Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Categories:

Рождённый среди чаек Босфора

Протянут мост между частями света, и влажный воздух носит запах рыб.
Поток толпы скользит по парапету, к перилам кто-то с удочкой прилип.
На площади базарной у причала взлетают шумно стаи голубей.
Дымится плов, расставлены пиалы, зайди же гость, разуйся, ешь и пей.
Пробудешь в лавке рыночной изрядно, уже забыв, зачем туда пришёл.
Хотел купить халат себе нарядный, и вот как дар, кладут его на стол.
Взяв понемногу перца и корицы, ты продавцу становишься родным.
И вы никак не можете проститься, всё в разговоры погружаясь с ним.
Шагнул Стамбул одной ногой в Европу, потом решил, что хватит, мол, уже.
Вот мчатся в шортах женщины галопом, им семенят навстречу в парандже.
Напротив купол высится Софии, средь позолоты скромно кое-где
Остались лики, скорбные такие. Они сейчас находятся в беде.
Как будто вовсе не было Царь-града! Морской прибой слизал его волной.
Песочный замок, детскую усладу, залил навек с игривостью шальной.
Звучит призыв к вечернему намазу, заворожив певучестью стиха.
И все дела бросают прямо сразу, спешат как овцы, слыша пастуха.
Ковёр босые приласкает ноги, закатный луч ударит в витражи.
Отступят тут житейские тревоги, их с простотою Богу расскажи.
В широтах южных быстро вечереет. Накинет город тёмный свой хиджаб.
Все по домам торопятся скорее, а я – ступить на корабельный трап.
Вот местный мальчик, жмурясь и ликуя, так кукурузу яростно грызёт.
И невдомёк ему, что увезу я его в душе на много вёрст вперёд.
Он подрастёт, окрепнет, поумнеет, но не узнает, что прошли года,
А на полях какой-то там Рассеи о нём припомнят с грустью иногда.
Старуха сонно пряжу растеряла, лоток закрыли с ваксой обувной,
Танцует ветер около вокзала, крутясь, как дервиш – всё беру с собой.
Бывает часто: ноет в сердце рана, чтобы тогда отрадою пахнул
Мне, из морского выступив тумана, великолепный сказочный Стамбул.
                                                                                               Автор: Народ



Стамбул – это не классическая Турция. Это 20-милионный город на стыке Европы и Азии, в котором две культуры тесно переплелись и сочетаются друг с другом. Город, живущий по своим законам. Как и в любом большом мегаполисе, здесь сильно развит индивидуализм: каждый погружён в свои мысли, и никого не беспокоит, что происходит в окружающем мире. Но при этом людям здесь живётся хорошо. Государство о них заботится, и они чувствуют это. Здешние люди спокойные, не конфликтные. Редко можно встретить грубость, неуважение и надменность. В Стамбуле очень хороший сервис. Даже если у предпринимателя скромный киоск, там всё равно будут продавать качественный, вкусный и свежий продукт.















Стамбул, как морская вода на солнце, играет разными краскам и отблесками. Шумные рынки, дорогие машины, модные районы и ветхие, заброшенные здания, которые стоят на одной из самых популярных у туристов улиц. Женщины в хиджабах и никабах, идущие по одной стороне улицы и женщины в шортах с другой. Оглушительный шум Азана, раздающийся со всех сторон, соседствует с шумом уличных музыкантов. Этот город, не похож ни на один другой, он такой, какой есть и другого такого не найти. А влюбившись в него, хочется возвращаться в Стамбул, все остальные города уже теряют свою красоту, они тебе не интересны. Пусть в некоторых из них и красивее, современнее, чище, всё это неважно. Они не Стамбул, они не Константинополь.

















Вкус турецкого кофе с апельсиновым фрешем не перебить ничем, он надолго запоминается и манит обратно. Красочный Гранд Базар, где можно целый день торговаться и сказочный Медресе. Чайки, пролетающие над головой и различные языки, которые ты слышишь вокруг. Туманный Босфор, дождливый Стамбул, всё это сплелось воедино. Здесь можно не мечтать, а взять и прокатиться по Босфору, подняться на нос парома, ощутить мощный ветер, насладиться солнцем и шумом волн.







В конце третичного геологического периода Босфор был маленькой речушкой. Она с журчанием текла между двумя озёрами - тем, что стало потом Чёрным морем, и тем, на чьём месте ныне расположено Мраморное. В начале четвертичного периода под воздействием эрозии земля здесь треснула и опустилась - представляете, как были поражены в этот день лягушки? Насколько их, привыкших запросто перескакивать с одного берега речушки на другой, ошарашило то, что внезапно берега её далеко разошлись друг от друга, а дно стало недосягаемо глубоким. Однако последующие поколения лягушек, поскольку они родились уже при этом новом состоянии, наверняка воспринимали случившееся как нечто совершенно обыкновенное. В то время, когда оседание почвы превратило реку в пролив, человек ещё не удостоил чести своим присутствием не только то место, где сейчас расположен Стамбул, но и Землю вообще. А это означает, что история девушки-жрицы Ио, выдуманная мифологией, также представляет собой плод последующих эпох.



Если верить мифологии, западный мир назвал пролив Босфором именно из-за этой крохотули-девчушки. Властитель Олимпа Зевс после того, как у его жены Геры начался процесс менопаузы, начал втайне от неё частенько спускаться на Землю и заниматься там, мягко говоря, делами непотребными. Так он завлёк в свои сети и Ио, исполнив с ней желаемое. А затем, чтобы уберечь Ио от гнева своей жены, превратил девчушку в белую корову. Но Геру провести не удалось, она напускает на корову слепней. Те больно жалят, корова от них убегает. Достигает берегов пролива. Здесь Ио находит место, где можно перебраться через него, и, перейдя, обретает себе убежище там, где ныне расположен Кадыкёй - район Стамбула в азиатской части города.



Вот так, по мнению языковедов, и появилось название «Босфор», что в переводе с греческого означает «Коровий брод». А Иочка потом перебралась в Египет, вернула себе человеческий облик и нашла своего пожилого возлюбленного - Зевса. На берегах реки Нил назло Гере они провели свой второй медовый месяц. А если обратиться не к воображаемой, а подлинной истории, то первым, кто построил мост через пролив, был Дарий I. И коль нет в этой цифре преувеличения, переправил через пролив семисоттысячную армию по временному мосту, состоявшему из плотов, перекинутых с корабля на корабль. Честь создания современного моста через пролив была судьбой предопределена Турецкой Республике. Современные турки гордятся своими мостами через Босфор.















Когда начали строить первый, многие говорили, что мост испортит прелесть Босфора и силуэт города. Однако мост, поставленный в одном из самых красивых городов мира, среди величайших памятников истории, точно так же, как его мечети и дворцы, сумел гармонично влиться в извилины окружающих холмов. После нелёгких и нескорых поисков была достигнута величавая простота моста в её благородной скромности. Ею мост отличается от нуворишской безвкусицы Шератона, Хилтона и Интерконтиненталя, которые, возвышаясь монументами безвкусицы, ломают горизонты города.









Что такое мост? Отрезок пути, покрывающий некую пустоту, устраняющий разрыв между одним пунктом, с которого начинается, и другим, которого достигает. Цивилизация преодолевает горы, прокладывает окружные и кольцевые автострады, строит самые разнообразные мосты. Но вот коммуникаций между людьми установить ей что-то не под силу. Мы открыли дорогу даже в космос, перебросили мост между Землёй и Луной, а сами между собой тёплого, искреннего, человеческого диалога вести пока не в состоянии. Район Стамбула Ускюдар, расположенный прямо напротив бухты Золотой Рог, является самым интересным районом азиатской части города.



В древности эта местность называлась Хризополис («Золотой город»), а затем была переименована в Скутари. В 324 году император Константин Великий разбил в этом месте своего соперника Лициния, после чего стал единовластным правителем Римской империи. В VII-VIII веках этот район разрушали персы и арабы, а в 1203 году он был занят участниками IV Крестового похода. Во времена Османской империи, когда Ускюдар развивался как торговый центр, его украсили мечети и караван-сараи. Здесь сходились все дороги Малой Азии, и именно отсюда каждый год начиналось паломничество в Мекку. С постройкой же в 1903 году Азиатской железной дороги Ускюдар потерял своё былое значение.



Улицы Ускюдара - это отдельная история. Узкие, изогнутые, ведущие то вверх, то вниз. Это преимущественно старые дома, с узкими переулками. В отличие от современной европейской части города, здесь в Ускюдаре более традиционный и консервативный уклад жизни. Женщины в большинстве своём ходят в традиционной закрытой одежде и с покрытой головой. Тут практически не продают пиво, ни в магазинах, ни в кафе. Во двориках мечетей сидят местные старики - разговаривают, читают газеты, пьют чай.















Напротив Ускюдара, прямо в месте слияния Босфора и Золотого Рога, возвышается потрясающая белоснежная башня.



Став свидетелем античной эпохи и отреставрированная в период Византийской, а потом и Османской империи, она предстала перед нами в том уникальном виде, которое мы можем наблюдать. В период до нашей эры, остров, на котором сейчас расположена Девичья башня, был частью Азиатского берега, с течением времени отделившись от него, он закрепился там, где находится и сейчас.











Первые исторические сведения рассказывают не столько о строении, сколько о скалистом островке, на котором она была построена на заре первого тысячелетия. Официальная история башни началась в 411 году до н.э. во время войн между Афинами и Спартой. Предшественник Константинополя город Византий стал на сторону спартанцев. Так европейская часть пролива Босфор перешла к Спарте, а азиатская - к Афинам. В конечном счёте, Афины победили, но некоторое время по отношению к Византию они не предпринимали никаких репрессивных действий. Победители предпочли согласованно взять пролив Босфор под контроль и взимать в свою пользу налоги с проходящих через него кораблей. Для этого на небольшом каменистом островке, расположенном недалеко от берегов, были воздвигнуты сторожевая вышка и таможенная контора, взимавшая пошлины с проходящих мимо кораблей. Эта башня входила в состав крепости. В периоды военных действия башню соединяли с европейским побережьем огромной металлической цепью, другой конец которой тянулся до Серайского мыса. Если эту цепь натягивали, то пролив Босфор блокировался, и движение судов по нему становилось невозможным.











До 1453 года сведения о судьбе Девичьей башни отсутствуют. Когда турки захватили Константинополь и переименовали его в Стамбул, на острове был выстроен деревянный маяк, обращённый в сторону Мраморного моря. Это строение указывало путь кораблям во время тумана или в тёмные грозовые ночи. Во времена Османской империи здесь же содержали приговорённых к смерти заключённых. На островке базировался гарнизон из 100 солдат и 40 орудий. Но в 1719 году в маяк сгорел. Великий визирь Дамат Ибрагим-паша отстроил здание заново. Теперь башня стала каменной, с множеством окон и живописной башенкой на свинцовой крыше. Когда в 1829 году на Босфоре свирепствовала холера, башня выполняла роль лечебницы и изолятора для заболевших. В 1832 году по указанию султана Мехмеда II оно было отреставрировано. В 1857 году, став имуществом специального комитета по управлению маяками, перестроено в полностью рабочий маяк, который автоматизировали к 1920 году. После Второй мировой войны и очередной модернизации, башня перешла в ведение военно-морских сил Турции. Долгое время она служила не только маяком, но и центром связи, складом и пунктом управления движением кораблей в проливе.













Во второй половине XX века в проливе Босфор движение судов из разных стран мира стало более интенсивным: увеличилось количество и размер курсирующих здесь кораблей. С того момента пора тишины и покоя для Девичьей башни закончилась. После 1983 года морская администрация Турции использовала башню как промежуточный пункт управления движением судов в проливе. В самом начале 1989 года внимание публики снова было приковано к Девичьей башне. В одном из репортажей под заголовком «Девичья башня отравлена» сообщалось, что там хранится цианид, с помощью которого на кораблях, находящихся в верфях, травили паразитов. Когда в доке снесли склад, в котором хранился цианид, этот смертельно опасный яд перенесли в башню, поскольку «больше его негде было хранить». Так образно «отравили» одинокую босфорскую «девицу». В репортаже, однако, отмечалась серьёзная проблема: если бы пары этого вещества взорвались, Стамбул бы потрясла страшная экологическая катастрофа. В течение восьми месяцев пресса и телевидение то и дело сообщали об этой опасности. В итоге проблема была разрешена, когда контейнеры с цианидом перевезли в иное место.











В мае 1992 года группа молодых поэтов при содействии мэра прибыла к Девичьей башне и заявила о своём желании превратить практически заброшенную башню в культурный центр. Поэтому, когда в башне разместились художественные выставки, фотогалерея и даже стали проводиться концерты, на некоторое время она ожила. В течение этого недолгого периода башню стали называть «республикой поэзии». После 1995 года место было арендовано у министерства Туризма холдингом Hamoğlu Holding на срок 49 лет. В 1999 году в башне был проведён капитальный ремонт на высокотехнологичном современном уровне.





















На потолке верхнего яруса башни-бара изображена карта византийского Константинополя.



Больше, чем славная история, туристов привлекают романтические легенды, связанные с башней. Одна из них рассказывает, что давным-давно этими местами правил грозный император. Он владел бесчисленными сокровищами, собранными со всех концов света, но ни одной не дорожил так, как своей единственной дочерью. На беду, над девицей тяготело проклятье. Пророк, гостивший в дворцовых палатах, ясно видел: юная красавица умрёт, едва ей исполнится 18. На всё был готов отчаявшийся отец, чтобы защитить дочь. Он выстроил высокую башню на острове и заточил в ней свет своих очей. Каждый день в течение долгих лет он навещал её, одаряя своей лаской, и девушка не чувствовала себя ни несчастной, ни одинокой. Но время быстротечно. Наступила и роковая дата. В день совершеннолетия дочери император преподнёс ей роскошный дар - корзину, полную спелых заморских фруктов. Но, едва успев её открыть и выбрать самый сочный из плодов, принцесса упала замертво. В глубине корзины пряталась ядовитая змея. У легенды есть и ещё один, куда более счастливый конец. Девушку спас персидский царевич, успевший высосать яд из её крови. В честь дочери императора башня и была названа Девичьей.







Вторая легенда не менее трагична, чем первая. Она рассказывает о несчастной любви простого юноши Леандра и служительницы храма Афродиты, красавицы по имени Геро. Конечно, жрицам храма любви самим не полагалось знакомиться и влюбляться в мужчин. Но сердцу, как известно, не прикажешь. Вот так и произошло с Геро. На одном из празднеств, посвящённых богине любви, она встретила Леандра и влюбилась в него. Молодой человек также полюбил красавицу всей душой. Нарушая запреты, влюблённые стали встречаться тайно. Для этого они придумали специальный условный знак. В подходящее для встречи время Геро зажигала большой, яркий фонарь и ставила его в оконный проём на самом верху башни. Леандро, дождавшись заветного огонька, тут же приплывал к возлюбленной на свидание. К сожалению, однажды их тайна вскрылась. О встречах узнал верховный жрец храма и решил избавиться от назойливого юноши. Но сделать это нужно было хитро. И жрец придумал коварный план. В день, когда Геро в очередной раз зажгла фонарь, он вызвал девушку к себе, а своим помощникам приказал погасить огонь. Леандро не сумел в ночной тьме отыскать дорогу к башне, и его лодка разбилась о скалы. Узнав о смерти юноши, Геро не смирилась с потерей и сбросилась с вершины башни в пучину морских вод. В память об этой истории Девичья башня имеет второе название – Леандрова.



Девичья башня имела и другое название: Дамалис. Так она была названа в честь жены правителя Афин, Кхариса. Когда его жена Дамалис умерла, она была похоронена на берегу, и именно в честь неё было дано имя башне.



Башня сама по себе очень романтична как по своему расположению, так и внешне. Находится она на пути всех морских судов, проходящих по проливу Босфор. Подобраться к ней можно только на катере. Девичья башня подобно изящной статуэтке красуется на тёмном бархате Босфора на высоте 23 метров. Состоит она из трёх ярусов – павильона в основании, центрального этажа и навершия с открытой галереей, опоясывающей башню. В верхнем ярусе – капсуле, расположен световой элемент, подающий белые и красные вспышки, которые усиливаются восьмигранной призмой. Вспышки производятся каждые три секунды. Венчает строение острый шпиль, на котором развевается турецкий флаг. Сама по себе Девичья башня, по сути, небольшая крепость Стамбула.



















Стены сложены из множества мраморных и известковых фрагментов античных храмов и дворцов.







Достопримечательность, несмотря на дороговизну, пользуется неустанным вниманием туристов. На территории небольшого острова с Девичьей башней находится ресторан, кафе, сувенирная лавка и смотровая площадка. С высоты смотровой площадки можно полюбоваться панорамой азиатской части Стамбула и понаблюдать за движением судов в Босфоре. Один за другим по Босфору проплывают сухогрузы и танкеры. Зрелище очень увлекательное и захватывающее в том смысле, что ты видишь эти древнейшие морские пути, описанные ещё в сказочных мифах. Жизнь в морских водах Босфора просто бурлит. Это все надо увидеть самому, чтобы раскинуть руки навстречу проливу, вдохнуть морской воздух, услышать крики суетливых чаек, проникновенные гудки океанских кораблей и охватить всё это целиком и сразу.













В основании расположен один из самых фешенебельных ресторанов. Внутри все фактурно и романтично. Из окон заведения открывается великолепная панорама пролива, в ресторане звучит живая музыка. Чтобы попасть в средневековые каменные интерьеры ресторана и попробовать блюда турецкой кухни, нужно предварительно записаться. Тогда вас примут по высшему уровню гостеприимства. Еда подаётся в турецком стиле с большим количеством закусок в маленьких тарелочках. Меню в выходные и будние дни различается. В ресторане часто проводят свадебные церемонии. Ресторан в Девичьей башне очень любят молодые пары, которые хотят сберечь свою любовь на всю жизнь. По преданию, считается, что свет, исходящий из башни и олицетворяющий любовь Геро и Леандра, поможет им в этом.









Романтичная Девичья башня в Стамбуле неустанно привлекает внимание. Именно «Кыз Кулеси» (Девичья башня) упоминается в десятках песен турецких исполнителей. Множество известных произведений искусства посвящено этой, уже ставшей культовой, башне.









Именно здесь всемирно известный русский художник Иван Айвазовский написал картину «Вид Леандровой башни в Константинополе».



Здесь засветился агент 007 в «И целого мира мало» в исполнении Пирса Броснана. Башню можно увидеть в компьютерных играх, в турецких телесериалах, в целом ряде известных шоу. Изображение отражено на национальной валюте Турции.
«Закрыв глаза, я слушаю Стамбул – сначала – ветра лёгкое дыханье
И трепетной листвы зелёный гул, и звонких колокольчиков порханье
Стамбульских водоносов, и журчанье прохлады, наполняющей Стамбул.
Я слушаю Стамбул, закрыв глаза, – птиц над Босфором плавное круженье,
И рыбаков усталых голоса и плеск сетей, их трепет и скольженье,
И женской ножки в море погруженье – я слушаю Стамбул, закрыв глаза».
Орхан Вели Канык











Использована информация с сайтов moystambul.ru, Shkolazhizni.ru, architectureguru.ru, liveinternet.ru, фото из сети.


Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments