Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Categories:

Отчаянный человек с хрупким здоровьем!

Пылающую голову рассвет приподымает с ложа своего,
И всё земное шлёт ему привет, лучистое встречая божество.
Когда в расцвете сил, в полдневный час, светило смотрит с высоты крутой, -
С каким восторгом миллионы глаз следят за колесницей золотой!
Когда же солнце завершает круг и катится устало на закат,
Глаза его поклонников и слуг уже в другую сторону глядят.
Оставь же сына, юность хороня. Он встретит солнце завтрашнего дня!
                                                                                                Вильям Шекспир




Горацио Нельсон известен многим читателям не только по учебникам истории, но и по мелодраме «Леди Гамильтон». Он одинаково славен и как флотоводец, и как герой одного из величайших романов XIX века.



Это фигура отнюдь не однозначная. Для англичан – безусловный символ нации. Своего рода английский ответ на величие Наполеона Бонапарта. Не зря пути этих людей то и дело пересекались. Нельсон в глазах британцев ассоциируется с колонной, вознесённой над Трафальгарской площадью в Лондоне.





В 2010 году на пьедестале площади была установлена огромная бутылка с макетом корабля Нельсона.



Как и настоящий «Виктори», модель корабля оснащена 37 парусами, из которых, как и в день Трафальгарского сражения, подняты 31. Флагман несёт 80 пушек. Корпус корабля сделан из дуба и лиственницы, для изготовления оснастки использовались латунь, бечёвка и холст.



В 2015 году была установлена скульптура скелета лошади, которая снабжена электронным дисплеем с биржевыми курсами валют.



В Ливерпуле композиция памятника Нельсону изображает 4-х моряков взятых в плен и прикованных цепями к цилиндрическому постаменту. А на бронзовых табличках изображены сцены сражений, в которых победил Нельсон.



















В Эдинбурге доминантой холма Калтон-хилл является башня Нельсона, похожая на подзорную трубу. Монумент в честь вице-адмирала Горацио Нельсона был полностью построен на пожертвования горожан в начале XIX века.









Как и Бонапарт, Нельсон прославился не только блестящей стратегией, но и личной отвагой, но известна также и его жестокость. Нельсон воевал против двух революций: американской и Великой французской, причём делал это с искренней убеждённостью. Горацио Нельсон родился 29 сентября 1758 года в Восточной Англии в провинциальной глуши. Если бы не он, мало кто знал бы о существовании деревни Берхем-Торп в графстве Норфолк, на побережье Северного моря. Отец, Эдмунд Нельсон, – потомственный приходский пресвитерианский священник. Мать, Екатерина Нельсон, в девичестве Саклинг, женщина знатного происхождения, внучатая племянница лорда Уолпола, который был одно время премьер-министром. Этим в семье гордились. Екатерина была неплохо образована и очень романтична, наверное, имя Горацио – это её выбор. Её брат, Морис Саклинг, преуспел в морском деле и непосредственно повлиял на судьбу племянника. За 17 лет брака родителей в семье появилось 11 детей. Выжила половина, что обычно для той эпохи. Два брата стали священниками. В общем, это было патриархальное семейство, ничем не выделявшееся у себя в провинции.



Детство Нельсона выглядит очень по-разному в реальности и в сложившихся вокруг его личности легендах. В реальности была бедность, около 30 акров неплодородной земли. Отец признавался в одном из писем: «Изумляюсь, как фермеры ухитряются жить на таких участках». Ему было трудно прокормить семью. Как священник он получал подношения от прихожан, но очень небольшие, ведь нищей была вся округа. Ещё одна реальность - раннее сиротство, Горацио было девять лет, когда умерла мать. Он был самым слабым, хрупким из детей, но почему-то именно на него подействовали рассказы о героическом дяде-капитане, с которым семья поддерживала переписку. Этот болезненный ребёнок, в отличие от братьев, и не помышлял пойти в священники. Здесь и начинается легенда. Говорили, что маленький Горацио заблудился в лесу, не мог перейти ручей, сидел ночью, в темноте, на берегу. Его еле нашли, и бабушка спросила: «Неужели голод и страх не заставили тебя вернуться домой?» А он ответил: «Я никогда не видел страха. Что это такое?» Военная биография Нельсона действительно доказала, что страх был ему неведом.



Образования Нельсон практически не получил. Два-три года он посещал начальную школу в Норидже, где жили родственники, потом один год ходил в частную школу в Норс-Уэлшеме. То есть у него не было даже среднего образования, не было и тяги к знаниям – кроме знаний о море. Он охотно читал рассказы о мореплавании, морские инструкции, пособия по чтению карт. Очень интересно высказывание одного из его восторженных знаменитых биографов, английского автора К. Ллойда: «Нельсон мало чем интересовался, кроме моря. Он не был начитан, он проявлял очень мало интереса к политике и совершенно не интересовался искусством». При этом он всю жизнь любил писать, писал много, отправлял потоки писем. Написаны они с ошибками, что в очередной раз напоминает об уровне его образованности.



Детство Горацио кончилось в 12 лет. Мальчик сам попросил, чтобы дядя капитан взял его к себе на службу. Это было удивительно, если учесть, что ребёнок считался слабеньким. Морис Саклинг устроил 12-летнего племянника на корабль, хотя по закону подросткам разрешалось служить на флоте только с 15 лет. Но связи есть связи во все времена. Пока корабль находился в ремонте, Горацио по протекции дяди посещал мичманскую школу, прошёл, так сказать, ускоренный курс. Через три месяца он, ни разу не побывавший в плавании, пришёл на корабль мичманом, хотя по правилам до этого надо было отслужить 4 года, и в 1772 году отбыл на два года в Вест-Индию. Начало похода было ужасным, обнаружилось, что у мальчика морская болезнь, ему казалось, что он умирает. Кстати, адмирал Нельсон, командовавший эскадрами, продолжал то и дело страдать от приступов морской болезни. И хотя на обратном пути ему было настолько плохо, что он был похож на труп, вернулся он опытным моряком. Отчаянный человек с хрупким здоровьем! Едва выздоровев, 15-летний Нельсон отправился в 1773 году в полярную экспедицию. Ему пришлось однажды повстречаться с белым медведем. С корабля все видели, что он, вместо того чтобы бежать прочь, бросился за медведем в погоню. Капитану пришлось отдать приказ выстрелить по медведю из пушки, иначе бы лихой юноша погиб в когтях зверя. А следующее плавание в 1774 году Нельсон совершил в Индийский океан. Во время этого похода он едва не умер от малярии, но, видимо, судьба хранила его для будущих великих деяний во славу Англии.



Тем временем дядя Морис Саклинг дослужился до генерального контролёра морского ведомства. И, что особенно важно, стал председателем экзаменационной комиссии, которая принимала у Нельсона экзамены на чин лейтенанта. В тот момент ему ещё не исполнилось 19, но он скрыл это от комиссии, объявив, что ему 20 лет. Современники отмечали, что Горацио сдал экзамены блестяще. К этому утверждению трудно не относиться скептически, помня, что он не имел почти никакого образования. Впрочем, морское дело он знал. Нельсон был назначен вторым лейтенантом на фрегат «Лоуэстоф», который отплывал в Вест-Индию. Плавание предстояло трудное, но Горацио не видел преград, если перед ним было море. В 1777–1783 годах Британия вела войну против Соединённых Штатов Америки – своей восставшей колонии. Монархист Нельсон не выносил нарушения английских законов. Американцев поддерживала Франция. С этого времени Горацио навсегда возненавидел Францию и французов. Служба, которую поручили Нельсону, не давала возможности выделиться. Он занимался обеспечением охраны побережья против американского каперства, то есть пиратства, и незаконной торговли.



Скучная караульная служба, она мало подходила человеку, в голове которого зрели честолюбивые замыслы. Однажды, когда его обошли наградой, он написал знакомому: «Меня не нужно жалеть, сэр. Настанет день, когда мне будут завидовать, и я веду свой корабль навстречу этому дню». И ему всё-таки представился случай отличиться. Однажды во время захвата американского судна с товарами при сильном волнении на море лейтенант, которому было поручено подняться на корабль, отступил, сославшись на плохие условия. Взбешённый капитан якобы воскликнул: «Неужели у меня на корабле нет офицера, который мог бы подняться на борт вражеского судна?» Таким офицером оказался Горацио Нельсон. В 1779 году, за три месяца до того, как ему исполнился 21 год, он по приказу адмирала Паркера досрочно стал капитаном. Нельсон был назначен капитаном трофейного, захваченного у французов фрегата «Хинчинбрук». Вот как формулировал 20-летний капитан свои требования к английским офицерам: «Существуют три заповеди, молодые джентльмены, которые вы должны запомнить навсегда. Во-первых, следует неукоснительно выполнять приказы, не задумываясь о том, правильные ли они. Во-вторых, считать врагом любого, кто говорит плохо о ваших товарищах. И, в-третьих, ненавидеть любого француза, как самого дьявола». За что? За помощь Американской революции, за колониальное противостояние, за вечное соперничество Англии и Франции. На американской почве оно приняло особенно острые формы.



Став капитаном, Нельсон, как и все очень честолюбивые люди, ждал, образно говоря, своего Тулона – момента славы и торжества. Но ничего особенного пока не происходило. Его покровителем стал влиятельный человек адмирал Паркер. Молодой человек очень нравился жене адмирала, она относилась к нему как к сыну. А дядюшка Морис сделался уже Третьим лордом Адмиралтейства – третьим по значимости человеком в английском флоте. В общем, у Нельсона была надёжная поддержка, но нельзя отрицать и его личных заслуг. Он отличился в боях за испанский форт Сан-Хуан в Гондурасе. Водил моряков на суше на абордаж, как он сам это называл. Потери были огромны, из 1800 человек уцелели только 380. Но, как известно, «победителей не судят» и Нельсона возвысили, а не пожурили за эту слишком отчаянную атаку.



Конечно, жизнь молодого офицера не ограничивалась службой. Нельсон оказался удивительно влюбчивым. Он начал влюбляться не рано – в 24 года, но неизменно пылко. В 1782 году он влюбился в 16-летнюю дочь начальника полиции Квебека Мэри Симпсон, и сразу же вознамерился жениться. Один из друзей с трудом отговорил его от поспешного шага, напомнив: «У тебя никаких денег, ты в начале карьеры. У нее тоже никаких средств». Через год, в 1783 году, Нельсон во время недолгого визита во Францию увлёкся мисс Эндрюс, дочерью английского священника в Сент-Омере. И опять решил немедленно жениться, просил денег у второго своего дяди Уильяма Саклинга. Пока тот думал, мисс Эндрюс отказала слишком бедному офицеру. Когда же он вновь оказался в Вест-Индии, его постигла любовь к замужней женщине. Джейн Моутрей, светская львица, красавица, была женой постоянного представителя Адмиралтейства на острове Антигуа в Карибском море. Горацио совершенно не смущало то, что она была несколько старше его. Охваченный страстью, он вступил в конфликт с её мужем, что угрожало его карьере. Нельсон был готов загубить свое будущее, но его возлюбленная покинула Антигуа навсегда, исчезнув из его жизни. Наконец 11 марта 1787 года он женился.



Всё произошло очень романтично. Нельсон захватил четыре американских корабля, его преследовали. Он укрылся на острове Невис в 80 километрах от Антигуа. Его корабль арестовали до окончания судебного разбирательства, чтобы выяснить, занимался ли он пиратской деятельностью. Нельсон в течение восьми месяцев вынужденно оставался на острове и времени зря не терял. Его избранница – Фанни Нисбет, 27-летняя вдова с маленьким сыном. Не имея своего капитала, она из милости жила у состоятельного дядюшки – Джона Ричардсона Герберта, президента законодательного совета острова, так что о корысти говорить не приходилось. Просто Нельсон вновь впал в романтически-пылкое состояние. Он писал друзьям: «Она прелестна, она очаровательна, мы будем счастливы! А если вдруг не будем, то только по моей вине». Эти слова оказались пророческими. Была сыграна торжественная свадьба. Родственники невесты не поскупились, выделили достаточно средств. К венцу Фанни вёл сам сын короля Георга III наследный принц Уильям, с которым Нельсон подружился на Невисе.



В дальнейшем эта дружба сильно навредила Нельсону, потому что король не без оснований считал сына развратником и кутилой и не доверял его товарищам. Но пока всё было прекрасно: дружба с наследным принцем, его участие в красивой церемонии бракосочетания. И сразу же после этого произошёл внезапный и полный крах карьеры Нельсона, причём казалось, что это навсегда. Причиной крушения стала борьба с коррупцией. Будучи на острове Невис, Нельсон обнаружил злоупотребления в борьбе с каперством. Он понял, что английские чиновники получают взятки от американских капитанов. Он стал писать в соответствующие инстанции, а в инстанциях и так обо всём прекрасно знали и сами участвовали в распределении огромных доходов от этой, как мы скажем сегодня, коррупционной схемы. Но Нельсон не унимался – он написал в Адмиралтейство. Ему опять дали понять, чтобы он успокоился. Тогда он обратился к королю и был наказан. В июле 1787 года он вернулся в Англию, а в ноябре его рассчитали и списали на берег.



В отставке он получал лишь половину жалованья, прожить на эти деньги было очень трудно. Сначала семья снимала очень скромную квартиру, потом пришлось переехать в дом отца. Эдмунд Нельсон очень хорошо принял Фанни, переселился, освободив место для семьи сына. Но жизнь в захолустье была для Горацио невыносима, заниматься хозяйством он не умел и не стремился. К тому же он мечтал о детях, а у Фанни не было других детей, кроме сына Джошуа от первого брака. Нельсон с горечью писал: "Моя жена прекрасная женщина, но у меня не будет от неё детей". Его жалованья не хватало даже на жизнь в деревне. Родственники жены давали из милости 100 фунтов стерлингов в год – это было унизительно. И Нельсону пришлось, смирив гордыню, обратиться в Адмиралтейство с таким письмом: «Если вам, господа лорды Адмиралтейства, будет угодно назначить меня хотя бы на утлое судёнышко, я буду чувствовать к вам признательность». Но им не было угодно. В отчаянии он подумывал даже о поступлении на русскую службу. Можно сказать, что Нельсона спасла Французская революция. В 1793 году, когда возникла коалиция европейских держав против революционной Франции, и стало ясно, что борьба будет очень тяжёлой, Нельсона пригласили в Адмиралтейство. Перед ним даже извинились за то, что долго не отвечали на его просьбы, и назначили командовать 64-пушечным кораблём «Агамемнон». Название было очень выразительно: царь Агамемнон командовал объединёнными силами греков в Троянской войне.



Мало того – Нельсону было обещано, что в будущем он получит ещё более сильный корабль, 74-пушечный. Почему отношение к капитану так переменилось? Причина проста, революция во Франции создала угрозу всем позднефеодальным монархиям Европы. Англия стала лидером антифранцузских коалиций, и Нельсон снова оказался в строю тех, кто сражался против революции, уже не американской, а французской. Нельсон с восторгом покинул свой тихий сельский дом, но на службе его ожидали не только радостные впечатления. Вот что он писал о своих начальниках: «Деньги для них – самое главное. Ничто другое их не интересует». Он видел, что многие вокруг готовы торговать незаконно, для него же это было неприемлемо. Он верил в свою счастливую звезду, в перемену обстоятельств, которые позволят прославиться отважному и честному моряку: «…на родине меня почти ничего не интересует, имя Нельсона там едва ли известно. Но в один прекрасный день всё может измениться, нужно лишь дождаться случая». И Нельсон ждал. О долге английского моряка он размышлял так: «Долг – это самое главное, что есть у морского офицера. Все личные интересы должны уступить место тому, чего требует долг, как бы это ни было горько». В собственной карьере он в целом следовал этим принципам. Воюя в Средиземном море, Нельсон заходил на «Агамемноне» в порт Тулон. А когда он ушёл оттуда, там появился артиллерийский офицер Бонапарт. Отсюда началось величие французского политика и полководца. Два великих человека разминулись на несколько месяцев.



Они ещё дважды разойдутся в тумане в Средиземном море. Их флотилии не обнаружат друг друга, что кажется почти невероятным. Они оба продвигались к славе, к бессмертию. Один – как непревзойдённый стратег на суше, другой – как воплощение понятия «английский морской офицер», флотоводец, научившийся воевать совершенно по-новому.
В конце XVIII – начале XIX века вообще наступало время новой тактики. До сих пор со времён римских легионов на поле боя действовал принцип построения строгими рядами. Это относилось и к солдатам на суше, которым полагалось идти, подставив грудь под картечь, и к кораблям на море. Когда же английская армия пришла покорить взбунтовавшихся американских фермеров, те, увидев армию, испугались и, так сказать, «рассыпались». Залегли под камни, валуны, укрылись за холмами и начали вести казавшийся беспорядочным огонь. Так появилось понятие «рассыпной строй». Не менее революционными оказались и идеи Нельсона на море. Это произошло не мгновенно. Нельзя сказать, чтобы он родился с такими идеями, но когда ему пришлось воевать не на просторах океана, а в стеснённых условиях, ему пришлось искать новые пути.



Один из узлов военных противоречий той эпохи – Средиземное море, очень «густонаселённый» водный бассейн. В него далеко выдаются полуострова: Пиренейский, Апеннинский, Балканский, Малая Азия. В нём находится множество островов, в том числе такие крупные, как Сицилия, Сардиния, Корсика, Кипр, Родос, Крит. Всё это создавало огромные трудности для тяжёлых парусных кораблей, к тому же пытавшихся строиться в линию. Морской бой «стенка на стенку» оказался невозможен, и Нельсон, не имевший военного образования, проявил себя как величайший практик. Именно в тот момент своей жизни, когда ему было 37 (а это означало, что он уже немолод), семейный человек Горацио Нельсон впервые увидел свою главную любовь – Эмму Гамильтон. Увидел – и расстался с нею на целых пять лет.





В 1794 году Нельсон участвовал в покорении Корсики, которая относительно незадолго до этого, в 1768-м, стала владением Франции. И опять английский флотоводец разминулся с Наполеоном Бонапартом, бежавшим с родной Корсики годом ранее. Совершенно мистическое стечение обстоятельств! При штурме крепости Кальви правый глаз Нельсона потерял зрение: в него попала каменная крошка от ядра. Бытует заблуждение, что Нельсон носил на правом глазу повязку. Однако это не так. Его тут же перевязали, и он вернулся в бой. Глаз он не потерял, но стал им хуже видеть.







По-настоящему же Нельсон отличился в 1797 году у мыса Сент-Винсент, у берегов Португалии. В столкновении с франко-испанским флотом он наконец впервые показал, как будет воевать по-новому и как одержит свои великие победы. Он вывел свой 64-пушечный корабль из общего строя – потом это стало лейтмотивом его поведения в бою – и атаковал вражеский 130-пушечный! Испанский корабль «Сантиссима Тринидад» был вдвое сильнее! И вообще самым крупным кораблём своего времени. Нельсон пошёл на этого гиганта – сломал былую тактику морских сражений.

















По пути он взял на абордаж ещё два испанских корабля, перейдя с одного на другой. Этот приём также стали применять в британском флоте и называть «мостом Нельсона».





В этом бою Нельсон лично пленил адмирала испанского флота. За свои подвиги он был награждён рыцарским крестом и орденом Бани. Он, сын бедного сельского священника, был произведён во дворянство и получил чин контр-адмирала. Так в 39 лет начался новый этап его жизни. Правда, в июле того же 1797 года его постигла крупная военная неудача. Он решился возглавить сухопутную операцию на Канарских островах, взять хорошо укреплённый порт Санта Крус де Тенерифе. Цель операции была, по существу, пиратская: захватить галеон, нагруженный золотом, которое везли из Мексики в Испанию.





Нельсон повёл людей на штурм крепости. Конечно, шёл впереди всех сам, с саблей наголо, страха он, как известно, не знал, но атака была неудачной. Потери огромны, у него самого картечью перебита правая рука. Его спас пасынок Джошуа Нисбет, сын его жены Фанни. Перетянув руку отчима шейным платком, он дотащил его до лодки, погрузил и довёз до корабля.



Корабельный врач, как потом выяснилось, весьма неумело ампутировал ему руку, оставив только очень короткий обрубок у плеча. В течение нескольких месяцев Нельсон испытывал адские боли, спасаясь только опиумом. Ранение вызвало у него настоящую депрессию. Он писал начальству: «Адмирал, у которого только левая рука, больше никогда не сможет быть использован. Поэтому я хотел бы получить хорошую пенсию и освободить своё место для человека, который в состоянии вести дальше войну. Надеюсь, вы дадите мне фрегат, который доставит в Англию то, что от меня осталось».





Тем не менее, через два дня после операции Нельсон уже писал левой рукой. А в октябре уже просил о возвращении в строй, он стал героем. У больницы, где он лежал, стояли толпы людей, и лорды Адмиралтейства, зная его военные способности, всё рассчитали правильно, он был вновь взят на службу.







Продолжение следует

Использованы материалы из лекций Наталии Басовской, «ФБ ru», «SYL.ru». Фото из сети.
Tags: ЖЗЛ, Нельсон
Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments