Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Category:

Ад пуст. Все бесы здесь

Словам моим внемлите, люди!
Убить может каждый того, кого любит.
Кто-то творит это взглядом,
Кто-то - и словом, наполненным ядом.
Трусы разят поцелуем,
Смелые - острым клинком сердце рубят.
Кто-то сражён будет в юности,
Кто-то по случая воли - лишь в старости.
Одни из-за тленных трудностей,
Другие - в порыве страстей, но без ярости,
Убьёт ножом милосердный –
Ведь от ножа убиенный остынет быстрее.
Кого-то - долгая любовь, кого-то - короткая...
Кого-то продадут, а кого-то и купят.
Кто-то, убивая, прольёт слезы горькие,
Иные же и глазом не моргнут - погубят.
Убить может каждый того, кого любит...
                                                       ЭЗЕЛЬ



Продолжение
Начало: про Генриха IV , Генриха VI

Ричард III – реальный исторический персонаж, правитель, король Англии во второй половине XV века и один из наиболее ярких героев трагедий Шекспира. Трагедия «Ричард III» - одна из самых знаменитых в творчестве гения. Его реальная жизнь дала богатый литературный и исторический материал для Шекспира. Сначала фактические данные об этом короле. Он прожил всего 33 года, правил Англией очень недолго, чуть больше двух лет. Он представлял на английском престоле династию Йорков – самую короткую в истории этой страны. Она, в сущности, состояла из двух правителей: Эдуарда IV, старшего брата Ричарда III, который был явным узурпатором, он низложил Генриха VI Ланкастерского, этого несчастнейшего из представителей дома Ланкастеров. И был некоронованный сын Эдуарда IV, Эдуард V – ребёнок, погибший в возрасте 12 лет, но об этом чуть позже. И Ричард III, который всего 2 года представлял Йорков на английском престоле.



Его очевидно сомнительный приход к власти, казни и убийства – реальные, исторически подтверждённые, брата Кларенса, племянников, убийства детей – всё это дало почву для сгущения красок в памяти потомков. Его начали считать горбуном от рождения, а горбатым он не был. Одна рука короче другой – да, одна рука была с детства менее развита, но всё это усиливается в художественных произведениях, посвящённых ему. Сложилась даже версия, что он родился с зубами во рту. Какой прекрасный суперматериал для гуманиста Шекспира! Для того чтобы под микроскопом своего художественного гения разглядеть природу злодейства. Всё это скажется в его поздних шедеврах. Трагедия «Ричард III» была написана сравнительно рано. В 1597-м она впервые опубликована, Шекспиру 33 года, как и Ричарду, когда он погиб. Писал он её в 28-29 лет, во всяком случае, это молодой Шекспир.



Первое издание этой трагедии имело название поразительное и очень отражающее эпоху. Вот как называлась она в конце XVI века: «Трагедия о короле Ричарде III, содержащая его предательские козни против брата его Кларенса, жалостное убиение его невинных племянников, злодейский захват им престола со всеми прочими подробностями его мерзостной жизни и вполне заслуженной смерти». Целая характеристика эпохи, которая в виде аннотации даёт название трагедии – это должно увлечь и заинтересовать зрителя. Считается, что «Ричард III» - самая популярная на театральных подмостках трагедия Шекспира - её ставили и ставят бесконечно много.









Какими источниками пользовался Шекспир при написании этой трагедии? Это «Хроника» Холиншеда, а его предшественником был хронист Холл – это серьёзный и надёжный материал. Правда, с момента смерти Эдуарда IV Холиншед включил в своё повествование труд Томаса Мора, который написал произведение под названием «История Ричарда III».





Холиншед перевёл его с латыни на английский и включил в своё произведение. Томас Мор, великий гуманист, замечательный исторический персонаж, канцлер зловещего Генриха VIII из династии Тюдоров.



Это будет примерно через 100 лет после событий, о которых идёт речь, но очень близко к Шекспиру. Томас Мор был казнён Генрихом VIII, а Генрих VIII – отец Елизаветы I, при которой жил Шекспир. То есть, все эти события интересны и важны для Шекспира не только чисто художественно. В произведении Томаса Мора Ричард III – коронованный изверг, чудовище на троне. Труд был не завершён, однако в нём было много обличающего Ричарда материала. Почему Томас Мор так описал Ричарда III, сгущая по возможности всё худшее, что о нём можно было сказать? Мору о нём рассказывал некто кардинал Джон Мортон, потом канцлер Генриха VII, отца Генриха VIII, придворный человек.



А Томас Мор вырос в доме этого Мортона и наверняка мог в раннем возрасте слышать его рассказы, в том числе, о Ричарде III. Мортон был врагом Йорков, горячим сторонником Ланкастеров и, конечно, принимал Тюдоров, при которых уже жил в то время, когда Томас Мор рос в его доме. В итоге Ричард у Томаса Мора – это какой-то хрестоматийный суперзлодей. У Томаса Мора Ричард, став уже королём, пройдя кровавый страшный путь к своей короне, отдаёт приказ убить малолетних племянников, сидя на унитазе, как сказали бы мы сегодня. Эта подробность едва ли связана с реальностью, Мор просто хочет обрисовать его настоящим чудовищем. Шекспир принимает именно эту версию. Ричард III сам о себе устами Шекспира говорит:
«Меня природа лживая согнула и обделила красотой и ростом.
Уродлив, исковеркан и до срока я послан в мир живой; я недоделан,
Такой убогий и хромой, что псы, когда пред ними ковыляю, лают.
Чем в этот мирный и тщедушных век мне наслаждаться?
Решился стать я подлецом и проклял ленивые забавы мирных дней».



Хорош автопортрет? Шекспир даёт заявку на то, что этот человек полон комплексов неполноценности, неудовлетворённости, в нём есть почва для злобности, что объясняет его последующую страшную жизнь. Какой же она была в реальности? Отец Ричарда III – герцог Ричард Йоркский, родственник правящего дома, представитель ветви Йорков. В сущности, он начал войну Роз, гибель Ричарда III закончит эту войну. А отец его начал войну Йорков против Ланкастеров, битву за корону. Он мечтал о короне, Ричард Йоркский, она ему почти досталась, он даже был объявлен протектором королевства при больном несчастном безумном Генрихе VI, но королём так и не стал, но призрак короны всю жизнь витал вокруг личности отца нашего персонажа.

карл 7 коронация_resize.jpg

Мать Сесилия Невилл из высшей английской знати.



И старший брат его Эдуард так и стал королём в 1461 году.



Ричард одиннадцатый ребёнок в семье и четвёртый по счёту сын, остальные – дочери. Какой материал для Шекспира! Как сумел он в будущем показать, как мучаются дети восьмые, десятые, незаконнорождённые. Почему я восьмой или шестой, почему всё достаётся старшему, а он глупее меня и так далее, а он одиннадцатый и четвёртый сын! То есть, шансов пробиться на самый верх, к которому так стремится вся эта английская знать в эпоху войн, шансов-то у него никаких. А он станет королём, и это материал для Шекспира! Детство будущего Ричарда III полностью пришлось на войну Роз. Он родился в 1452-м за год до условной границы окончания Столетней войны с Францией и за три года до начала войны Роз – великой гражданской войны в Англии.



Его отец Ричард Йоркский, потомок Эдуарда III, внук по линии пятого сына Эдуарда Эдмунда по женской линии из рода Лайонелла, третьего сына Эдуарда III. Вот такая династическая путаница и династические корни притязаний на корону. Итак, ему было три года, когда его отец начал войну Роз, развязал гражданскую войну в Англии, войну знати, которая имела немало причин. В частности неудачное окончание Столетней войны и появления в Англии массы вооружённых людей, которые утратили своё основное занятие, а так же тех людей, которые потеряли завоёванные во Франции владения. Ричарду было восемь лет, когда его отец Ричард Йоркский был убит в одном из сражений войны Роз в битве при Уэйкфилде.







Можно не сомневаться, что к этому возрасту ему уже много лет рассказывали, как его отец был близок к трону. Рассказывали о том, что 10 августа 1453 года злосчастный король Генрих VI впал в безумие, что через два месяца королева Маргарита родила сына этого безумца – наследника, который так и не станет королём. Младенец не правитель! Кто же будет править страной? Рассказывали о том, что в феврале 1454-го Ричард Йоркский уже стал наместником безумного короля, а затем протектором. Но в декабре того же 1454-го Генрих VI, безумный король вдруг пришёл в себя. И Ричард Йоркский, чьи руки уже были протянуты к короне, он её почти держал и готов быть надеть на свою голову, утратил эту перспективу и начал войну против соперников, которых он называл врагами короля, а, в общем, войну за корону. Итак, Ричарду было восемь лет, когда был убит его отец. Это сопровождалось такими жестокостями, которые случаются именно во время любых гражданских войн. Головы отца Ричарда – Ричарда Йоркского и его 17-летнего брата - графа Ратленда после смерти были отрублены и выставлены над воротами города Йорка на копьях. На голове отца была корона из золочёной бумаги – в издёвку, победившие в этот момент Ланкастеры, так надругались над покойным.



И призрак вот этой короны, которую чуть не получил реальную его отец и которую издевательски враги изготовили из бумаги и надели на его отрубленную голову - могло ли это не сказаться на психике и судьбе мальчика, которому пока восемь лет? Борьба продолжалась, король Генрих VI был бессилен, гражданская война разгоралась всё ярче и ярче. В марте 1461 года йоркисты, казалось бы, одержали победу, Генрих VI низложен и коронован брат Ричарда – Эдуард IV.





В это время будущему Ричарду III было девять лет, когда его брат Эдуард занял Йорк, снял с городских ворот головы убитых родственников и заменил их головами ланкастерцев. Все эти ужасы ребёнок видел, но брат стал Эдуардом IV в возрасте 19 лет и дал своему младшему, девятилетнему Ричарду, будущему Ричарду III, титул герцога Глостерского. У Шекспира в трагедии «Ричард III» он чаще всего называет его Глостер. Как прошла юность будущего персонажа Шекспира Ричарда III? Он служил брату, королю Эдуарду IV, рано начал воевать, невысокий ростом, бесконечно тренировался с мячом и добился того, что мышцы правой руки у него были развиты так сильно, что кто-то прозвал его «горбатым». Он не был горбатым, у него была с детства недоразвита левая рука, как говорили «иссохшая», а из-за развитой правой руки он выглядел горбатым. Мы знаем такого персонажа в нашей Новейшей истории – у Сталина была «сухая» рука, что не мешало ему лепить из себя образ героя. Итак, Ричард – младший брат короля, герцог Глостерский – проявляет преданность своему коронованному брату, смело и отважно участвует в сражениях, разделяет судьбу брата в 1470 году, когда Эдуард IV был временно низложен.
Уорик, знаменитый «Делатель королей» временно вернул злосчастного Генриха VI из Тауэра, а 18-летний Ричард бежал вместе с Эдуардом IV, временно низложенным братом, в Голландию IV. В результате в июне 1482 года брат король назначил 30-летнего Ричарда командовать армией в Шотландии, в стране, которая всегда была очень важна для английского королевства.



Этот северный сосед был опасен, потому что не поддавался английскому прямому управлению, стремясь сохранить независимость. И вот Ричард был послан во главе десятитысячной армии с официальной целью: вызволить шотландского короля Якова III, которого бароны тоже низложили и заточили, а на самом деле, конечно, усилить влияние Англии в Шотландии и вернуть пограничную крепость Берик между ними. В августе 1482 года Глостер с триумфом во главе своего войска вступил в Эдинбург, провёл удачные переговоры и со славой вернулся в Англию. Брат король осыпал его наградами, Ричард получил много титулов и владений. Помышлял ли он в это время уже о королевской короне, о том, чтобы стать правителем Англии? У Шекспира – да, возможно и в реальности, так как король на глазах дряхлеет. Эдуард IV, которому было только к сорока годам, был рабом своих страстей: много пил, чрезмерно увлекался прекрасными дамами. В итоге было видно, что он нежилец, вот-вот может покинуть этот мир, а его наследник – малолетний сын, которому всего 12 лет. Правда, есть ещё средний брат: между Эдуардом IV и будущим Ричардом III Глостером есть Георг герцог Кларенс.



Но в 1478 году он был казнён или убит по приговору парламента, который явно исполнял волю короля Эдуарда IV. Казнён брат, в чём дело? Это целая замечательная история, которую тоже следует вспомнить. Итак, возраст герцога Кларенса между правящим королём Эдуардом IV и Ричардом герцогом Глостерским. По натуре он похож на короля: гуляка, пьяница, охотник за дамами, и король видит в нём опасность. А Кларенс даёт повод для обвинения: он объявил, что служанка отравила его жену Изабеллу Невилл, которая вдруг внезапно скончалась, и сам без всякого суда казнил эту служанку. А в Англии в XV веке были уже вполне действующие законы и казнь без суда, совершённая даже родным братом короля, не вызвала в обществе спокойной реакции. И больше всего разволновался король, ладно бы он сам что-то совершил, но брату это недозволенно. А тут Кларенс совершает ещё один поступок, он приказал опять без королевского суда повесить некоего Джона Тарсби, который якобы отравил его маленького сына. Какие-то дикие, даже для позднего Средневековья, истории. Король впал в бешенство, Кларенс был обвинён в измене – тогдашнее название для последующего «враги народа». Ему приписали все возможные грехи, заточили в Тауэр и утопили там в бочке с мальвазией.



У Шекспира всю эту интригу осуществил будущий Ричард III хитросплетениями, ловкостью, невозможной хитростью. Он якобы подтолкнул Эдуарда IV к тому чтобы казнить Кларенса. Правды никто теперь не знает, но казнь Кларенса тем не менее сократила путь Ричарда к короне. Дети Кларенса – это потомство предателя, как пишут современники. Итак, призрак короны к Ричарду существенно приблизился на целый важный шаг. 9 апреля 1483 года свершилось ожидаемое – скончался король Эдуард IV, Ричарду 31 год. Логика двора проста: королём будет сын скончавшегося короля Эдуард под именем Эдуарда V – это мальчик 12 лет, а регентшей – королева Елизавета.





Сколько же можно ждать корону? Нет места Ричарду! И пока он делает вид, что всё принимает, объявив о своей верности юному королю. Он ещё не коронован, но традиция такова: отец умер, в ту же минуту провозглашают королём его сына: «Король умер – да здравствует король!» Глостер объявил, что он будет верен юному королю, своему племяннику, приказывает чеканить монету с изображением будущего Эдуарда V. Одновременно Ричард ведёт на Лондон войско – преданные ему войска с севера Англии. Лондон и двор думают, что, наверное, он хочет быть регентом, и они не возражают, потому что королева непопулярна в Англии, пусть станет регентом при юном племяннике. На 22 июня 1483 года назначена коронация малолетнего принца Уэльского Эдуарда, то есть Эдуарда V. Но 19 мая Ричард отправил малолетнего короля с его братом в Тауэр под предлогом обеспечения их безопасности.







До этого он сделал ещё много шагов, которые изобличают в нём человека рвущегося к власти. Он разогнал свиту маленького короля, приказал арестовать самых преданных ему людей, созвал королевский совет и вдруг обвинил королеву Елизавету, вдову покойного Эдуарда IV, в том, что это она вместе с бывшей любовницей покойного короля навела на него порчу, из-за которой у него высохла левая рука. Он всем демонстрирует свою руку с ещё детским изъяном и говорит такие страшные вещи: «Это порча… это королева…». Он бьётся за то, чтобы двор и парламент не доверили королеве регентство. Один из тех, кто присутствовал при этих обвинениях, лорд Гастингс уклончиво высказался относительно виновности Елизаветы и бывшей любовницы Эдуарда, Джейн Шор: «Их следует наказать, если они виноваты». Будущий Ричард III впал в такое бешенство, что приказал своим людям тут же схватить Гастингса - его вытащили во двор и обезглавили.

Всё! Кровавая дорога открывается перед этим человеком! Об этой кровавой дороге замечательно скажет Шекспир: «А пока Лондон забит вооружёнными людьми Ричарда Глостера. Город смятений, как пройдёт коронация? Ведь намечена коронация маленького Эдуарда!» И тут в реальности и у Шекспира тоже, вдруг епископ Батский Роберт Стивенгтон сообщает публично, что юный король Эдуард V – незаконнорождённый. Сенсация! Епископ заявляет, что его отец, покойный король, был обвенчан или помолвлен с другой до брака с королевой Елизаветой, а значит дети покойного короля и Елизаветы Вудвилл – незаконнорождённые дети. В Лондоне страшное смятение, собирают горожан, там появляется Глостер, подтверждая, что в таком случае нельзя короновать юного Эдуарда. Эту сцену Шекспир описал так, что невольно вспоминается А.С.Пушкин: «Народ безмолвствует!» Ричард видимо рассчитывал, что ему тут же предложат корону, но олдермены молчат. Через два дня один из близких сторонников Ричарда Глостерского, Герцог Бекингем снова собирает олдерменов, призывает мэрию Лондона и уговаривает их просить Ричарда принять корону – они молчат.



Но затесавшиеся в толпу люди Глостера начали выкрикивать: «Ричарда – королём!» - этого достаточно. Он любезно соглашается и 6 июля 1483 года состоялась коронация Ричарда III и его жены Анны Невилл.





В драме Шекспира есть знаменитая сцена, где Ричард Глостерский проявляет невероятную дерзость, изворотливость, соблазняя эту Анну Невилл, невестку несчастнейшего Генриха VI Ланкастерского, вдову, её муж погиб в пламени этих войн. Это ярчайшая сцена обольщения, в которой видно, что никакой он не урод, не горбун, что он очень яркая, сильная, но злодейски окрашенная личность. Через короткое время после коронации совершается величайшее злодейство, которое история и Шекспир дружно приписывают Ричарду III, ставшему королём. В Тауэре задушены принцы, племянники Ричарда – несостоявшийся 12-летний Эдуард V и его 10-летний брат Ричард Йоркский. Есть много специалистов, которые высказывают сомнение, что это злодейство свершилось – прямых доказательств нет. Шекспир не сомневается и народная молва не сомневалась. В XVII веке в Тауэре при очередном ремонте где-то под лестницей были найдены останки детей. Современники говорили, что сначала их видели играющими во дворе Тауэра, потом они исчезли.



История этого злодеяния сделала репутацию Ричарда III неотвратимой, безнадёжно погубленной. Как ни сравнить эту историю с темой Бориса Годунова и царевича Дмитрия? Есть злодеяния, которые общественное мнение не прощает - таковым было убийство этих детей. В трагедии «Ричард III» у Шекспира убийцей является некто Тиррел, он упоминается и в хрониках. Именно ему Ричард III после коронации, уезжая из Лондона, приказал передать на день ключи от Тауэра. Спрашивается, для чего? Видимо, он причастен к этому убийству. И вот что говорит убийца в трагедии словами Шекспира, вложившего свои мысли, чувства и ощущения от этой кровавой драмы в уста Тиррела:
«Кровавое свершилось злодеянье, ужасное и жалкое убийство,
В каком ещё не грешен был наш край! Дайтон и Форрест, купленные мною,
Чтоб в бойне жесточайшей поработать, два стервеца, два кровожадных пса,
Мне говоря о жалостном убийстве, растроганные, плакали, как дети.
"Вот так, - сказал мне Дайтон, - дети спали". - "Так, - Форрест перебил, - обняв друг друга
Невинными и белыми руками. Их губы, как четыре красных розы
На летней ветке, целовались нежно. Молитвенник лежал на их подушке;
И это всё во мне перевернуло; но дьявол..." - тут мой негодяй замолк,
И Дайтон продолжал: "Мы задушили сладчайшие, нежнейшие созданья,
Которые природа сотворила". Раскаяньем и совестью терзаясь,
Они умолкли; я оставил их. Весть королю кровавому принёс я. Вот он идёт».



Конечно, это мысли Шекспира. Убийцы, рассуждающие о белых ручках детей и губках, целующихся как красные розы – это невозможно - это слова великого художника. И затем он вкладывает в уста самого Ричарда как бы приговор самому себе. Когда по Лондону пошли слухи, что, приказав убить племянников, он хочет ещё и жениться на их родной сестре, Ричард говорит:
«Дочь брата в жены я себе возьму, а то мой трон - на хрупком хрустале.
Зарезав братьев, на сестре жениться! Неверный путь! Но нет уже помех.
Я в кровь вошёл, и грех мой вырвет грех; и слёзы жалости мне не идут».



Итак, облик образцового злодея Шекспиром сформирован. Злодей Ричард III и реальный, и шекспировский, так рвавшийся к короне, правил очень недолго, всего два года. При этом его правление было покойным – это ещё мало сказать. Гражданская война продолжалась, постоянно возникали заговоры, с которыми он вынужден бороться, ползут слухи об убийстве юных принцев в Тауэре, возникает идея борьбы за их освобождение, так как появилась версия, что они живы - то есть, его трон всё время шатается. В октябре 1483 года был раскрыт заговор и подготовка мятежа во главе с бывшим ближайшим соратником Ричарда, тем самым герцогом Бекингемом, который помогал ему захватить корону. Бекингем казнён, но у оппозиции Ричарду появляется новый лидер и очень опасный – это Генрих Тюдор, будущий король Генрих VII, дед Елизаветы I, при которой живёт и творит Шекспир.




По линии матери он потомок Джона Гонта, четвёртого сына Эдуарда III Плантагенета. И вот он высаживается в Англии со своими сторонниками при явной поддержке Франции, желающей добить своего столетнего соперника - английское королевство. Всё это приводит, в конце концов, к падению Ричарда, но прежде всё-таки о его правлении. Его правление наряду с мятежами и заговорами было причудливым сочетанием откровенного деспотизма с некими популярными мерами. Он объявил амнистию после коронации, приказав освободить всех узников из темниц. Это, конечно, замечательно – освободить всех, но главные то уже казнены, кого надо уже убили. Он боролся с произволом на местах, сказали бы мы сегодня, запретил, например, добровольные пожертвования чиновникам, словом, откровенную коррупцию на местах. Он упорядочил местное судопроизводство, он принимал экономические меры протекционистского характера в поддержку английской торговли, английских купцов-производителей. Всё это кажется таким позитивным, но опять вспоминается «Борис Годунов» Пушкина: «Они ж меня, беснуясь, проклинали!» Борис Годунов родился ровно через 100 лет после Ричарда III, правил дольше, чем Ричард, фактически с 1584 года, а как царь, коронованный правитель – с 1598 по 1605 год. И остался в памяти народной, как это ярко показал А.С. Пушкин, что бы он ни делал, убийцей царевича Дмитрия. Вот и Ричард – убийца малолетних племянников. Никакие меры: политические, юридические, экономические не помогают, он во мнении народном – злодей. Злодей, но не трус, конец его жизни – знаменитая битва при Босворте, которой и заканчивается трагедия Шекспира. В этом сражении он проявляет отчаянную личную храбрость. У Шекспира он окрыляет своих сторонников такими словами:
«Да не смутят пустые сны наш дух: ведь совесть - слово, созданное трусом,
Чтоб сильных напугать и остеречь. Кулак нам - совесть, и закон нам – меч».
И знаменитая шекспировская реплика: «Коня, коня, полцарства за коня!» В реальности он сражался на коне, сражался до последнего, отчаянно, но в итоге получил удар мечом, который при этом разрубил его корону. Он настолько последовательно хотел уйти из жизни королём, что на нём была корона.



Повреждённую корону нашли после окончания сражения в кустах на поле боя и тут же на этом поле при Босворте надели её на Генриха VII Тюдора. Обнажённое тело Ричарда проволокли по улицам городка, останки сначала захоронили в церкви монастыря Грейфрайерс, потом извлекли и выбросили в реку. Это был конец войны Роз, это был конец длительной братоубийственной гражданской войны в Англии, и это было начало английского абсолютизма. А для Шекспира - это трагедия и история жизни этого правителя, возможность погрузиться в страшные глубины человеческой души, возможность показать, как опасно тираническое правление, ведь это эпоха Возрождения. И в эту эпоху гуманисты, к коим, безусловно, причисляется Шекспир, мечтали о просвещённом гуманистическом правителе. Мечтали видеть такого в лице Генриха VIII, такой хотели видеть Елизавету. И, возможно, эта трагедия с одной стороны погружение Шекспира в извивы и тёмные уголки человеческой души, а ещё – это назидание, это попытка подсказать правителям, при которых живёт автор – не будьте такими, посмотрите, что делает с судьбой и жизнью человека безмерная, безумная жажда власти.



P.S. Итак, останки Ричарда III, как считалось, выброшены в реку Суар. Существовала, однако, и другая версия, согласно которой на территории разрушенного монастыря в Лестере был разбит сад, а над могилой Ричарда установили небольшой памятник, исчезнувший, однако, ранее середины XIX века. Раскопки начались только в 2012 году, и практически сразу увенчались неожиданным успехом. После проведённой генетической экспертизы, в феврале 2013 года было объявлено, что останки действительно принадлежали Ричарду III.





Исследование показало, что скелет Ричарда III сохранил следы одиннадцати ранений. Смерть наступила в результате одного из двух смертельных ранений головы. Английскими специалистами по костным останкам была сделана реконструкция внешнего вида короля. При этом карликом Ричард III не был - его рост составлял 173 сантиметра, с учётом сколиоза несколько ниже. Не имел Ричард III и горба, хотя действительно страдал от сильной сутулости. После идентификации останков в Лестере прошли пятидневные траурные мероприятия по прощанию и захоронению Ричарда III.



















Гроб из дуба для короля изготовил потомок короля в 17 поколении Майкл Ибсен,



актёр Бенедикт Камбербэтч, также потомок Ричарда, прочёл стихотворение во время церемонии.











Окончание про Генриха V
Использован материал из Википедии и лекций Наталии Басовской

Tags: ЖЗЛ, Шекспир, короли
Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments