Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Categories:

Пиршество духа

Кто-то лелеет мечту о жизни богатой,
Пышность кому-то нужна, высокое званье,
Нужно на площади шумной роскошное зданье,
Рядом богатство всегда с нуждой и утратой.
Лучше зелёный лужок с травою несмятой,
Возле купальни ручья не молкнет журчанье,
Птичка, зовущая пару свою на свиданье,
Тихим дождём усыплён любитель завзятый.
Через тенистые рощи взобрался я в горы,
Диких зверей наблюдал бег неустанный,
Нимфа-трусиха плясала какую-то пляску.
Здесь, на высокой скале озираю просторы,
Падают с неба лучи красы несказанной,
Мне заслоняют они городскую и сельскую сказку.
                                                      Лоренцо Медичи




Лоренцо Медичи, Лоренцо Великолепный – правитель Флоренции, человек, прославивший её в веках. А что мы знаем о нём? Хотя его пример мог бы послужить и к пользе нашего отечества. Римский папа, узнав о его смерти, сказал: «С уходом Лоренцо закончился мир во Флоренции». Природа по-своему отозвалась на это событие: молния с такой силой ударила в купол церкви Санта Репарата, что обрушилась часть храма. И Никколо Макиавелли, человек строгого ума и не склонный к восторгам, младший современник Лоренцо, написал в своей «Истории Флоренции»: «Никогда ещё не только Флоренция, но и вся Италия не теряла гражданина, столь прославленного своей мудростью и столь горестно оплакиваемого своим Отечеством. И небо дало весьма явные знамения бедствия, вызвав всеобщее изумление и ужас».



И несмотря на такую всеобщую любовь, признание, славу у Лоренцо всегда были враги. Против него составлялись заговоры, на его жизнь дважды покушались. Это был человек, который вызывал споры, хотя любая значительная личность не может быть однозначной. К Лоренцо это относится в полной мере. Но для того чтобы это понять, надо иметь представление о его времени. В XV веке большая часть городов-государств Италии в какой-то мере играла в античность, в чём-то реально к ней возвращалась. Эта тяга к античности отразилась прежде всего в устройстве этих вольных городов. Так сложилось, что на протяжении всего Средневековья в Италии не было единого, тем более жёсткого правления. Когда-то в советских учебниках истории это рассматривалось как бедствие, ведь централизованная, мощная власть считалась – да и сегодня считается – высшим благом. Но при ней никогда не бывает такого духовного расцвета, такого взлёта культуры, какое было в Италии во времена античности и в эпоху Возрождения. Тут уж что-нибудь одно. Трудно сказать почему, но Италия первой в Западной Европе почувствовала приближение Нового времени.



Развитие того, что потом назовут капитализмом, здесь началось очень рано. В 1378 году во Флоренции произошёл бунт черни – чесальщиков шерсти, которые назывались чомпи. И бунт этот в высшей степени похож на первые выступления рабочего класса, которые произойдут в Европе много позднее. В городах-государствах Италии очень рано произошла дифференциация. Образовалась верхушка – богатая и уже по-своему знатная в городском масштабе, которую стали называть патрициатом. Медичи были финансистами и по праву принадлежали к ней. Сегодня их прозвали бы олигархами, но ведь и олигархи бывают разные. Та эпоха породила особенных олигархов – банкиров, стремящихся к науке и искусству. Быть интеллектуалом, заботиться о распространении просвещения было среди них модно. По-хорошему модно то, что делали Медичи, то, что делал Лоренцо – открыл университет и библиотеку во Флоренции, школу – в Пизе.



Дед Лоренцо, Козимо Медичи, умер, когда Лоренцо было 16 лет; авторитет и уважение, каким пользовался во Флоренции Козимо, по наследству перешли не его сыну Пьеро, а внуку. Пьеро был умственно неполноценным, физически больным, в кое-каких изданиях встречается его прозвище – Подагрик. Ничтожный правитель, он не очень долго находился у власти.



После его смерти депутация самых богатых и уважаемых горожан приходит к молодому Лоренцо, ему тогда было 20 лет, и предлагает ему стать первым среди них – приором республики, первым гражданином Флоренции. Они просят его принять на себя ответственность за Флорентийскую республику, позаботиться о том, чтобы в городе-государстве процветали мир и благополучие. Он оправдал их надежды даже более, чем они могли ожидать. Считается, что к началу своего правления Лоренцо уже имел прозвище «Великолепный». Сохранилось даже предание, многое объясняющее в характере этого человека. Будучи подростком, Лоренцо получил в подарок от сицилийской родни лошадь. В ответ он преподнёс им нечто более ценное и на вопрос, к чему такой дорогой подарок, отвечал: «На свете нет ничего более достойного, чем превосходить других в щедрости». Это станет девизом всей его жизни. Он не скупился в средствах, поддерживая искусство, науки и заражал всех своим личным примером.



Микеланджело, создавая гробницу Медичи, передал ощущение силы и величия Лоренцо, не прибегая, как подчёркивают специалисты, к портретному сходству. Лоренцо был внешне не особенно привлекателен и лишён обаяния. Для любого другого это могло стать причиной серьёзного психологического дискомфорта, но только не для Лоренцо. В меру религиозный, он был отличный семьянин (что, однако не мешало ему увлекаться привлекательными молодыми женщинами), с удовольствием проводил время со своими детьми. Такой облик правителя как нельзя лучше соответствовал ожиданиям формирующейся буржуазии. С детства Лоренцо страстно увлекался древнегреческим, латынью. В юности его настольной книгой была «Божественная комедия» Данте. Он восхищается Петраркой, подражает ему и поклоняется философии Платона. Лоренцо говорил, что прибавил к баснословному состоянию деда 660 тысяч золотых флоринов. Однако существует другая версия, правда недоказанная, что на самом деле он много потратил и, может быть, даже почти разорился. Жизнь его гладкой назвать никак нельзя. Не успел он стать первым гражданином республики, как столкнулся с заговором. На глазах Лоренцо был зарезан его собственный брат. Случилось это страшное событие в 1478 году, и за ним стоял папа римский Сикст IV. Роль пап в это время в Италии была достаточно мрачной. Получив когда-то в VIII веке от Капетингов государство в центре Италии, они его расширяли, укрепляли, удаляя соперников и стремясь к единовластию. Естественно, в Лоренцо папа Сикст IV увидел конкурента и решил задавить его экономически, прекратив ведение своих финансовых дел в банке Медичи и передав все дела конкурентам Медичи в финансовой области, неким Пацци. Те же, в ответ, обязались убить Лоренцо. Местом убийства Лоренцо и его брата Джулиано была избрана церковь. Заговорщики пришли туда с оружием, знаком к убийству должно было быть причастие. Джулиано убили наповал ударом кинжала в горло.




Лоренцо, раненный в плечо, по описаниям свидетелей, не растерялся. На рану он намотал плащ, сделал что-то вроде щита, а здоровой рукой схватил меч и начал обороняться. Тут подоспели друзья, которые его плотно окружили, втолкнули в какое-то внутреннее помещение в церкви и закрыли медную дверь изнутри на засов. Боясь, что кинжал, которым был нанесён удар, отравлен, друзья высосали кровь из его раны и донесли его до дома тесными переулками. Но в это время в город вступили две тысячи наёмников, которых наняли Пацци. Казалось бы, страшная резня и гибель Медичи были неминуемы. Но народ, тот самый народ, угнетаемый, тёмный, переменчивый в своих привязанностях, здесь сказал своё слово. Горожане растерзали большую часть заговорщиков и вступили в бой с наёмниками. Те, не ожидая серьёзного сопротивления, бежали, и власть Медичи была сохранена.



Итак, Лоренцо чуть не погиб. Один из заговорщиков, Бернардо Баранчелло с несколькими приближёнными бежал. И добрался не куда-нибудь, а в Константинополь ко двору султана Магомета II, будучи уверен, что уж там-то скроется. Но у Магомета II к этому моменту были хорошие отношения с Лоренцо: они подписали взаимовыгодный договор, облегчавший торговлю между Флоренцией и Александрией. Султан решил выдать злоумышленника. В цепях его доставили к Лоренцо. Расправа была жестокой: убийца и наёмники Пацци были повешены.





Но жестокость эту понять можно. На глазах Лоренцо зарезали его любимого брата, он сам чудом уцелел. Лоренцо дожил до 1492 года, и многое ещё успел сделать для процветания своей родной Флоренции, но папа предал его анафеме. За что? Не «за что», а «отчего» – от злости, папа почти сошёл с ума от неудачи. В союзе с королём Неаполитанским он объявил войну Флоренции. Всё складывалось плохо для Флоренции, её союзники – осторожные венецианцы не торопились с военной помощью. И тут Лоренцо совершил поступок совершенно поразительный, недооценённый, кстати, современниками. В одиночку он отправился в стан врага – в Неаполь, к королю Фердинанду, чтобы уговорить его заключить мир. Он отправился тайно, никому ничего не говоря, потому что ни друзья, ни окружение его не отпустили бы. Отправился, чтобы стать добровольным заложником. Три месяца Лоренцо пробыл во вражеском Неаполе, рискуя жизнью каждую минуту. Поразительно, но ему удалось найти аргументы и уговорить короля заключить мир. Редкий мир, заключённый в результате уговоров! Его возвращение во Флоренцию было триумфальным. Полициано, великий поэт и лучший друг Лоренцо, не смог пробиться сквозь толпу, чтобы обнять его. По поводу дипломатического триумфа он разразился стихами.



Толпа неистовствовала, ликовала, торжествовала. В эту минуту она обожала своего правителя. Но очень скоро всё было забыто, неблагодарная забывчивость, увы, свойственна людям. В 1481 году на него было совершено ещё одно покушение. Однако друзья были бдительны – они всё время рядом и всё время при оружии. Чем же запомнилось его правление? Для народа это была бесконечная череда праздников. А что же для интеллектуальной верхушки? Это время кватроченто, вершина кватроченто, высшая точка в культуре Возрождения. В это время во Флоренции при Лоренцо Медичи творили Гирландайо и Боттичелли. Юный Микеланджело, подросток, прожил во дворце правителя два года. Увидев талантливого юношу, Лоренцо ввёл его в свой дом и свой круг. Как писали о Лоренцо Медичи современники, каждого, кто отличался талантом и интеллектом, он делал своим домочадцем. И когда Лоренцо умирал в окружении своих родных, за дверью безутешно рыдал юный Микеланджело.

ной_resize.jpg

Лоренцо окружали интеллектуалы. Лидером их был Марсилио Фичино, очень видный гуманист, философ, мыслитель.



В 1469 году в одном из своих трудов философ назвал Лоренцо Великолепным, Magnifico, и с этой приставкой он навсегда остался в истории. Лоренцо Медичи подарил ему виллу, где можно было спокойно работать. Многие поэты получали от него щедрое вспомоществование, благодаря которому и жили. Гениальному Полициано Лоренцо подарил виллу и в дарственной написал: «Для уединения и досуга». Лоренцо жил в великолепном окружении и, как мог, опекал своих приближённых. Он восстановил Академию классических наук в Пизе, поддерживал Платоновскую академию и философов круга Фичино.



Страсть вернуть ту непревзойдённую в интеллектуальном отношении эпоху, какой была античность, временами охватывала Европу. Во времена Платона основной формой деятельности Академии были дружеские собрания-пиры-беседы, которые назывались исимпосионы, или симпозиумы, как мы сказали бы сегодня. Платон очень любил эту форму общения, в которой главным было пиршество духа, роскошь человеческого общения. Интеллект должен был кипеть, это была своеобразная религия интеллекта. Платон умер на одном из таких пиров в день своего рождения 7 ноября, в возрасте 81 года.



Интеллектуалы Флоренции чтили этот день рождения-смерти и всегда отмечали его. Они воспевали добродетель великолепия, которую понимали как готовность жертвовать крупные средства на общественные нужды, и превозносили тех, кто траты эти осуществлял. И так получалось, что вкладывать деньги в развитие города, в сооружение прекрасных построек, тратить их на приобретение картин и статуй, помогать художникам, мастерам, интеллектуалам было в ту эпоху делом чести, совести и достоинства. Так было в античности, к этому стремились во времена итальянского Возрождения.



Возможно, получается слишком идиллическая картина. Лоренцо Великолепный живёт в праздности в окружении друзей, занимается философскими рассуждениями и раздаёт заказы мастерам на создание произведений искусства. Чего стоит знаменитая гробница Медичи, настоящий шедевр! На самом деле всё не так. Кстати, надгробия он не заказывал вообще, оно было создано существенно позже. Он очень много сам писал, был хорошим поэтом. В трудах о литературном творчестве Лоренцо подчёркивается, что если бы не такая величайшая, ослепительная конкуренция его современников, знаменитой триады – Данте, Боккаччо и Петрарки, то, может быть, не затерялось бы его имя среди поэтов этого времени. В юности он увлекался элегическими любовными стихами, откровенно подражая Петрарке, но потом ушёл от подражания и в результате оставил большое литературное наследие. Он написал несколько произведений, где пародируется куртуазная любовь. Предметом обожания и восхищения он избирает … пастуха и очень удачно, остроумно моделирует смешные ситуации, в которые он попадает. Тоскана, безусловно, была центром формирования из «вольгаре» национального языка, и Лоренцо как писатель внёс свой вклад в этот процесс.



Интеллектуальные досуги, по мнению флорентийского правителя-философа, не есть праздность, а форма умственного напряжения. Он написал серьёзный философский трактат «Сельва любви» о гармонии бытия – неба и земли, дня и ночи, весны и осени. Наверное, Микеланджело читал это произведение. И, может быть, его аллегорические фигуры в знаменитой гробнице Медичи, потрясающие своей глубиной и символикой, навеяны трактатом Лоренцо.



Но чтобы понять это, надо заглянуть вперёд. Папа Лев X, которого звали в миру Джованни Лоренцо Медичи и который был вторым сыном Лоренцо Великолепного, был удручён смертью двух своих близких родственников, для возвеличивания которых он постарался на славу. Одному, который был его младшим братом и третьим сыном Лоренцо Великолепного - Джулиано Медичи, он добыл у Людовика XII титул герцога Немурского. Другому, который был его племянником и единственным сыном Пьеро Медичи Подагрика - Лоренцо ди Пьеро, он предоставил титул Герцога Урбинского.



Раз не получилось при жизни прославить род Медичи великими титулами, Лев Х решил сделать это после их смерти. Он задумал соорудить великолепную гробницу в семейной базилике Сан Лоренцо. Микеланджело в это время собирался отделывать фасад этой самой базилики. Но Лев Х решил иначе: отставить отделку и начать сооружать новую капеллу для захоронения великих.



Он не успел осуществить свою задумку, так как тоже скончался. Но его двоюродный брат Джулио, ставший в скором времени папой Климентом VII, убедил Микеланджело взяться за эту работу. Микеланджело, который понимал, что свобода города Флоренция умерла вместе с Лоренцо Великолепным, создал то, что мы теперь видим. Давно замечено, что частица личности художника, его переживаний, его мироощущения даже против желания переходит в его искусство. Был ли у скульптора первоначальный замысел создать то, что, в конце концов, вышло из под его резца или это уже получилось в результате работы? Просто физически ощущается отсутствие гармонии, которая первоначально задумывалась. Микеланджело пригласили увековечить не память достойнейших и любимых им членов клана Медичи - Лоренцо Великолепного и его милого брата Джулиано, а память личностей ничего не значащих в жизни любимой им Флоренции.



«Если Флоренция в течение трёх поколений принимала власть Медичи, силой обстоятельств ставшую наследственной, то только потому, что они импонировали ей своими талантами и заслугами. Они были сильны тем, что их власть не была связана ни с каким определённым титулом, и поэтому никто не мог ни оспорить её, ни упразднить. Они считались первыми людьми Флоренции, потому что все признавали их таковыми и допускали, чтобы они такими и были» - Брион Марсель. Этот период закончился, как закончилось и признание Медичи первыми людьми Флоренции. А капеллу-то надо было создавать, и ваять надгробия, когда всё в тебе сопротивлялось этому. И если скульптурные образы, не имеющие никакого портретного сходства с людьми, которым они предназначались, величественны и невозмутимы, то аллегории, коих приходится по две на каждую гробницу выражали всё, что творилось в душе художника. «Не статую Медичи изваял он, а своё отчаяние» - пишет Р. Роллан. Эти изломанные линии тел, противоестественные позы Утра, Вечера.







Тягостное и неохотное пробуждение Ночи.





«Отрадно спать, отрадней камнем быть, о, в этот век, преступный и постыдный, не жить, не чувствовать - удел завидный. Прошу, молчи, не смей меня будить». Это стихи Микеланджело. Именно так изобразил он Ночь.



И страшное в своей незавершённости лицо Дня. К такому Дню мы должны пробуждаться после тягостной ночи?







Даже скульптура Мадонны, которая по задумке должна была объединить все три скульптурные группы в единый треугольник, не «справилась» с этим. Она одна. Она скорбит.



Позже Вазари установил под скульптурой Мадонны ларь с останками Лоренцо Великолепного и Джулиано. Сюда же «добавили» статуи Св. Косьмы и Св. Дамиана.









В этой капелле навсегда похоронили великие идеи республиканской независимости и прекрасные и утопические идеи Платоновской академии, которые в юности знал Микеланджело. Но продолжим рассказ о Лоренцо. Итак, он писал трактаты и вместе с тем умел управлять, править. Многие исследователи считают, что он держал Флоренцию железной рукой. В годы его правления жалоб на налоговый гнёт стало меньше. Но после смерти Лоренцо всё рухнет, и рухнет очень быстро, через четыре года, практически мгновенно. И это значит, что многое в устройстве республики держалось на нём. Не желая нарушать обычай, он не вводил во флорентийский сенат своих людей, зато смело создавал параллельные органы власти. При такой политической системе очень важна фигура самого принцепса. Без личности яркой, талантливой система просто не работает. Без изворотливости, гибкости Лоренцо, его дипломатического таланта, характера, склонного к компромиссам, не было бы такого блистательного взлёта Флоренции. Но когда эта личность уходит, случается трагедия. Что осталось после Лоренцо? Ещё его дедом, Козимо, во Флоренции была основана библиотека. Но наполнил её колоссальным богатством именно Лоренцо Медичи (при нём она насчитывала более 10 тысяч томов). Он возрождал бесспорные ценности, книги, знания, собранные в них, – ценность бесспорная. В Европе это была первая публичная библиотека. По масштабу и ценности собрания она сравнима со знаменитой Александрийской. Эта библиотека работает по сей день, называется она Лауренциана.









Бесценная коллекция искусства, принадлежащая ему и его семье, стали основой выдающейся галереи Уффици. Школа в Пизе благодаря его финансовой помощи превратилась в университет. Это был первый научный центр в Европе, где изучали древнегреческий.



У себя во Флоренции он основал университет, в котором собралось множество интеллектуалов, бежавших из Константинополя, ибо в 1453 году столица Византии была захвачена турками. Многим из беглецов он дал работу и возможность преподавать. Ярчайшая вспышка кватроченто была по всей Италии. Но нигде искусство не находилось под таким заботливым покровительством, как во Флоренции. Лоренцо и в этом следует античному образцу, человека, которому подражал Лоренцо, звали Меценат. Это был один из друзей Октавиана Августа, принцепса сената в древнем Риме, человек, прославивший себя тем, что вкладывал деньги в культуру и помогал людям искусства. Лоренцо, подражая ему, уделял искусству и культуре больше внимания, чем укреплению флорентийского флота, в чём некоторые историки упрекают его и по сей день. Зато в трудах о Флоренции того времени можно найти и такую формулировку: «Не сеньория и не Медичи правили Флоренцией в эти годы. Ею правила культура». Метафора, но она очень точно передаёт дух того времени. Важно помнить о таких людях и продолжать их великое дело, хорошо понимая, что культура – такая хрупкая вещь, которая разрушается первой в любые революционные, военные эпохи, а восстанавливается с огромным трудом, да и то не всегда.





Очень скоро настанет тяжёлое время, и на смену просвещённому, щедрому меценату Лоренцо придёт мрачнейшая, страшная фигура Савонаролы. Этот безумец овладеет умами людей и захочет вместо цветка, каким была Флоренция времён Лоренцо, сделать из неё строжайший монастырь. Запереть лучшие умы в нём, уничтожить многие произведения этой эпохи и – самое страшное – заставить художников (и даже постаревшего Боттичелли) в этом участвовать.







Макиавелли был свидетелем деяний и Савонаролы, и Лоренцо. Он наблюдал за правлением безумного фанатика, которого к власти привела чернь, был свидетелем нескончаемых казней. Он видел и Медичи, которые тратили большие деньги на процветание культуры, науки, образования. Но как только черни не хватает чуть-чуть хлеба или зрелищ, она забывает все былые заслуги своего правителя и приводит к власти кого угодно. Для понимания Макиавелли важна платоновская мысль о том, что идеальную форму правления можно представить, воплотить же её невозможно. Но надо делать всё возможное, чтобы к ней хоть маленькими шажками приближаться.
"Всякая наша, увы, надежда напрасна,
Всякие наши ошибочны предположенья,
Все мы - невежды, и нам не дано откровенье,
Это хозяйка всего - Смерть - демонстрирует ясно.
Этот лелеет талант, одержимый им страстно,
Этот поёт или пляшет, тот бьётся в сраженье,
Этот разумно избрал в себя погруженье,
Тот завладел полумиром и злобен ужасно.
Каждый из них уязвим в мирской круговерти,
Наши расчёты смешны, хлопоты наши - пустые.
В разнообразной Природе любое возможно,
Ловко тасует она наши судьбы людские.
Всякая вещь преходяща, ничто не надёжно,
Прочного нет ничего на Земле, кроме Смерти".
                                                     Лоренцо Медичи






Про Леонардо да Винчи

Микеланджело

Из лекций Наталии Басовской. Фото из сети.
Tags: ЖЗЛ, Медичи, Микеланджело
Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments