435 году перешёл на сторону французов. Англичане продолжали искать привычный вариант решения проблемы через династический брак. Они фактически попытались повторить безнадёжно провалившийся договор в Труа. В 1445 году была устроена женитьба Генриха VI на француженке - Маргарите Анжуйской, представительнице французской династии, более 200 лет бывшей на английском престоле. Маргарита была племянницей французской королевы, жены Карла VII. Тайным условием брака было возвращение французскому королю графств Мэн и Анжу - важных английских владений в центре Франции. Когда это обнаружилось, англичане впали в неистовство. Генрих VI пытался добиться мира во Франции дипломатическим путём. В 1445 году прибыло посольство из Франции. Генрих выступил с речью, в которой заявил, что любит французского короля больше всех в мире, не считая своей жены.



Восторженную речь о Карле VII Французском произнёс и новый приближённый английского короля, его ближайший советник, а в скором времени молодой любовник его жены граф Саффолк. Он говорил о том, что, если бы не обязательства перед Генрихом VI, он мечтал бы служить только французскому королю. В общем, переговоры шли в атмосфере пышной комплиментарности и лживых обещаний, причём наивный английский король, видимо, верил этим словам. Прошло совсем немного времени - и выяснилось, что французский король, уже получивший два графства, теперь претендует и на Нормандию и Гиень, бывшую Аквитанию. Для сознания англичан это было невыносимо, потому что означало, что им предстоит вообще уйти из Франции. К тому же обнаружилось, что Генрих VI женился на очень волевой женщине. Королева Маргарита, видя, что её супруг - человек слабый и нерешительный, твёрдо взяла власть в свои ручки. Оппозиционеры сразу же окружили её тесной толпой.



При поддержке своего фаворита графа Саффолка Маргарита устранила главного политического соперника - герцога Глостерского. В 1450 году его заточили в Тауэр, где через несколько дней его нашли мёртвым. Всё было настолько подозрительно, что оппозиция обвинила Саффолка в убийстве Глостера. И Генрих VI вдруг проявил характер. Он приказал изгнать Саффолка из Англии. Именно изгнать, а не казнить. Саффолк отправился во Францию, к врагам своего короля. Но по пути на корабль напали пираты, и граф погиб. В 1447 году умер своей смертью влиятельный кардинал Бофорт. Казалось бы, возле Генриха VI осталась только энергичная и воинственная Маргарита. Но для её партии нашёлся противовес. Новым оппозиционером стал герцог Ричард Йоркский. Он был известен как сильная личность, и потому его старались как можно чаще отправлять в военные командировки в Ирландию. Особенно важно, что Ричард Йоркский был потомком Лайонеллы - третьего сына Эдуарда III Английского, начавшего Столетнюю войну. А на престоле находилась династия Ланкастеров, происходившая от четвёртого сына того же короля - Джона Гонта. Это дало Ричарду основания объявить Ланкастеров узурпаторами и потребовать, чтобы власть была отдана ему.



Действия Ричарда Йорка и его сторонников подтолкнули начавшееся в 1450 году восстание Джека Кэда. Это не был бунт тёмного крестьянства. Участниками восстания были жители городов и джентри (представители мелкопоместного дворянства). Сам Джек Кэд был врачом, женатым на дочери помещика, эсквайра. Восставшие протестовали против захвата баронами, приближёнными короля, имуществ короны, а также против тирании и коррупции чиновников. Говорили они и об упадке правосудия, и о потерях королевского достояния во Франции.


К восставшим, и без того многочисленным, примкнули сторонники Йорка, которые хотели воспользоваться ситуацией для захвата власти. Это было очень опасно для власти: в восстании участвовали вооружённые рыцарские дружины! Они ворвались в Лондон и грабили его две недели. Когда же удалось собрать королевское войско, оно целую ночь сражалось со сторонниками Кэда. Где же был в это время Генрих VI? Он уехал в одно из своих дальних поместий. Восставшие были разбиты. Кэд пытался бежать, но его схватили и казнили. За этим восстанием последовали одно за другим ещё несколько не столь крупных. Иногда в подобных случаях говорят: «От этого можно сойти с ума!» И 32-летний король Генрих VI впал в безумие 10 августа 1453 года. Сказалась наследственность - гены деда, французского короля Карла VI. Толчком к заболеванию стал сильный испуг. Мало того что шли бои на улицах Лондона. Страшное известие пришло и из Франции: погиб в сражении Джон Тальбот, английский национальный герой, старый, всегда преданный короне воин. Он вёл войска на Бордо, но не смог его взять. Последнее английское владение на Юго-Западе Франции покорилось французскому королю. Под английской властью остался только порт Кале. Карл VII с триумфом вступил в Бордо. Это событие считается условным концом Столетней войны.



Уже с 1451 года в английском Парламенте звучали голоса, предлагавшие провозгласить главного оппозиционера Ричарда Йоркского наследником престола. Но Генрих VI продолжал надеяться на рождение сына. И это, наконец, произошло в октябре 1453 года. Правда, сам король был уже в состоянии безумия. Он, как когда-то его дед, перестал кого-либо узнавать, не мог нормально передвигаться, и его приходилось переносить с кресла на ложе и так далее. К этому времени в Англии сформировались две партии, боровшиеся за власть. Одну из них, придворную, возглавляла королева Маргарита, имевшая цель сохранить собственное влияние и корону для недавно родившегося сына, принца Уэльского. В приближавшейся междоусобной войне это партия Алой Розы: такой цветок был изображён на гербе Ланкастеров. Другая партия, Белой Розы, во главе с герцогом Ричардом Йоркским, ставила своей задачей под видом поддержки больного короля и соблюдения интересов Англии выдвинуть своего лидера в регенты или протекторы. Глубинные причины Войны Роз не ограничивались враждой этих двух группировок. Большое значение имело и то, что из Франции возвращались после военного поражения рыцари со своими дружинами. Это множество вооружённых, ничем не занятых людей, которые на протяжении долгих лет привыкли жить войной и получать за это земли. Когда отец Генриха VI двигался с севера в центр Франции и дошёл до Орлеана, по пути он раздавал земли своим сторонникам. Теперь всему этому пришёл конец. Возвращение тех, кто уже расположился на материке, дестабилизировало жизнь Англии. Кроме того, военные неудачи - это всегда экономический упадок. Королевство стояло на пороге войны. А на Рождество 1454 года Генрих VI неожиданно для всех пришёл в себя после 16 месяцев беспамятства. Это разрушило стройные планы Ричарда Йоркского, собиравшегося стать регентом при безумце. В ярости он двинул войска на Лондон под лозунгом «обеспечения безопасности особы короля от происков его врагов». Так началась Война Роз.



Первое крупное сражение состоялось 21 мая 1455 года при Сент-Олбансе. Королевские ланкастерские войска потерпели полное поражение. Генрих VI был в сознании, но поразил современников своим поведением. Во время битвы он стоял около своего штандарта, смотрел, как англичане истребляют англичан, ни в чём не участвовал - и был ранен в шею случайной стрелой. Ранение оказалось не смертельным. Оруженосцы затащили короля в хижину бедняка-ремесленника и хотели спрятать, но не успели - победившие йоркисты захватили его в плен. Странное поведение Генриха VI во время боя, невмешательство короля в отчаянную битву гражданской войны блестяще, через 120 лет, описал Шекспир. У Шекспира Генрих не стоит возле штандарта, а сидит в сторонке на бугорке. Вот какие слова произносит король в его пьесе:
«Походит битва на рассветный час, где слабый мрак с растущим светом спорит,
Когда пастух, себе на пальцы дуя, не скажет, день ли это или ночь.
То бой уносится вперёд, как море, гонимое приливом против ветра;
То вспять несётся он, как то же море, когда его отбросит ярость ветра.
То пересилит натиск волн, то ветер; здесь верх берёт один, а там - другой;
Идут, грудь с грудью, за победу в бой. Но ни один не победил, не сломлен, -
Так равны силы в этой злой войне. (Вот уже оценка Шекспира – злая война – в самом деле, что может быть страшнее гражданской войны)
Присяду здесь, на бугорке кротовом. Пусть Бог, кому захочет, даст победу…
Ах, если бы Господь послал мне смерть! Что в этом мире, кроме бед и горя?
О боже! Мнится мне счастливый жребий - быть бедным деревенским пастухом,
Сидеть, как я сейчас, на бугорке…»



Вот драма личности, которая провела большую часть своей жизни в роли игрушки в руках борющихся придворных группировок. Человек, получивший в младенческом возрасте две первейшие короны Европы, представлен здесь глубоко несчастным и сознающим своё несчастье. Этот образ – «присяду здесь, на бугорке кротовом» - он трогателен и выдаёт явную симпатию Шекспира к этой личности, загнанной в пучину бед. Первый плен был относительно почётным. С королём обращались уважительно, признавая, хотя бы на словах, его власть. Но война продолжалась - и Генрих VI, вырвавшись из плена, затеял великое примирение. Он организовал долгие переговоры враждующих сторон в соборе Святого Павла в Лондоне. Была устроена торжественная церемония. Главный оппозиционер Ричард Йоркский вёл за руку королеву Маргариту. За ними, тоже парами, шли другие непримиримые враги. Определённых успехов удалось достигнуть. Примирение продлилось почти три года, с октября 1456-го по сентябрь 1459-го. Современный исследователь В.В. Штокмар пишет по этому поводу: «Только слабоумный король мог верить в произнесённые перед алтарём клятвы дружбы». Все было именно так. Ненависть висела в воздухе, а Генрих VI плохо понимал, что происходит. Всем же реально думающим людям было ясно, что события будут иметь страшное продолжение. К октябрю 1459 года «великое примирение» изжило себя. Обе стороны были готовы воевать и опять собрали войска. В этот момент Генрих VI сделал последний разумный, хотя и отчаянный шаг: он объявил амнистию всем оппозиционерам, кроме вождей. И враждебная Ланкастерам армия начала таять. Многие предпочли укрыться у себя в имениях. Но в 1460 году королева Маргарита, подавляя отдельные очаги сопротивления, вопреки указу об амнистии, начала политику массовых репрессий против йоркистов.



По стране прокатились страшные массовые казни. Многие оппозиционеры бежали в Ирландию, а значит, к Ричарду Йорку, который там находился. К йоркистам присоединился и будущий Делатель Королей граф Уорик, которому предстояло в ходе Войны Роз организовать и провести две коронации. Поддержка со стороны Уорика была исключительно важна, потому что он был комендантом Кале - неприступной морской крепости, последнего английского владения во Франции. Гражданская война возобновилась и сделалась ещё более ожесточённой. Когда сторонники Ланкастеров захватывали город, всем лидерам йоркистов отрубали головы и выставляли их на всеобщее обозрение. А если потом в город вступали оппозиционеры, их предводители снимали с пик головы своих близких, целовали их и предавали земле, а на их место водружали головы казнённых врагов. Когда же сыну Генриха VI и Маргариты Эдуарду исполнилось семь лет, мать стала заставлять его зачитывать смертные приговоры оппозиционерам-йоркистам. Даже видавшие виды современники вздрогнули от этого решения. Вряд ли в истории человечества есть что-либо ужаснее гражданской войны. В июне 1460 года произошла очередная битва взаимоистребительной войны - сражение при Нортгемптоне.



По словам свидетелей, сердце разрывалось при виде того, как англичане уничтожали англичан. Поле было усеяно сотнями трупов. Ланкастеры вновь потерпели поражение, а Генрих VI опять оказался в плену. С ним, безумным, перестали почтительно обращаться. В результате переговоров победивших йоркистов с разбитыми ланкастерцами 25 октября 1460 года было принято решение о том, что он останется королём до конца жизни, а его наследником, принцем Уэльским, станет Ричард Йорк. О принце Эдуарде будто забыли. Генрих согласился на всё, «дабы прекратить пролитие христианской крови», как писали современники. Это вполне христианское и гуманное заявление принято считать проявлением безумия. Да были и реальные признаки душевной болезни короля: когда оглашалось решение о наследнике короны, король смеялся и разговаривал сам с собой.



Маргарита в переговорах не участвовала: после поражения она бежала и в очередной раз собирала войска. Ей пришлось обратиться за помощью к французскому королю Людовику XI, и она добилась его поддержки, заложив, по слухам, Кале.
Как пишут источники, Генрих VI опять согласился на всё, дабы прекратить пролитие христианской крови. Почему-то об этом принято упоминать иронически. Но ведь именно так и было! Генрих VI у Шекспира прямодушен и беззлобен, и есть некие основания в источниках так о нём думать. Но он игрушка в руках властолюбцев. Да, несчастнейшая игрушка! В 1460 году на ход истории повлияла великая случайность: в одном из сражений был убит лидер оппозиции Ричард Йоркский. Правда, оппозиционеров это не остановило. Граф Уорик предложил сделать наследником престола сына Ричарда - Эдуарда, графа Марчского. Молодой человек был красив, отважен в боях. Эти качества ценятся во все времена, а в Средние века были определяющими в оценке личности. В конце концов, сын Ричарда Йорка был коронован как король Эдуард IV. Он очень старался расположить к себе английскую знать и горожан. Щедро раздавал поместья за счёт конфискованных владений Ланкастеров, поощрял развитие торговли, в том числе с Францией. Парламент признал его законным наследственным правителем Англии, объявив Ланкастеров узурпаторами.



В Войне Роз наступила временная передышка. Низложенного Генриха VI Маргарите удалось увезти в Шотландию. Но через некоторое время он исчез. Каким-то образом, вернувшись в Англию, он бродил по стране, никем не узнаваемый, иногда находя приют у оставшихся редких друзей. По слухам, его сопровождали два капеллана. Он не претендовал на власть, напротив, он прятался. У Шекспира есть сцена, когда Генрих VI встречает смотрителя леса и тот, не узнавая его, говорит: «Кто ты, толкующий о королевах и королях?». И Генрих отвечает: «Я больше, чем кажусь, и менее того, чем я рождён; и всё ж я человек - ведь меньшим быть нельзя мне. Все говорят о королях, я - тоже». Конечно, в этих словах отразились гуманистические взгляды самого Шекспира. Но вовсе не случайно они вложены в уста несчастнейшего из правителей рубежа Средневековья и Нового времени. В 1466 году некий монах узнал Генриха VI и донёс на него. Безумец был схвачен. Его привезли в Лондон и провели по улицам, больного и беспомощного, в чужом платье, выказав ему всяческое презрение, и поместили в Тауэр, где он пробыл пять лет.



Война продолжалась. Эдуард IV мало чего добился в политике. Как и следовало ожидать, со временем он рассорился с излишне энергичным Ричардом Уориком. Тот переметнулся на сторону Ланкастеров. И сразу же вспомнил, что в Тауэр заточён законный король. Эдуард IV бежал из Англии, а многострадального Генриха VI в 1470 году извлекли из Тауэра, по словам одного из современников, «как мешок с шерстью», бесчувственного ко всему, и ещё раз короновали. При этом зарвавшийся Уорик отрядил себе должность, поразительно цинично названную, - заместитель короля. Да и вряд ли Генрих VI сознавал, что на несколько месяцев вновь оказался королём. Через несколько месяцев, в апреле 1471 года, Уорик был убит в битве с войсками Эдуарда IV. Случилось это, можно сказать, буднично: он не успел вскочить на коня и пришпорить его. 21 мая молодой король высадился в Англии и вновь короновался. Генрих VI был возвращён в Тауэр, где через день-два, а по другим данным, через несколько часов, умер. Как было официально объявлено, «от меланхолии и расстройства». Он навсегда остался символом безграничного и бессмысленного трагизма гражданской войны.

Шекспир принимает другую версию конца Генриха VI, он предлагает в конце своей третьей трагедии сцену убийства Генриха VI, которую совершил один из новых участников Войны Роз, один из претендентов на корону, которую он на время получит, Ричард Йоркский, младший брат Эдуарда IV, герцог Глостерский. Этот человек станет королём, он на время будет у власти. Его крушение завершит Войну Роз, его сменит на престоле первый Тюдор под именем Генриха VII. Молва упорно приписывала Ричарду III самые ужасающие человеческие качества. В чём-то историки согласны с этой молвой, в чём-то нет. Шекспир принимает самую худшую для Ричарда III версию и выводит его в сцене, где он якобы лично убивает Генриха VI. Последний разговор между ними очень характеризует эти шекспировские оценки. Генрих VI, который с детства был набожным, прилежным, добродушным, потом стал миролюбивым, пытался искать мир, потом сошёл с ума от этого самого мира – это один полюс в этом разговоре. А второй полюс – будущий Ричард III, пока герцог Глостерский, который соединит в своей натуре всё самое отвратительное, что может быть присуще личности, рвущейся к власти. Герцог Глостерский входит в камеру, где сидит Генрих VI и читает книгу. «Привет, милорд, вам! Как! Вы всё за книгой?» Король Генрих:
«Да, добрый лорд... "Милорд" - сказать бы надо. Льстить - грех, а словом "добрый" я польстил. Ведь "добрый Глостер" или "добрый дьявол" - Одно и то же, и равно нелепо. Итак, ошибся я: не "добрый лорд"».



Оценка будущего Ричарда III, этого отпетого злодея, несчастным, трагически гибнущим Генрихом VI. И, наконец, Шекспир вкладывает в уста Генриха VI, опять порицание версии безумца, слова совсем не безумные. Он говорит, понимая, что Глостер пришёл его убить, что он прокладывает себе кровавую дорогу к трону. Обречённый Генрих VI словами Шекспира говорит следующее:
«Когда рождался ты, сова кричала, безвременье вещая, плакал филин,
Псы выли, ураган крушил деревья, спустился на трубу зловещий ворон,
И хор сорок нестройно стрекотал. И мать твоя, хотя страдала больше,
Чем матери другие, родила себе отрады меньше, чем должна бы, -
Бесформенный, уродливый комок, на плод такого древа непохожий.
С зубами ты родился в знак того, что в мир пришёл, чтобы терзать людей».
Вот эта версия из молвы, что Ричард III от рождения был уродом, горбатым и даже родился с зубами, рисовала Ричарда, уже зная, какие злодейства он совершил. Для Шекспира – это способ передать словесно своё мнение о преступлениях, о безжалостности, о жестокосердности, свойственной особенно тем, кто бьётся за власть. На Генриха VI в младенчестве короны упали и были большим несчастьем в его жизни. Ричард III за корону начинает биться, в заключительной сцене он убивает этого несчастного безумного короля. Дальше борьба за власть вступит в другую фазу, а последняя страница этой несчастливой трагической жизни закончена.




Продолжение про Ричарда III
Генриха V
Из лекций Наталии Басовской
Tags: ЖЗЛ, Шекспир, короли
Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments