Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Category:

Бессмысленная мерзость повседневности

Ну полно, Боль моя, уймись и будь послушной,
Довольно! Отвернись от мерзостей людских.
Уж Вечер близится, неся в наш город душный
Забвенье - для одних, заботы - для других.
Опять на гнусный пир, бессовестный и скучный,
Пускай рабы Страстей разнузданных своих,
Безумные, бегут толпою малодушной!
О Боль моя, дай руку мне, уйдём от них
Подальше. Посмотри - в одеждах алых Годы
Склонились над водой с балконов небосвода,
Вот отблеском косым прощального луча
В портале траурном Закат померкнул пышно,
И, саван чёрный свой с Востока волоча,
К нам бархатная Ночь спускается неслышно…
Открыв глаза, я вдруг проснулся. Но, отрешась от забытья,
Я тотчас вновь соприкоснулся с угрюмой прозой бытия.
Часы, охрипшие от боя, уже рекли средину дня,
И безразличие тупое вновь переполнило меня.
                                                                           Шарль Бодлер




Римский папа Иоанн XXII прославился в истории тем, что его избрание на папский престол планировалось как самое короткое, ибо он как бы был при смерти и очень стар. Но после избрания он пробыл на этом престоле долгие 18 лет, уйдя из жизни в очень преклонных годах. Годы его жизни – с 1249 или 1244 по 1334 год. А на папском престоле пробыл с 1316 года по 1334-й.

Это был Римский папа, который никогда не был в Риме. В его времена папство переживало историю, которая сохранилась под условным названием «Авиньонское пленение пап». Временное довольно долгое, около 70 лет, нахождения папского престола не в традиционном Вечном городе Риме, где собственно «папство» как институт и возникло, а в Авиньоне.





Римский епископ превратился в папу – главу, отца-наставника всей Католической церкви. Приписывалось ими то, что они – наследники самого апостола Святого Петра, который был епископом Рима в начале христианства. И вот этот человек в разгаре Авиньонского пленения оказывается на папском престоле. В итоге это римский папа вне Рима. Это французский папа, при котором достиг своей вершины замысел французских королей превратить пап в послушное политическое орудие в их руках. Авиньонский плен продолжался с марта 1309 по январь 1377 года с небольшим перерывом в 1367-1370 годах. Это была печальная страница в истории папства. Порождена она была растущим соперничеством между светской властью и властью духовной, которой владели папы. Французская монархия к началу XIV века достигла очень многого в управлении собственной страной и завоеваний позиций на международной арене. Знаменитый французский король Филипп IV по прозвищу «Красивый» или ещё «Железный король», описанный в замечательной серии романов Мориса Дрюона.





Там же фигурирует и папа Иоанн XXII. Французская монархия претендовала в это время на многое, и в общем-то Филипп IV вышел даже за границы многого, попытавшись создать из папства некий вспомогательный аппарат при королевской власти Франции. В разгаре этих событий и протекала жизнь и карьера Иоанна XXII, будущего папы. Его подлинное имя Жак Дюэз (Jacques Duèze) и происхождение, несмотря на звучное имя, было очень простое – сын сапожника из Каора (Кагор – это на русский лад).





Церковный кагор, который никак не связан с религией, произошёл от французского названия этого городка Cahor, где и стали производить это вино.



Изначально это было сухое красное вино, а вовсе не креплёное. Делалось и делается оно из винограда сорта Мальбек. Интересно, что популярными сортами в то время были совсем другие, однако использования Мальбека было стратегическим шагом. Во Франции существовало правило, по которому другие производители вина не могли отправить на продажу свой продукт, пока этого не сделали виноделы из региона Бордо. Мальбек практически не использовался в этом регионе, а потому Каор смог отправлять свои вина раньше.





Сначала вино проникло в рацион матросов, потом его полюбил Пётр I, и с 1733 года в Россию стали ввозить кагор. Его признали пригодными для церковных нужд из-за насыщенного непроницаемого красного цвета: даже после разведения водой перед Причастием вино не теряло яркого алого цвета, символизировавшего кровь Христа. Однако вино плохо переносило долгую дорогу по морю под солнцем, поэтому вино стали «крепить».



Какая ослепительная карьера предстояла Жаку! Со временем он пытался облагородить своё имя и происхождение, стал писать своё имя Жак д’Юэз. И всё-таки память о том, что он был сыном сапожника, сохранилась. Отроком он поступил в доминиканский монастырь, как делали многие дети бедняков. Людей, которым трудно было содержать большую семью, часть своих сыновей отдавали в монастырь, где отрок мог попасть в монастырскую церковную школу, получить там основы образования. Именно так было с Жаком Дюэзом. После монастырской школы он продолжал учиться, видимо ему это нравилось. Он изучал богословие и право в самом Париже и Монпелье.





Затем преподавал богословие в Каоре и Тулузе.








Итак, это был французский богослов, образованный человек, вышедший из низов. В эти времена, начинающуюся «осень средневековья», это могло случиться. В 1300 году, будучи уже взрослым человеком, он смог проявить себя при небольшом дворе неаполитанских королей. Небольшое Неаполитанское королевство образовалось в конце XIII века, отделившись от Сицилийского королевства, созданного северофранцузскими нормандскими правителями задолго до этого. Их расцвет вторая треть XII века. И вот как-то сумел Жак Дюэз попасться на глаза Карлу II Неаполитанскому. Толковые и образованные люди, как правило, заметны всегда, но в те времена, когда их было явно не очень много, они были особенно заметны. И Карл II рекомендовал Дюэза на должность епископа города Фрежюса.








Так началась его церковная карьера, вместе с тем и политическая. В 1309-м он стал канцлером, а в 1310 году он стал епископом города Авиньона, принадлежавшего дому Анжу, родственникам королевского дома Франции. В 1312-м римский папа Климент V сделал Дюэза кардиналом. Климент V – римский папа, с которого начинается знаменитое Авиньонское пленение.



Это был откровенный ставленник французского короля, всесильного Филиппа IV Красивого, правившего с 1285 по 1314 годы. В годы его правления противостояние двух сил, двух властей в Западной Европе – власти светской королевской и власти духовной папской – сделалось особенно откровенным и обнажённым. Это случалось и раньше: в XI веке в отчаянных схватках императоров Германии и пап тогдашних – Григория VII и императора Генриха IV. И вот новый виток откровенного противостояния. Папская власть претендует на неограниченные полномочия на Земле, желает править от имени Господа Бога. А французский король Филипп IV чувствует себя достаточно сильным, чтобы против этого возражать.



Конфликт между папой, тогда Бонифацием VIII – это до Климента V, и Филиппом IV обнажился к 1300 году. Казалось, что это был год торжества папской власти. Было организовано торжество по поводу юбилея Рождества Христова, 1300 год – круглая дата. Не менее 2 миллионов паломников прибыли в Рим получить отпущение всех грехов за соответствующее пожертвование. Было ясно, что церковь торгует так называемыми индульгенциями, грамотами об отпущении грехов. Это её слабое место, её за это можно критиковать, но и светская власть тоже подчас вмешивается в дела церкви. Во Франции Филипп IV Красивый узнаёт, что Бонифаций VIII, упоённый своими успехами юбилеем Рождества Христова, который принёс ему огромные доходы и, как он думает, власть над душами, собирается предать анафеме французского короля за его вторжение в дела церкви.


После юбилея Бонифаций VIII отправился в небольшой городок Ананьи, где его застигли эмиссары французского короля.







Правая рука Филиппа IV по имени Ногарэ и ещё несколько представителей короля ворвались в папскую резиденцию в Ананьи, это вошло в историю под печальным названием «Беспредел Ананьи». Дворец был разграблен, а на Бонифация было совершенно покушение. Папу ударили латной рукавицей: эпизод впоследствии вошёл в историю Италии под названием Schiaffo di Anagni – «Пощёчина Ананьи». Бонифация держали под замком три дня без воды и еды.




Вопиющее заточение папы вдохновило Данте Алигьери на написание отрывка в Божественной комедии: «Но я страшнее вижу злодеянье: Христос в своём наместнике пленён, и торжествуют лилии в Ананье. Я вижу - вновь людьми поруган он, и желчь и уксус пьёт, как древле было, и средь живых разбойников казнён». Горожане, в конце концов, изгнали мародёров, и Бонифаций простил тех, кто взял его в плен. Он вернулся в Рим 13 сентября 1303 года. Престарелый понтифик после пережитого заболел и умер даже без причастия в Риме 11 октября 1303 года от «глубокого горя».







Наследовал Бонифацию VIII 22 октября 1303 года папа Бенедикт XI, но не смог продолжить его политику. После избрания он освободил Филиппа IV от отлучения, которое было наложено на него Бонифацием VIII. Тем не менее, он отлучил советника Филипп IV Гийома де Ногарэ, и всех итальянцев, которые сыграли определённую роль в захвате Бонифация VIII в Ананьи. После краткого восьмимесячного понтификата (самый краткий понтификат в XIV веке), Бенедикт XI внезапно умер. Внезапная смерть была вызвана отравлением, подозрения падают на Ногарэ, однако нет прямых доказательств, но есть, безусловно, сведения о том, что тому был дан приказ от самого Филиппа Красивого устранить Бенедикта XI. На всю Европу это событие произвело впечатление крушения папской теократии, той высшей духовной и политической власти, на которую претендовало папство. Филипп IV выдвинул, не стесняясь, своего претендента на освободившийся папский престол, имея определённый компромат.



Это был епископ Бордо, который стал папой Климентом V. На глазах всей тогдашней элиты общества Европы происходило столкновение двух властных сил, претендующих на абсолютную власть. Бонифаций VIII при своей жизни издал знаменитую буллу под названием «Unam Sanctam», где он полно изложил свою концепцию верховенства папы над любой светской властью. Он утверждал, что во власти церкви два меча: духовный и светский, то есть оба принадлежат папе. «Все люди должны подчиняться папе римскому, если они хотят достигнуть вечного спасения», - слова из буллы. Ну как же средневековый человек мог не желать достигнуть вечного спасения? Да, пожалуй, не только средневековый. То есть, страшная угроза со стороны папства была сформулирована в очередной раз Бонифацием VIII, что это высшая абсолютная власть. В ответ Филипп IV нанёс страшный удар по позициям католической церкви во Франции и во всей Европе. Был затеян знаменитый фальсифицированный процесс над орденом тамплиеров, которые были сказочно богаты. Есть версия, что король хотел захватить их богатства, которых он никогда не нашёл.





Но в то же время тамплиеры превратились во Франции в некое государство в государстве. Когда владения крестоносцев на Ближнем Востоке распались, они были вынуждены вернуться в Европу. Духовно-рыцарские ордена искали в ней убежища. Орден рыцарей Храма (тамплиеры) осел во Франции и вёл себя очень независимо по отношению к королевской власти. И вот Филипп IV затеял удар по позициям церкви, имея своего папу в лице Климента V, посредством упразднения и демонстративного страшного уничтожения Ордена тамплиеров. Состоялся насквозь фальсифицированный процесс, к которому, может быть, наш персонаж кардинал Дюэз должен был иметь отношение, ибо с 1312 года он имеет кардинальскую шапку. Сын сапожника и при папском престоле Клименте V он не последний человек.



18 марта 1314 года состоялась знаменитая казнь руководителей Ордена тамплиеров, во время которой генерал ордена Жак де Моле произнёс знаменитое проклятье в адрес Филиппа IV, Ногарэ, папы римского Климента V, всех, кто был причастен к крушению тамплиеров.









Конечно же, кардинал Дюэз должен был участвовать в мрачных делах своего очередного благодетеля Климента V. Сохранилась молва, что Дюэз якобы был против этого суда. У него было политическое чутьё и оно, наверное, подсказывало ему, что не надо слишком ретиво поддерживать это сомнительное дело. Тем более, что в противостоянии Филиппа IV и Бонифация VIII в своё время, оба они выглядели не безупречно. Покойного Бонифация VIII обвиняли в ереси, раз он умер без причастия, в некоем убийстве, о котором были только слухи, и поэтому Дюэз занял позицию несколько отстранённую по отношению к знаменитому делу тамплиеров. Он, конечно же, участвовал в долгом тяжком процессе над тамплиерами.
Аресты их начались с 1307 года, затем последовали почти семь лет заточения, допросов, пыток, в которых, конечно, участвовал кардинал Дюэз. Но вместе с тем он умел оставить у современников некоторое впечатление о том, что не слишком ретиво участвовал в этом тяжком деле, которое действительно легло клеймом в целом на историю церкви и в частности на историю тех людей, которые осуществляли дело тамплиеров. После знаменитого проклятья Жака де Моле, до конца года умерли все те, кого он проклял: и король Филипп IV,





и его министр Ногарэ, и папа Климент V.





Очевидно, что у многих людей в Западной Европе того времени возник вполне понятный страх перед знаменитым проклятьем Жака де Моле. А самое главное, что это проклятье начало сбываться, умерли довольно быстро один за другим все те, кого он непосредственно назвал. У Филиппа IV было три сына, но Жак де Моле сказал: «Да будешь проклят ты и твоё потомство!» Три сына! Казалось бы, вопрос о престолонаследии очень простой, но его первый старший сын, который сменил Филиппа IV на престоле после смерти короля, Людовик X, который вошёл в историю с не очень приятным прозвищем «Сварливый», правил всего два года. Он прожил на престоле с 1314 по 1316 год, умер не старым внезапно и непонятно.





Иоанн I Посмертный, его сын родился через несколько месяцев после смерти отца, и сразу был провозглашён королём, однако король-младенец умер уже через пять дней сразу после крещения.



На престоле его сменил Филипп V, тоже с не очень интересным прозвищем - Филипп V Длинный. Вступил на престол второй сын великого французского короля Филиппа IV. Он пробыл на престоле дольше, чем брат, но тоже не много – шесть лет, с 1316 по 1322 год.



И вот именно при нём состоялось знаменитое, неповторимое, просто романистическое избрание кардинала Дюэза на папский престол. Выборы состоялись в 1316 году, но уже два года никак не могли завершиться. После смерти проклятого генералом Ордена тамплиеров Климента V, кардиналы никак не могли избрать нового папу. Как известно, избрание происходило и происходит на специальном собрании, который называется «конклав», буквально «cum clave» - с ключом, то есть, запертом на ключ в специальном помещении.



726077_1920x1080x500_resize.jpg

726077_1920x1080x500_resize.jpg

Конклав должен был собираться не позднее, чем через 18 дней после кончины папы. Впервые он состоялся в конце XIII века, в 1271 году в связи с избранием папы Григория X. По правилам избрания 2/3 голосов членов коллегии кардиналов должны быть поданы за человека, который может считаться избранным. Коллегия кардиналов в начале XIV века в результате Авиньонского пленения распадалась на противостоящие друг другу группировки. Так в том конклаве, который должен был избрать преемника покойного Климента V, было 15 кардиналов французов по происхождению и они хотели избрать французского папу, который продолжил бы рост и укрепление Авиньонского двора. Но было ещё 7 итальянцев, которые были за то, чтобы римские папы традиционно возвратились в Рим и правили бы там. Ещё был 1 испанец, который мог перейти то ли на одну сторону, то ли - на другую. Короче говоря, собрать 2/3 голосов не удавалось уже в течение двух лет. Они заседали в одной из папских резиденций в 22 километрах к северу от Авиньона.











Шли бурные дебаты между французскими и итальянскими кардиналами, 2/3 голосов собрать было невозможно. И вот новый французский король Филипп V Длинный, второй сын покойного великого Филиппа IV Красивого, решился на удивительный шаг. Он очень нуждался в поддержке пап, он нуждался в том, чтобы в Европе в этом смысле восстановился хоть какой-то покой. Чтобы враги французского престола на международной арене перестали обвинять французскую корону в том, что она разрушает институт папства, а она воистину его разрушала. И вот в 1316 году Филипп V по прозвищу Длинный заманил весь состав конклава в город Лион в монастырь.





Предлогом была заупокойная служба по поводу годовщины смерти его брата Людовика X. Пока шла заупокойная месса, ворота церкви по приказу короля Филиппа V были замурованы. И все 23 кардинала, которые уже 2 года не могут избрать римского папу, уже не имели возможности снова разъехаться по своим странам, отложить процесс избрания, затянуть его до бесконечности. Им было сказано, что они останутся в этом замурованном помещении, где оставлено окошко, через которое слуги подают им напитки и еду. Их не преследуют, их только не выпускают, они останутся в этом заточении, пока не изберут нового папу. И здесь кардинал Дюэз всех перехитрил. Ему было уже 72 года, он давно подкупал отдельных участников конклава, не удавалось, 2/3 голосов он никак не мог собрать. И тогда он решился на хитрость, в общем-то, простую почти детскую, однако вполне удавшуюся. Он приказал своему слуге объявить, что кардинал Дюэз очень заболел, он не молод, он настолько плохо себя чувствует, что даже перестал вставать с постели. Слуга рассказывал, как с трудом он умоляет его выпить хоть глоток воды, а есть, он вовсе перестал. Это заставило остальных кардиналов подумать: видимо, он скоро уйдёт в мир иной, давайте условно изберём его на очень короткое время и будем искать неторопливо и не замурованными в заточении. Конклав сошёлся на кандидатуре Дюэза, который принял имя папы Иоанна XXII.



Будущий Иоанн XXII, кардинал Дюэз присутствовал на последнем заседании конклава, где он будет избран, на носилках лёжа, показывая, что он не может встать. Когда состоялось избрание, и был зажжён традиционный огонь, который даёт сигнал о состоявшемся избрании папы, дым, поднимающийся над крышей, кардинал Дюэз и уже папа, увидев, что огонь зажжён, бодро спрыгнул со своих носилок и бодрым решительным шагом направился к тому месту, где, наконец, их должны размуровать и выпустить.



Хитрость Дюэза удалась более чем можно представить. Несмотря на свой преклонный возраст, он пробыл на папском престоле до 1334 года, долгие 18 лет. Он сохранил папский престол в Авиньоне, где и пребывал все эти годы. Он боролся против ересей, особенно против ереси, так называемых «спиритуалов», радикального крыла францисканцев, которые как обычно требовали возвращения первоначальных идей ордена, чистоты нравов, нищеты. Эти идеи восходили к Франциску Ассизскому, безусловному святому. Аскетизм, нищенский образ жизни, отказ от богатства Церкви. Иоанну XXII это было решительно не по вкусу. В ряде своих постановлений он осудил спиритуалов как еретиков и поощрял деятельность инквизиции, которая с ними боролась. Очень занятно, что при этом Иоанн XXII пытался лично от имени папской власти отрицать, что Христос и Апостолы не обладали никакой собственностью и, что собственность и богатства противоречат учению Христа. Иоанн XXII заточил в монастырь в Авиньоне на целых четыре года учёного той эпохи известного человека Уильяма Оккама, вызвав его как бы для объяснения своих взглядов, а затем коварно подвергнув заключению.









Оккам смел отрицать постулат о непогрешимости папы – значит он еретик. То есть, в главных своих деяниях Иоанн XXII продолжал линию папской теократии, безграничности власти папы и т.д. Память о нём осталась весьма неблаговидной. Создав более разветвлённую папскую бюрократию, чем при его предшественниках, он, в общем-то, шаг за шагом утверждал папский абсолютизм. Администрация без государства, а фактически в папском государстве состояла из канцелярии, тайного Совета папы - консисторий, то есть, совета приближённых кардиналов. И в конце концов, всё это обслуживало материальные интересы папства. Разветвлённое казначейство считало папские доходы, которые измерялись всё более крупными суммами. Он накопил миллионы, он сдирал налоги с помощью отлучений, продавал должности, сажал на высокие посты своих ближайших родственников. Среди этих родственников был и его сын. Но папы не могут иметь никаких детей, Иоанн XXII нарушал и это. И великий грех! – он собирал деньги на некий Крестовый поход, который не собирался объявлять.



Эти его финансовые интересы взяли верх над всем остальным. Хотя он интересовался и политикой, так он вмешался в политическую борьбу в Германии между Людвигом Баварским и Фридрихом Габсбургом. Довольно традиционная история, – какая ветвь правящего дома займёт престол германского императора, на кого папа возложит корону. Иоанн XXII не признал ни одного, ни другого, потом высказался против Людвига Баварского. В 1324 году отлучил его от церкви, как бы пытаясь руководить светскими делами в Западной Европе. В 1327-м объявил Людвига Баварского низложенного, в 1328-м Людвиг был-таки коронован в Милане одним из итальянских кардиналов.






Из-под ног Иоанна XXII уходила политическая почва, он слишком на многое претендовал. И наконец в 1330 году был объявлен узурпатором, еретиком, угнетателем Церкви. Чучело папы Иоанна XXII публично сожгли в Риме. А папой был избран монах францисканец Пьетро Райнальдуччи под именем Николая V, сторонник крайней бедности, того, что Иоанн XXII звал ересью. Он был антипапой, так как был ещё жив Иоанн XXII. В Католической церкви происходит то, что назовут потом «Великим расколом». Однако этот антипапа Николай V - человек, реально склонный к святости, покинул Рим, несмотря на избрание. В Авиньоне он бросился к ногам Иоанна XXII и провёл три года в монастыре Авиньона то ли в добровольном, то ли в недобровольном заточении.



Иоанн XXII умер своей смертью 4 декабря 1334 года. С его уходом Авиньон начал хиреть, приближалось время возвращения папской власти в Вечный город Рим. По существу пребывание Иоанна XXII на папском престоле в Авиньоне было последним крупным боем между папством и светской властью за превосходство, и папство этот бой проиграло.





Продолжение про папу Иоанна XXIII
Юлия II
Григория XIII
Из лекций Наталии Басовской, с сайтов: zen.yandex.ru, Википедии, fotorelax.ru. Фото из сети.
Ещё про пап:
Урбан II
Иннокентий III
Tags: папы, религия
Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…