Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Category:

От ужасов к добродетели

Наша чёрная тень, словно глухонемая,
Ловит каждый наш жест, и покорной рабой
Подчиниться спешит нашей воле любой,
Произволу её раболепно внимая.
Человек - та же тень. Некой силе слепой
Он послушен, как раб. В нём лишь воля чужая.
Он глядит - но не вглубь, и творит - подражая,
Он покорен Судьбе - не спорит с Судьбой.
Он от Ангела тень, той, что тоже предстала
Лишь как отзвук глухой от иного начала.
Это - Бог. Человек - лишь прообраз Его.
И в том мире, где нам не постичь ничего,
На краю бытия канет в вечном паденье
Тень от тени его, оттенённая тенью.
                                     Арман Сюлли Прюдом





Время знаменательного пребывания на папском престоле папы Юлия II – 1503-1513 годы. Он запечатлён в истории двумя разнонаправленными векторами. С одной стороны он воинственно бился, лично участвуя в войнах, будучи просто полководцем, не раз выходя на поле сражения, за расширение территорий Папской области, или Ватикана, или вотчины Святого Петра – как назывались Папские владения. С другой стороны он оставляет после себя след совершенно другого рода. При этой воинственной борьбе за территорию он очень любил искусство. Любил и понимал величие тех, кого призывал украшать Папское государство, создавать шедевры, понимая, что это шедевры, однако при этом, пытаясь давать советы гениям.



Джулиано делла Ровере родился в Альбиссоле, около Савоны, в благородном, но обедневшем семействе делла Ровере. Вслед за дядей Франческо он вступил в орден францисканцев и получил хорошее образование в университете Перуджи.



pc-140506-swiss-guard-swearing-1503_dc9aadb80b6a57ce74b5df64e4acfc81_resize.jpg



А после того как в 1471 году дядя стал папой Сикстом IV, стал быстро подниматься вверх по лестнице церковной иерархии. Дядя уже обеспечил племяннику некоторую карьеру. В свою бытность кардиналом, он сделал Джулиано архиепископом Авиньонским, затем кардиналом-епископом Остии и, наконец, папским легатом во Франции с 1480 года, где он оставался в течение четырёх лет. В год смерти Сикста IV, в 1484 году, он – посол, постоянный представитель во Франции. Эта соседняя страна представляет постоянную опасность для северной Италии, поэтому должность была очень важной. Однако, прежде чем говорить о дальнейшем продвижении молодого Джулиано и превращения его в будущем в римского папу Юлия II, немного о его дяде, чтобы представить, каков был тот, кто продвигал молодого Джулиано.



Надо сказать, что у Сикста IV сложилась одна из самых мрачных и ужасных репутаций среди людей занимавших папский престол. Современники говорили, например, что реальными турками являются в настоящее время папские племянники. Жадность, накопление любых доходов, стремление выкачать из своей должности как можно больше материальных благ. Папа Сикст IV стал соперником богатейших Медичи, которые правили во Флоренции в ту эпоху. Джулиано тогда было чуть за 30 лет, когда Сикст IV организовал заговор Пацци во Флоренции против знаменитого Лоренцо Медичи, правителя Флоренции. Заговор был очень опасным, был убит брат Лоренцо Великолепного – Джулиано.



Во всяком случае, неблаговидная затея организовывать заговор, ведущий к убийству, осталась на совести Сикста IV. За три года до своей кончины, в 1481-м Сикст IV ввёл инквизицию в Испании.



Он содействовал расширению и укреплению её полномочий, начались массовые аутодафе. По его инициативе публичные сожжения еретиков, доходившие подчас, до каких-то ужасающих масштабов. Например, в Севилье около 200 человек, где аутодафе прославилась как самая массовая и жестокая. Некий испанский меценат-даритель украсил место аутодафе статуями пророков. Он видимо, и представить себе не мог, что его со временем сожгут ровно там же!





Когда Сикст IV умер в 1484 году, в Риме случился погром, появилась надпись: «Радуйся, Нерон! Даже тебя в порочности превзошёл Сикст!» Была сочинена эпиграмма-эпитафия неизвестным естественно автором: «Наконец, Сикст, ты – труп! Пусть все распутники, развратники и сводники, притоны и кабаки оденутся в траур!» Может быть, толпой сгущены и преувеличены краски, но для них всегда есть основания. При всех усилиях папы Сикста IV возвысить своего племянника как можно раньше и выше, избран папой был не Джулиано. Был избран Иннокентий VIII,



а Джулиано делла Ровере остался при папском дворе и претендовал на первенство среди кардиналов, соперничая, например, со знаменитым кардиналом и будущим папой Александром VI - Родриго Борджиа.



Ему пришлось ещё немалое время дожидаться своего приближения к папскому престолу и водворения на него. Ему пришлось переждать Иннокентия VIII. Он прославился тем же непримиримым отношением к инакомыслию, сожжением тысяч так называемых ведьм. Его знаменитая булла о ведьмах – самое мракобесное проявление непримиримой духовной войны с инакомыслием. При этом Иннокентий VIII не был чужд и идее обогащения. В 1492 году, когда Иннокентий VIII находился при смерти, врач-еврей, пытаясь пробудить в нём жизненные силы, прибегнул к преступному средству - впустил в жилы умирающего кровь трёх мальчиков, умерших от этой процедуры. Папа знал об убийстве этих мальчиков и согласился на это. Но его это не спасло.





Сменивший его Александр VI, большинством исследователей рассматривается кем-то вроде чудовища разврата. Всё продаётся и покупается, особенно голоса кардиналов. Открыто поддерживает своих детей – знаменитую дочь Лукрецию Борджиа, которая была любовницей отца и брата. В 1503 году после Александра VI был избран опять не будущий Юлий II, а Пий III. Но он пробыл на престоле до своей естественной кончины всего 1 месяц. И наконец, наступило время для введения в папскую должность Юлия II – 1503 год. Итак, в возрасте 60 лет кардинал Джулиано делла Ровере стал римским папой Юлием II, избранный конклавом, Коллегией кардиналов. Считается, что он подкупил выборщиков из Франции и Испании, практика такая существовала многие века. И всё-таки только в 60 лет он начал свою жизнь в истории, только с этого времени он появляется как фигура историческая и неоднозначная.



Имя Юлий он выбрал откровенно потому, что преклонялся перед фигурой Гая Юлия Цезаря, видя в нём, прежде всего, полководца. Римский папа хотел быть полководцем - это объяснимо. У него была программа восстановления могущества Римского престола не только за счёт духовного преобладания, но и за счёт расширения территории, которая то утрачивалась, то отвоёвывалась обратно. Вольнолюбивая, но разобщённая Италия очень часто была объектом притязаний со стороны соседей. И он поставил задачу вытеснить из Италии французских и германских завоевателей, которые периодически отхватывали куски от итальянской территории, единой страной Италия не была. И вот папа в лице Юлия II по сути объявил себя полководцем и воином за расширение Папского государства. Он стремится прекратить захват итальянских земель и, может быть, даже объединить Италию, но под эгидой папства. Некоторые гуманисты, не являющиеся поклонниками папской теократии, всё-таки поддерживали его идею. Настолько истерзаны были завоевателями города-государства, позднефеодальные графства, что они соглашались даже на это. Юлий II опоясал себя мечом и бросил в Тибр символические ключи от Неба, сказав: «Пусть меч нас защитит, раз ключи Святого Петра оказываются бессильными». Навряд ли бы он выбросил в реку ключи, но в этом предании проступает та политическая программа, с которой он пришёл на папский престол. В войнах на севере Италии он захватил в плен Чезаре Борджиа, сына папы Александра VI, и заставил вернуть крепости и города в Романьи, отвоёванные тем самым Чезаре Борджиа.



Папа Александра VI в своё время подарил их сыну, который воевал там для укрепления своей власти. И вот Юлию II удаётся вернуть эти ценные области на севере Италии под власть папства. Венецианская республика, в те времена великая держава Средиземноморья, важный центр мировой торговли, обладавший мощным флотом, тоже становится препоной на пути подчинения Италии реальной власти папы. Юлий II затевает войну с Венецианской республикой, правда, в основном ведя её чужими руками за счёт французских союзников. В 1509 году войско Венеции было разбито французами при Аньяделло, и Юлий II как союзник Франции округляет папские владения в Италии.





Правда, он помогал французам в этом вопросе не столько военной силой, сколько в пределах своих возможностей «по-папски». Например, в начале 1509 года он наложил интердикт на Венецию, а потом, если Венеция соглашается отдать какие-то территории, он его милостиво снимет, показав, что политические мотивы были для него здесь главными, а не духовные как это должно быть по сути папской духовной власти.



Войны под эгидой Юлия II велись с переменным успехом в Италии. Он, то терял, то вновь обретал Болонью, Феррару, другие города-государства. Он провозглашал, что борется за изгнание варваров из Италии, а варварами называл французов и немцев. Летом 1512 года, всего за год до своей кончины, Юлий II добился того, что папское войско заняло всю Романью и французы отступили за Альпы. Он планировал поход на Неаполь, который нисколько не был политически подвластен папству, но его здоровье не позволило этого сделать и он скончался, всё-таки добившись того, что во время его пребывания на папском престоле территория папства в центре и на севере Италии достигла максимальных границ.





Это одна из важных его политических линий, но не единственная. Он умел сочетать меценатство, покровительство искусству, оценку и привлечение гениев к себе на службу с этой политической идеей. В сущности, мысль о том, чтобы Рим сделался самым прекрасным на свете городом и центром мирового искусства, была частью его теократической программы. Рим должен поражать красотой и величием. С этой целью Юлий II призвал себе на службу немолодого, почти ровесника папы, Донато Браманте, знаменитого архитектора, известного не только в Италии.





Одновременно и Микеланджело Буонарроти, которому не было ещё и 30 лет, и Рафаэля Санти, около 20-и, людей разного поколения, но великой одарённости. Он пытается соединить выполнение задачи превращения Рима не просто в политический и духовный центр и оплот Католической церкви, но и в самый прекрасный на Земле город, который поражал бы современников творениями гениев.



Но руководить гениями, привлекать их себе на службу не так просто, даже для такого властного и воинственного человека, как Юлий II. Например, с Микеланджело Буонарроти у него были прямые столкновения и противоречия, правда, стимулированные ревнивым Браманте. Дав поначалу Микеланджело огромные полномочия и большие деньги для того, чтобы заготовить знаменитый каррарский мрамор в горах Италии и привезти его в Рим, что было сделать далеко не просто, отказал ему в оплате последней партии и изменил своё отношение к нему в худшую сторону.









Наверное, папа ждал смирения, раскаяния и просьб, но он плохо знал Микеланджело. Этот человек молниеносно, не собирая вещей, ускакал из Рима в Больнью. Папе пришлось со временем прибыть туда, ибо на его призывы Микеланджело не отвечал. Когда они всё-таки встретились, папа сказал: «Заметь, это Я к тебе приехал!», признав тем самым, что сила гения, не поддержанная ни войсками, ни огромными финансами, в чём-то выше его силы.



Юлий II любил искусство, стремился поддержать все начинания на этом поприще. Например, ещё в 1506 году, в начале его папской карьеры, в центре Рима вели ненаучные безграмотные раскопки, просто копали землю. Было ясно, что на этой земле, там, под ногами людей, которые ходят по поверхности, сокрыты огромные сокровища древнеримской цивилизации. Например, был найден знаменитый Лаокоон – скульптура Лаокоона, его двух сыновей и Змея, который удушает их, посланный Посейдоном. У Лаокоона не было одной руки. Довольно просто относясь к реставрации в те времена, художники, поддержанные Юлием II, изготовили знаменитую правую руку, поднятую вверх. Таким он и остался в мировой истории, но эти вопросы глубоко волновали папу.







Он пытался контролировать великую работу Микеланджело по росписи Сикстинской капеллы. Эти расписанные своды на евангельские сюжеты – потрясающий шедевр, созданный великим гением.



Микеланджело провёл много времени, лёжа под потолком на лесах, расписывая эти сюжеты из Библии. Папа пытался всё время давать ему советы, но с этим гением это было невозможно. Идти на прямой конфликт Микеланджело не хотел, но когда появлялся в Сиксте папа, он сбрасывал вниз мелкие щепочки и дощечки, чтобы тот испугался и ушёл, и папа действительно уходил вместе со своими советами.







Великие творения, созданы Микеланджело во времена папы Юлия, а также Рафаэлем, Браманте. Интриги интригами, но Браманте внёс огромный вклад в сооружение потрясающего Собора Святого Петра, и ныне одного из величайших шедевров, который продолжил и завершил Микеланджело.















Всё это стимулировал папа Юлий, которому на эти цели не было жаль средств и усилий. Он умер естественной смертью 21 февраля 1513 года и стал первым римским папой, чьи останки были забальзамированы и похоронены с великими почестями. Юлий был изначально похоронен в соборе Святого Петра в Ватикане. Его останки, вместе с прахом его дяди Сикста IV, позднее были осквернены во время разграбления Рима в 1527 году. Гробница Юлия II Микеланджело в Сан-Пьетро-ин-Винколи не была завершена до 1545 года и представляет собой сокращённую версию запланированного оригинала, который был изначально предназначен для базилики Святого Петра.



Ныне они покоятся в соборе Святого Петра в передней части памятника папе Клименту X. На барельефе изображено открытие Священной двери во время юбилея 1675 года. На полу перед памятником под простой надгробной плитой лежат останки папы Сикста IV и Юлия II. В нижней части памятника установлены фигуры, символизирующие Добросердечие и Милосердие.



Юлий был не первым папой, имевшим детей до вступления на кафедру святого Петра. Он позаботился о том, чтобы его внебрачные дети (а их было несколько) заключили выгодные браки, которые принесли им богатство и почёт и связали род делла Ровере со знатнейшими родами Европы. Его единственная известная дочь, Феличе делла Ровере, родилась в 1483 году. Матерью Феличе была Лукреция Норманни из знатной римской семьи. Вскоре после рождения Феличе Юлий II устроил брак Лукреции с Бернардино де Куписом. Бернардино был камергером двоюродного брата Юлия, кардинала Джироламо Бассо делла Ровере. Феличе делла Ровере - одна из самых влиятельных женщин итальянского Ренессанса. Способствовала заключению мира между своим отцом и королевой Франции.





В Папском дворце Ватикана есть помещение с фресками Рафаэля, Станцы Рафаэля. Это четыре помещения во дворце папы римского. Зал Элиодора в станцах Рафаэля первоначально использовался для частных аудиенций папы. Произошло это в 1511-1514 годах. Программа зала носит политический подтекст и в ней показываются разные исторические моменты от Ветхого Завета до средневековой истории чудесной защиты, которую Бог даровал Церкви.



Сюжет росписи «Изгнание Элиодора» взят из Ветхого Завета и говорит о том, как небесный всадник прогнал сирийского военачальника Элиодора, который желал захватить сокровища, хранящиеся в Иерусалимском храме. Фреска напоминала о том, что войско Юлия II одержало убедительную победу над французами, изгнав их из Папской области.





Слева на картине изображён покровитель Рафаэля Юлий II, наблюдающий за сценой из своего паланкина в окружении сирот и вдов, справа – изгоняемый всадником Элиодор.





Роспись «Месса в Больсене» в этом же зале посвящалась событию XIII века в небольшом городе Больсена. Там в храме священник засомневался в божественном перевоплощении, но взглянув на платок, где была просфора, с ужасом увидел, что платок и руки в крови. Юлий II находится справа на коленях и является свидетелем этого чудесного явления.







Помимо Юлия II, можно увидеть изображения его дочери Феличе делла Ровере.





А также и самого Рафаэля, запечатлевшего себя среди офицеров швейцарской гвардии.





В Комнате Подписей на фреске «Добродетель и закон» можно увидеть Юлия II в образе Григория IX, оглашающего свои знаменитые декреталии.





Моделью для кардинала справа, поддерживающего ризы понтифика, послужил Алессандро Фарнезе – папа римский Павел III.





Молодого кардинала делла Ровере можно увидеть на фреске Мелоццо да Форли «Сикст IV назначает Бартоломео Платину префектом Ватиканской библиотеки».





Слева направо: Джованни делла Ровере (брат Джулиано), Джироламо Риарио, Бартоломео Платина, Джулиано делла Ровере, Сикст IV, Пьетро Риарио.





«Искушение Христа» - фреска работы Сандро Боттичелли расположена в Сикстинской капелле Ватикана.









На фреске можно увидеть Джулиано, а также его двоюродного племянника Рафаэле Риарио.



Юлий II обычно изображается с бородой после появления на знаменитом портрете Рафаэля.



Тем не менее, папа носил бороду только с 27 июня 1511 года по март 1512 года в знак траура в связи с потерей Болоньи. При этом он стал первым папой со времён античности, который носил бороду. Юлий снова сбрил бороду незадолго до смерти, а его ближайшие преемники были гладко выбриты. Юлий II, и сам участвовавший в военных походах, нуждался в сильном и верном войске. Его выбор не случайно пал именно на швейцарских наёмников. В то время они служили во многих европейских странах, защищали королей и императоров. Швейцарские воины ценились за свои храбрость, бесстрашие, отвагу и, прежде всего, безграничную верность патрону. Именно поэтому папа Юлий II обратился к жителям швейцарского кантона Ури с просьбой, направить солдат для службы в его личной гвардии. Уже 22 января 1506 года в Ватикан прибыли 150 гвардейцев. В их честь был устроен приём, солдаты получили папское благословение. Так и была создана Швейцарская гвардия Ватикана.







Пожалуй, больше всего загадок связано с тем, кто придумал яркую форму папских гвардейцев. Не сохранилось никаких источников, описывающих внешний вид солдат, поступивших на службу к Папе. Известно только, что облачались они за счёт папской казны, а значит, хотя в XVI веке не существовало понятия униформа, можно предположить о некотором единообразии в их одежде. Уже в XVII веке появилась собственно униформа, которая включала в себя чулки, ботинки с пряжками, шляпы; широкие штаны с лентами, широкие набивные рукава и приталенные куртки. Когда же речь заходит о современной униформе гвардейцев, то обычно в качестве её создателя вспоминают Микеланджело Буонарроти. Однако никаких подтверждений данного предположения нет, поэтому, скорее всего это просто красивая легенда. Современные костюмы для швейцарских солдат были придуманы в 1914 году командиром гвардии Жюлем Репоном. Вдохновением ему послужили фрески Рафаэля Санти. Жюль Репон создал костюм в стиле эпохи Ренессанса, но упростил его, убрав излишнюю вычурность и заменив шляпы на береты.







Окончание цикла: про папу Григория XIII
Из Википедии, лекций Наталии Басовской, Википедии, с сайта allvatican.ru и с православного журнала foma.ru. Фото из сети.
Про: Лоренцо Медичи,
Микеланджело
Ещё про римских пап:
Урбан II
Иннокентий III
Иоанн XXII
Иоанн XXIII
Tags: папы, религия
Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments