Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Category:

Облизывание тычинок лотоса

На тротуаре в стареньком пальто попрошайка с горькими слезами.
Взгляд в окно спортивного авто - два разных мира встретились глазами.
В одних - тоска, обида, грусть, печаль. Яхты - в других, невидимые дали.
Мир второсортный им совсем не жаль, живя в дворцах, не ведая печали…
Зелёный свет умчал богатый мир, нажав педаль «Феррари» до упора,
Поужинать в очередной трактир. Мир бедный хлеб просил у светофора...
                                                                                                 Камиль Ясулов




Императрица Цы Си находилась у власти невероятно долго: с 1861 по 1908 год. На время её правления пришёлся колоссальный исторический перелом. С неё, в сущности, начинается Новый Китай, хотя сама она была страстной противницей любых инноваций. Она ненавидела всё иностранное и называла представителей европейской цивилизации «западными варварами». И всё-таки именно она была вынуждена открыть двери западноевропейскому технологичному XX веку. Цы Си создала собственный образ – образ «матери своего народа». При этом она была беспощадно жестока и безмерно любила власть. Поэтому ей очень подходит ещё одно имя – Екатерина Медичи Востока. Вероятно, не все приписываемые ей злодеяния она действительно совершила. Но молва никогда не бывает случайной.



Считается, что она родилась в 1835 году, но это не вполне точная дата. С глубокой древности в Китае сосуществовали две традиции: началом жизни человека мог считаться как момент рождения, так и момент зачатия. Поэтому даты, приводимые в разных источниках, не всегда совпадают. Будущая Цы Си в детстве носила имя Ланьхуа, что значит – «орхидея» - имя Цы Си появится много позже, от названия одного из дворцов. Она происходила из знатной маньчжурской семьи. В этот период на престоле находилась маньчжурская династия – потомки завоевателей, захвативших Китай в середине XVII века. И хотя прошло уже 200 лет, этническая разница между китайцами и маньчжурами сохранялась. Отец будущей императрицы – Хой Чжэн – занимал важные посты в различных областях управления, связанных с финансовыми вопросами. Китайское чиновничество всегда отличалось от европейского. Чтобы занять какой-либо пост, в Китае требовалось сдать сложнейшие государственные экзамены. Зато чиновничий ранг означал гарантию обеспеченности. Ланьхуа была ещё маленькой, когда её отец стал жертвой доноса. Его обвинили во взятках. После этого он вскоре скончался, а семья обеднела. Девочку растили родственники. Они дали ей образование: она овладела маньчжурской письменностью и заучила наизусть У-Цзин – пятикнижие конфуцианского канона – и историю 24 правивших в Китае династий.



В июне 1852 года Ланьхуа заботами родственников попала на смотрины девушек-маньчжурок для утех молодого императора Сяньфэна. Современного европейца не могут не поражать средневековые нравы китайского двора XIX века. Существовала организация, называвшаяся «Палата важных дел», которая ведала тем, чтобы императора окружали красивые и приятные ему наложницы. Подбирали их открыто, оценивая не только внешность, но и ум. То, что будущую Цы Си выбрали, стало небольшой сенсацией. Дело в том, что императоры в эти времена предпочитали развлекаться с девушками китайского происхождения. Считалось, что они по-настоящему изысканны: у них округлые лица и крошечные ножки, которые с детства специально пеленали. И вдруг среди прочих выбирают «грубую маньчжурку»! У Цы Си была гигантская, по китайским представлениям, нога, удлинённое лицо и жгуче-чёрные глаза.



При дворе она получила третий, предпоследний класс среди официальных наложниц - он назывался «гуй жэнь». Но довольно скоро девушка продвинулась на следующую ступень службы – «пинь» – «за оказание должной помощи» - такова была формулировка в документах. Как ей удалось продвинуться? С древности император Китая считался не человеком, а Сыном Неба. И его должны были окружать не обычные люди, а особые существа. Ими с XIV века были евнухи. Для них существовали строжайшие правила поведения. Например, они не могли выходить за пределы Запретного города – комплекса императорских дворцов. Хитрая Цы Си подкупала евнухов, которые носили императора по садам и вокруг дворца подышать воздухом. Цы Си устраивала так, чтобы его принесли в ту часть сада, где она сажала цветы, и тогда она начинала напевать. У неё была, по словам современников, «жемчужная гортань». Отдыхающий император видел прекрасную девушку в прекрасном саду и слышал её прекрасное пение. Это обеспечило ей его внимание. Кроме того, Цы Си пристально следила за тем, на какую наложницу император обратит внимание, и расправлялась с ними самыми страшными методами. Соперницу могли, скажем, тайно утопить в пруду. А в 1856 году произошло важное событие – Цы Си родила сына. У императора не было детей от законной жены Циань.



Поэтому с появлением на свет первого сына, Тунчжи, объявленного наследником, статус его матери – наложницы – сразу изменился. Она получила высший ранг «и», что переводится как «благородная» или «драгоценный человек». Вокруг рождения Тунчжи много легенд. Говорили, будто Цы Си родила его вовсе не от императора. Или что это был не её сын, а другой наложницы, с которой она жестоко расправилась. Так или иначе, император всё меньше интересовался законной женой и другими наложницами – его внимание было сосредоточено на Цы Си. Постепенно она начала участвовать в политической жизни. Император поручал ей готовить доклады о состоянии дел на местах. Двор был потрясён и напуган тем, как высоко взлетела эта женщина из маньчжурок.



Император Сяньфэн был человеком мягким, поддающимся влияниям. А его колоссальная империя давно уже шаталась.
В 1840–1842 годах состоялась англо-китайская война, первая из тех, которые называют опиумными. Конфликт был связан с тем, что англичане хотели свободно продавать в Китае чрезвычайно популярный там опиум, завозя его из Индии. Война завершилась Нанкинским договором, крайне невыгодным для Китая. К тому же в самом Китае началось народное восстание тайпинов – 1850-1864 годы. Его участники создали своё независимое Государство Небесной Справедливости.





Император Сяньфэн постоянно болел, был морально подавлен. Ему не верилось, что его огромная империя распадается. Именно в этот тяжёлый период Цы Си доказала, что стала самостоятельной политической фигурой. В 1855 году она выдвинула для борьбы с тайпинами талантливого полководца Цзэн Гофаня из числа ханьцев, этнических китайцев. Главным для неё оказалось не его этническое происхождение, а профессионализм. Цзэн Гофань одержал несколько блестящих побед, в том числе в Нанкине – центре восстания.



В 1856–1860 годах состоялась Вторая Опиумная война, тяжелейшая и неудачная для Китая. Когда стало ясно, что англо-французские войска приближаются к Пекину, окружение стало уговаривать императора бежать. Цы Си убеждала его остаться и продолжать борьбу. Она написала обращение, в котором говорилось: «Эти вероломные дикари осмелились двинуть свою разнузданную солдатню на Тунчжоу и объявить о своём намерении принудить нас дать им аудиенцию». Такая идея у завоевателей действительно была – пойти на переговоры, договориться с маньчжурской династией о добровольной капитуляции. Цы Си продолжала: «Любая другая дальнейшая снисходительность с нашей стороны была бы нарушением нашего долга перед Империей. Поэтому мы теперь приказываем нашим войскам атаковать их со всей возможной энергией». Но атаковать было нечем. Отсталая китайская армия не могла противостоять силам Запада.



Пекин был захвачен и разграблен, уничтожена летняя резиденция императора – Юаньминъюань, Дворец радости и света.
Там погибли многочисленные произведения искусства. Императорский двор бежал. Война опять закончилась неравноправным договором. Китай стал полуколониальной, уже не вполне независимой страной. Однако Цы Си удалось создать свой образ – образ героической воительницы, патриотки Китая, «матери своего народа». 22 августа 1861 года умер император Сяньфэн. Вокруг его смерти очень много мифов. В последние месяцы жизни Сяньфэн отдалял от себя Цы Си. Может быть, она постаралась ускорить его уход? Она вполне могла рассчитывать на реальную власть при своём пятилетнем сыне. Рассказывали, что она пригласила императора покататься на какой-то легенькой лодочке, сказав: «Я в детстве плавала на такой!» Лодочка перевернулась. Водоём был неглубокий, никто не утонул, но Сяньфэн простудился. Потом врачи прописывали ему неправильные лекарства – не были ли они подкуплены?



Перед своей смертью он призвал 8 своих советников и объявил своим наследником шестилетнего Тунчжи, а Цы Си регентшей при нём. Сановники пытались воспротивиться этому решению императора, настаивали, чтобы Цы Си покончила собой и после смерти ему прислуживала в ином мире. Они считали, что совет сановников должен править до совершеннолетия наследника. Хитроумная женщина обманным путём завладела императорской печатью, без которой законы не имели силы.

Вот эта печать и была разменной монетой в борьбе за трон Китайской Империи, Цы Си одержала победу и власть. После смерти императора его наследником был признан Тунчжи, а его регентшами – вдовствующая императрица Циань и мать Цы Си.



Су Шуня, главного сановника, приговорили к обезглавливанию, а остальным была оказана большая милость – позволено совершить самоубийство. Так изощрённо Цы Си отомстила заговорщикам. На суде, после вынесения приговора, Су Шунь сказал своим товарищам: «Если бы вы последовали моему совету и убили эту женщину, сегодня мы не оказались бы в таком положении». Цы Си спас от смерти офицер Жун Лу, который находился в интимных связях с ней и считался её возлюбленным.





Он узнал, что заговорщики собираются убить Цы Си и Цуань, когда те будут сопровождать тело покойного императора на похороны в Пекин. Жун Лу выслал охрану, и обе императрицы остались в живых. Так после смерти Сяньфэна Цы Си и Циань – обе именовались императрицами. После казни Цы Си лично захватила огромное состояние Су Шуня, что стало основой укрепления её власти. Существовал и состоявший из князей регентский совет, который возглавлял младший брат покойного императора Гун. Когда-то их общий с Сяньфэном отец колебался, решая, кого назначить наследником. Гун был умнее. Однажды сыновья императора отправились на охоту. Гун, настоящий воин, настрелял очень много дичи. А Сяньфэн не сумел подстрелить ни одного зверька. Отец спросил: «В чём же дело, Сяньфэн? Что ж ты никого не подстрелил?» А тот применил хитрость: «Ой, ты знаешь, отец, я увидел этих зверушек, они такие красивые, пушистые – я их всех пожалел». Император поверил и решил, что наследником всё-таки будет Сяньфэн. Когда Гун остался при дворе рядом с Цы Си, он причинил ей большое беспокойство. Если Циань ни во что не вмешивалась, то Гун был активен и опасен.




Это стало очевидно после казни любимца Цы Си, главного евнуха Ань Дэхая. У каждого злодея обязательно есть доверенное лицо. Для Цы Си таким человеком стал хитрый, юркий евнух Ань Дэхай - Маленький Ань. Однажды он отправился по её поручению в Шаньдун. Тогда-то князь Гун, которого морально поддерживал юный наследник, настроенный против любимца матери, устроил своему врагу ловушку. Воспользовавшись древним запретом, в соответствии с которым евнухи не имели права покидать Запретный город, Аня схватили и казнили раньше, чем Цы Си обо всём узнала. Когда пришло её распоряжение немедленно его освободить, его уже не было в живых. И ей пришлось проглотить эту обиду. Конечно, она затаила злобу и отомстила Гуню значительно позже. В правление Цы Си Китаю удалось достигнуть немалых успехов. В 1864 году было наконец подавлено восстание тайпинов. А ведь в истории Китая случались и победоносные восстания, и их лидеры основывали новую правящую династию. Однако тайпинов погубили, как часто бывает, внутренние раздоры. Во главе их был, как они говорили, Небесный князь – Хун Сюцюань, человек из низов, но с учительским образованием и опытом, глубоко религиозный.



Видя, как взаимная зависть, ревность, интриги разрывают его соратников, он полностью ушёл в религию, а затем, видимо, лишился рассудка. После того как основные силы тайпинов были разгромлены, их ещё долго жестоко добивали. Всех сдавшихся в плен – около 40 000 – казнили. Только в Нанкине было уничтожено более 100 000 человек. Цы Си старалась преподнести эту зверскую расправу как грандиозный успех власти. Пыталась она проводить и реформы, но не очень решительно. Начатое ею перевооружение армии шло медленно и вяло. Страна была буквально пронизана коррупцией. А Цы Си не просто царствовала – она наслаждалась властью. Чем в больший упадок приходило государство, тем более разнузданные оргии устраивались при дворе. Такие групповые «церемонии» стали фирменным знаком её правления. Аппетиты Цы Си не знали границ. Начинала она скромно - с одного-двух любовников. Постепенно их число выросло до сотен. Она вернула в практику ритуал предыдущей династии, который назывался «Облизывание тычинок лотоса». Китайская императрица У Ху, введя его в обиход, обозначила приход «эры женского превосходства».



Расхожим сюжетом на эротических гравюрах VII века стали изображения, на которых императрица поддерживает своё платье, а сановник, стоя на коленях, выполняет «ритуал». Цы Си увеличила производство порнографических карточек, в театрах шли пьесы с включением натуралистических сцен, большим спросом пользовались эротические романы.



Наряду с сексуальными извращениями Цы Си прибегала к нетрадиционным методам омоложения. Для этого она ежедневно выпивала кружку сцеженного грудного молока, которое брали у недавно родивших китаянок. У неё были тысячи парадных платьев, бесчисленные драгоценности. Больше всего она любила жемчуг. Меню одного дня составляли не менее ста блюд. При дворе готовили изысканные блюда, а также редкие деликатесы, в том числе, птичье гнездо, плавник акулы и лапу медведя. Истории, в которых говорилось, что Цы Си съедала более 150 тысяч яблок в год, являются мифом. Это означало бы, что она съедала более 400 яблок в день. На самом деле, она не использовала их в пищу, а применяла в качестве парфюма.





Держание собаки в качестве домашнего любимца было популярным хобби во дворце. Императрица содержала более 20 собак, в частности, пекинесов, - она их любила. Вместо того, чтобы держать домашних животных в клетках, Цы Си позволяла своим собакам оставаться внутри специальной виллы, сделанной из бамбука. Собаками, как правило, занимались четыре евнуха. Мастера из Императорского дворца также подготовили большое количество одежды для собак, чтобы те могли носить их каждый год. Одежда была сделана из атласа. Она была украшена специальными цветочными рисунками, вышитыми шёлковыми и золотыми нитями.



Цы Си обслуживали примерно полторы тысячи горничных, портных, ювелиров, парикмахеров. И всё это в конце XIX – начале XX века! Китай, и особенно Закрытый город, где находился двор, медленно расставался со средневековыми церемониями. Заговорить с императором можно было, только став на колени и ударившись лбом о пол. Имя императора запрещалось произносить под страхом смерти. За мелкие провинности слуг могли побить палками или утопить в пруду. Сама Цы Си всегда была готова надавать служанкам пощёчин и приказать бить их палками. Случалось, она и сама участвовала в избиении.







Но при всей архаичности жизни Китая в него всё активнее проникали европейцы. После опиумных войн здесь стало больше англичан и французов. А Германия получила концессии на строительство железных дорог. Китай был беспомощен под натиском европейских держав. В 1872 году 17-летний император Тунчжи женился на Алутэ – дочери сановника Чун И, этнического монгола. Поскольку родниться с монголами императорам не полагалось, семью невесты зачислили в маньчжуры, имеющей аристократическое окаймлённое жёлтое знамя.





В источниках описан сложный церемониал свадьбы. Невесту везли через Ворота великой чистоты, Ворота великого согласия, Ворота небесной чистоты. В то же время через другие ворота провозили трёх наложниц, выбранных для императора. Когда молодые удалились в спальню, два сановника вместе с супругами стали на колени перед дверями и произносили маньчжурские заклинания. Женитьба Тунчжи означала появление ещё одной, третьей императрицы. Алутэ была умна, начитанна и очень нравилась своему супругу. А Цы Си в 1873 году вынуждена была формально отказаться от регентства.
Но уже через год она снова объявила о регентстве – своём и Циань. Дело было в том, что император заболел. Это была тёмная история. Ходили слухи, что мать путём интриг мешала Тунчжи видеться с женой. Наложницы же были ему не по вкусу. И тогда один из евнухов научил его пробираться через потайной ход в город, где к его услугам были многочисленные весёлые дома. И вроде бы, погуляв там, император заразился болезнью, которую официально объявили оспой. Тело его покрыли язвы, и самочувствие стало стремительно ухудшаться. 13 января 1875 года Тунчжи скончался. Не обошлось это событие и без вмешательства императрицы, которая при помощи евнуха заразила сына оспой, а сифилисом он заразился ещё в 14 лет.











А через некоторое время умерла и Алутэ. Цы Си сделала её жизнь невыносимой. Например, когда молодая императрица по традиции приходила к старшей пожелать доброго утра, Цы Си ей не отвечала. Алутэ написала отцу и попросила помочь ей вырваться из золотого плена. Отец ответил уклончиво. Он напомнил Алутэ, что если её в чём-либо обвинят, в том числе и в самоубийстве, уничтожена будет вся её семья. Видимо, эта умная и образованная девушка поняла содержавшиеся в письме намёки. И она умерла «естественной» смертью, уморив себя голодом. Цы Си, чтобы не отдавать власть, нужен был ребёнок на троне. И она его нашла. Им стал четырёхлетний Гуансюй – племянник, сын её сестры. На коронации присутствовали представители европейских дворов. Ребёнок плакал и просился домой. До 1880 года Цы Си опять была регентшей вместе с Циань, но потом та внезапно скончалась.



А перед этим Цы Си прислала ей в подарок изумительно красивую лаковую коробочку с пирожными в форме разноцветных журавлей. Циань полюбовалась, полакомилась – и умерла. Никто из её придворного окружения не посмел ничего сказать. Только брат Циань стоял у ворот Запретного города и кричал об отравлении. По древним законам, у этих ворот человек имел право говорить правду – и никто не мог его остановить. Брат Циань кричал так долго, что сошёл с ума. Гуансюй официально находился на троне с 1873 по 1908-й и умер в один год с императрицей Цы Си, на день раньше, чем она.



Пока он был маленьким, единственным соперником императрицы оставался князь Гун – толковый человек, создавший группу своих сторонников в Совете. Цы Си пришлось некоторое время искать возможность ограничить их влияние на государственные дела. Она нашла её в 1884 году, когда Китай проиграл войну с Францией. Это была борьба за Танкин – так называли тогда Северный Вьетнам. Территория считалась подвластной китайским императорам. А Франция стремилась распространить на неё колониальное влияние. Поражение отсталого в военном и технологическом отношении Китая в этой «войне престижа» было неизбежно. Но Цы Си обвинила во всём Гуансюя, молодого и доверяющего не тем, кому следует, и, главное, Гуна. Она писала: «Наша страна ещё не вернулась к своей привычной стабильности, её дела ещё в критическом состоянии. Князь Гун в начале своей карьеры имел обыкновение оказывать нам самую усердную помощь, но его отношение с течением времени изменилось в сторону самоуверенности и чёрствого довольства от наслаждения службой. И под конец он неподобающим образом надулся от гордости из-за своего положения».



О соратниках Гуна Цы Си отзывалась так: «У них узкие взгляды и недостаток практического опыта. Они и в личной жизни имеют плохую репутацию». Все они оказались в отставке. Не понадобилась даже кровавая расправа. Теперь Цы Си могла упиваться неограниченной властью. В 1894 году она решила, что вся страна должна торжественно отметить её 60-летие. Часто бывает, что самые пышные юбилеи царственных особ выпадают на время политического упадка! По всей стране началось строительство специальных дорог для торжественных церемоний. Вдоль дорог ставились алтари с буддийскими сутрами. Возводились триумфальные арки, не имевшие никакого практического смысла. Деньги выделялись из бюджета и собирались с населения по подписке. А не подписаться было слишком опасно.



Но празднование было испорчено: началась Японо-китайская война. Очередное безнадёжное для Китая столкновение. Протекторат над Кореей, за который сражались Китай и Япония, тоже был вопросом престижа. Цы Си вновь обвинила во всех неудачах молодого императора Гуансюя. Она писала: «Кто мог предвидеть, что коротыши - это была официальная презрительная кличка японцев - осмелятся втянуть нас в войну и что с начала лета они вторгнутся в пределы государства нашего данника (Кореи) и уничтожат наш флот! У нас не было иного выхода, как вынуть меч и начать карательную кампанию». Какая карательная кампания? Все это пустые слова. Пустыми были и демонстрации личного патриотизма: Цы Си выделила на военные нужды три миллиона лян из своих личных средств. Но что значит «личных»? Перед вторжением японских войск в Китайскую Империю правительнице были выделены из казны денежные средства для постройки военных кораблей. Императрица, по своему усмотрению, потратила деньги на восстановление дворца Ихэюань, разрушенного ещё в 1860 году. Это творение поражало всех великолепием. Лето правительница проводила в этом дворце.









Когда пришло время, и чиновники потребовали предъявить им построенные корабли, императрица показала им мраморный корабль, стоявший во дворце, и заявила что он и есть её флот.





Этот поступок Цы Си стоил Китайской Империи потери морской оборонной способности и поражению в войне с Японией. Неудачная война заставила императора Гуансюя в 1898 году предпринять героическую, но безнадёжную попытку провести в Китае реформы. Их возглавил образованный человек Кан Ювэй.



Он весьма разумно начал с просвещения. Это вообще историческая закономерность: реакция начинается с нажима на просвещение, реформы – с его развития. Кан Ювэй предлагал сблизить образовательную систему с западной, изучать европейские языки. В Пекине был создан университет. Кстати, Цы Си открыла его лично уже после того, как расправилась с реформаторами. Кроме того, Кан Ювэй планировал провести модернизацию управления, но это не удалось. Китайская бюрократия оказалась неприступна. Преобразованиям мешала и позиция Цы Си, считавшая, что Китаю нужны разве что декоративные изменения. И тогда в 1900 году реформаторы стали готовить переворот и устранение императрицы, у которой появилась тайная кличка «Старая Будда». Однако Цы Си их опередила. Возглавить военный переворот должен был генерал Юань Шикай, но он перешёл на сторону императрицы.



Гуансюя заставили отречься от престола. Он сам подписал указ, в котором сообщал, что непригоден к управлению и просит «великую мать» Цы Си взять руководство страной на себя. И она «пошла ему навстречу». Гуансюя заточили в сносных условиях на островке посреди водоёма в Запретном городе. Там он провёл в полной изоляции восемь лет.









За Гуансюя пытались заступаться, небескорыстно, конечно, западные дипломаты. Ведь поладить с ним было легче, чем с Цы Си. Защищали они и главных реформаторов. Иногда это заканчивалось трагически. Так, европейские дипломаты просили не обезглавливать бывшего министра финансов Чан Лихуана. Цы Си прислушалась к их просьбам и отправила его в ссылку. Правда, по дороге его удавили. Кан Ювэй спасся. Позже он так отзывался о Цы Си: «Похитительница престола, развратная, глупая, корыстная старуха, игрушка своих фаворитов, не понимающая иностранных конституций и не желающая изменить строй Китая».





А в стране уже полыхало начавшееся в 1899 году в провинции Шаньдун восстание ихэтуаней. Это крупное народное движение окончательно подорвало устои Старого Китая. Восстание развернулось из-за строительства железных дорог, разрушавшего крестьянские хозяйства. Крестьяне ненавидели все эти изменения и виноватых в них «западных варваров» и разрушали железные дороги.





Было создано тайное антиправительственное общество Ихэтуань, в состав названия которого входит слово «туань» – «кулак». Отсюда распространённое неправильное название – «восстание боксёров». Это были не боксёры, хотя участники движения и увлекались боевым искусством ушу. Они стремились сделать тело неуязвимым даже для огнестрельного оружия. В их воззрениях было много мистики. Они даже принимали специальные напитки, вводившие их в транс. Сначала Цы Си колебалась. Она была не прочь использовать ихэтуаней, занимавших определённую антизападную позицию. Да и они сами собирались поднять лозунг «Против западных варваров, за династию Цин!» Но был и другой вариант – «Против западных варваров и маньчжурской династии Цин!» Когда ихэтуани двинулись на Пекин, двор Цы Си бежал в Сиань, древнюю столицу Китая. Вступление восставших в Пекин было ужасно: они грабили, жгли, ломали всё подряд и осадили посольский квартал, где в основном находились «западные варвары». Осада длилась 56 дней и была очень опасна для дипломатов. Это дало восьми странам прекрасное основание собрать против ихэтуаней вооружённые силы и двинуться на помощь династии Цин.







В операции участвовали Великобритания, Германия, Россия, Франция, Австро-Венгрия, Италия, Япония, США. 4 августа 1900 года 20-тысячная армия во главе с русским генералом Н.П. Линевичем с боями ворвалась в Пекин.

Это означало конец восстания ихэтуаней, хотя отдельные отряды продолжали сопротивляться. После случившегося Цы Си стала делать вид, что признаёт необходимость реформ. Она не только лично открыла Пекинский университет, но и проехалась по железной дороге – это было важное послание народу. Императрица посещала образовательные учреждения, в том числе и для девочек. Она поддерживала неоконфуцианское просвещение, из заповедей которого ей ближе всего была идея верности правителю. Цы Си не уставала повторять, что китайская наука выше западной.



Цы Си было уже за 70, а она обещала модернизировать армию к 1922 году. Значит, собиралась жить очень и очень долго. Её двор оставался традиционным. При ней выдвинулся очередной личный порученец – главный евнух Ли Ляньин.







На самых торжественных дворцовых церемониях появлялся остававшийся императором Гуансюй: он находился рядом с троном и никогда ничего не говорил. Мысль о том, что Гуансюй её переживёт, начала серьёзно беспокоить Цы Си. Ведь он был ещё молод. Она даже сказала одному из своих родственников: «Я не допущу, никогда не допущу, чтобы он меня пережил».



Вскоре после этих заявлений в ноябре 1908 года с 14 на 15 число в китайском Запретном Городе произошли 3 события, которые повлияли на историю страны. Гуансюй в 37 лет умер. Правда, есть сведения, что он не был крепок здоровьем и, вероятно, страдал туберкулёзом. Но когда в середине XX века китайские учёные исследовали его останки, в них был найден мышьяк. Заботясь о передаче власти, она опять искала младенца. Её выбор пал на племянника Гуансюя и одновременного внука её фаворита Жун Лу – двухлетнего Пу И.



Он дожил до Революции 1918 года и стал последним китайским императором.





Цы Си скончалась от инсульта в возрасте 72 лет на следующий день. А предсмертные слова Цы Си были такими: «Вот я и состарилась. Правила несколько десятков лет, а никакой пользы стране не принесла». Приписывают ей и фразу: «Никогда не позволяйте женщине править страной». Вряд ли она это действительно говорила. Цы Си умерла в «Зале торжественного Феникса».



Похороны продолжались почти 12 месяцев. Гроб Цы Си несли в Дунлин - 150 километров от Пекина - 7000 носильщиков.





Она была похоронена с невиданной пышностью с очень дорогими ювелирными изделиями и остальными предметами роскоши. Кульминация похорон состоялась 30 августа 1909 года. В этот день была сожжена гигантская похоронная лодка. Она была длиною в 72 метра, изготовлена из высококачественной древесины и покрыта дорогой шёлковой тканью. Лодка была также заполнена многочисленными бумажными изображениями башен, камер, павильонов и десятками изображений слуг в натуральную величину, одетых в костюмы. Лодка была подожжена возле восточных ворот Запретного города, на церемонии, которая предоставила Цы Си «лучшую загробную жизнь». Цы Си была погребена в гробницах императорской семьи.







Её могила была разграблена военачальником Сунь Дяньином и его армией в 1928 году. В истории она осталась не только как символ последней битвы Старого Китая за свою самобытность, но и как воплощение бесконечного властолюбия и аномальной жестокости. После неё остались многомиллионное состояние и дышащая на ладан империя. На престол взошёл её трёхлетний племянник Пу И, которого затем свергли. Потом вспыхнула Синьхайская революция и рухнула империя Цин, а вместе с ней и китайская монархия.




Из лекций Наталии Басовской, с сайтов novostivl.ru, life.ru, zen.yandex.ru. Фото из сети.
Tags: Цы Си, короли
Subscribe

  • Без обезьяньего изъяна

    В час, когда как ягоды, горстями, звёзды с неба хочется срывать, мне явился инопланетянин… пальцев на ручонках - двадцать пять. Глаз во лбу, и…

  • Символы Вечности

    Пройдёт и ночь, пройдёт и день, пройдут недели и года, Как полем облачная тень, пройдут - и нет от них следа. Пройдёт и жизнь, исчезнешь ты, исчезнут…

  • Непонятный пророк

    Путь праведника труден, ибо препятствуют ему себялюбивые и тирания злых людей. Блажен тот пастырь, кто во имя милосердия и доброты ведёт слабых за…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments