Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Аборигены Земли

Швартовался у Китового Уса. Утомлённо заскрипело весло.
Ангел тропиков зевнул и проснулся, с любопытством почесал под крылом.
День взорвался переспелым кокосом. Опрокинул всё, что было вчера.
Полуголые, черноволосые - меланхолии моей доктора.
Я был с теми, кто радушен и весел в неосознанной нирване любви.
Здесь поэзия моей Полинезии. Здесь живут аборигены Земли.
Привкус кавы на губах иностранца, вопли тропиков, закатов латунь,
Красота татуированных танцев на коралловых ладонях лагун.
Я не сразу понял то, что случайно обнаружил в людях возле меня
Безупречное туземное счастье, непорочное, как боги огня.
Я отчаливал в тоске и отчаянье. Твёрдо зная - никогда и никто
Безнаказанно не возвращается в бухту Выбросившихся Китов.
Я ещё надеюсь... Только всё реже. Всё заманчивей одна из идей -
Взять и выброситься на побережье постоянно несчастливых людей.
Владимир Вэ



В 2008 году 40-летний турист, бизнес-консультант из Германии Stefan Ramin отправился в кругосветное путешествие на яхте из Турции со своей девушкой, Хайки Порч. Они проплыли по Средиземному морю, потом через Атлантический океан к Карибским островам. Летом 2011 года они добрались до южной части Тихого океана через Панамский канал. 16 сентября они прибыли на остров Нуку-Хива во Французской Полинезии, где предполагали оставаться в течение нескольких месяцев.





Они наняли местного проводника. Гид, 31-летний Henri Haiti, показал туристам остров, а потом пригласил Рамина на традиционную для тех мест охоту на коз. Однако через некоторое время проводник вернулся к туристке один и сказал, что её другу нужна помощь. Но вместо того, чтобы отправиться спасать Стефана, гид напал на 37-летнюю Хайки, привязал её к дереву и изнасиловал. Только через несколько часов девушка смогла выпутаться и добралась до полицейского участка в деревне. Отряд полицейских, состоящий из 22 офицеров, занимался поисками Генри Гаити, который был последним, кто видел туриста живым.



Стефана считали пропавшим без вести, а затем в отдалённой долине в кострище были найдены кости и зубы. 21 октября, после проведения ДНК-теста, стало окончательно известно, что кости, найденные в костре на острове, принадлежат именно пропавшему немецкому туристу. В полиции предположили, что Гаити, работавший у Рамина гидом, убил и съел немца, но французский прокурор Jose Thorel категорически отверг эту версию. «Я не хочу ничего слышать о каннибализме. Это бред», - заявил он. И вот, наконец, через месяц после происшествия подозреваемый решил сдаться, его отец позвонил стражам порядка. «Мой сын дома, он хочет отдать себя в руки полиции», - заявил он. Оказалось, что Гаити просто устал скрываться. Его искали полицейские и солдаты, однако Генри прятался в лесах и всегда был на шаг впереди своих преследователей.



Этот остров исторически считается местом проживания племён каннибалов, однако бытовало мнение, что случаи каннибализма остались в прошлом. Интересно, что автор знаменитого романа «Моби Дик» Генри Мелвилл утверждал, что во время путешествия по Тихому океану он был захвачен племенем людоедов на острове Нуку-Хива. К счастью, Мелвиллу удалось бежать. До сих пор идут научные споры о том, почему так много полинезийских племён практиковали каннибализм. Чаще для восполнения белка в рационе, чем для ритуальных церемоний. Но последнее тоже нельзя сбрасывать со счетов. Обитатели острова задабривали морское божество Ика, принося ему человеческие жертвы. Несчастный наподобие рыбы ловился на крючок, а затем его связывали и подвешивали на дерево над алтарём. Какое-то время жертву не трогали, а потом начинали бить дубинкой по голове, пока не вышибут мозги. А некоторые учёные полагают, что только для женщин и детей поедание себе подобных было необходимо для пропитания. Мужчины же племени, таким образом, присваивали себе силу поверженного врага. С этой же целью они коллекционировали черепа съеденных ими людей.



Остров Нуку-Хива относится к Северной группе Маркизских островов. Они находятся в самом центре Тихого океана, и напоминает осколки затерянного мира. В настоящее время население полинезийских островов составляет не более 10 000 жителей. Самый густонаселённый город - Тайхэ, столица острова Нуку-Хива, но его население составляет всего 2000 человек. Нуку Хива, самый большой из Маркизских островов, имеет достаточно крутые горные склоны, созданные извержениями вулканов. Это не курортный рай, это место, где каждый потерпевший крушение или художник хотел бы остаться навсегда. Здесь все далеко: города, толпы людей, машины. Между этой территорией и ближайшим континентом, Америкой, расстояние в 5000 км воды океана, а до ближайшего соседнего острова, Таити, чуть более 1500 км. Вокруг 15 островов, образующих архипелаг Маркизские острова, шесть из которых населены, нет ничего, кроме воды, скрывающей глубокие подводные вулканы.



На самом деле острова образованы хребтом одного большого вулкана. Французский художник Поль Гоген жил и умер на этих островах, стремясь убежать от цивилизации, создавая здесь свои произведения искусства.



В настоящее время на Маркизские острова можно попасть частным самолётом с Таити, старшей сестры островов, которые составляют Французскую Полинезию - заморское владение Франции. Крупные воздушные суда не могут приземляться на островах, поэтому воздушное сообщение с материком не существует. Если нет ограничения по времени, можно сесть на грузовое судно, которое прибудет к островам примерно за 14 дней. На яхте переход продолжится 26 суток.



Архипелаг был огромной неожиданностью и для первых исследователей. По пути на Филиппины, из ниоткуда, испанское судно San Lesmes натолкнулось на гористые обрывистые острова, прежде чем попало в шторм. В течение 70 лет считалось, что экипажу судна из-за долгого нахождения в море почудились острова, пока в 1595 году испанский моряк Альваро де Менданья снова ни нашёл их и ни назвал острова в честь своего покровителя маркиза Гарсия Уртадо де Мендоса – вице-короля Перу. Коренные жители Маркизских островов с гордостью демонстрируют свою татуированную кожу, со сложным рисунком и загадочными символами.













Насчитывается более 170 индивидуальных мотивов татуировки, которые сохранились несмотря на запреты и преследования этой традиции со стороны французских чиновников. Татуировки высокого класса могли иметь все, кто мог себе позволить оплатить работу и обеспечить питанием талантливого мастера тату и всех его помощников. Это очень сильно отличалось от обычаев на других архипелагах Тихого океана, где самые красивые татуировки делали исключительно вождям, шаманам и выдающимся воинам.





Если европейцев с татуировкой познакомил Джеймс Кук, то жители России узнали об этом явлении благодаря знаменитому русскому мореплавателю Ивану Федоровичу Крузенштерну, возглавлявшему в 1803-1806 годах первое русское кругосветное плавание.







Именно из этой экспедиции были привезены изображения татуированных местных жителей острова Нукагива, или в современном произношении Нуку-Хива.













Здесь изображён Крузенштерн в хижине вождя





В отличие от пышной тропической растительности, Маркизские острова на удивление сухие, хотя и лежат в тропиках. Отчасти это связано с большой удалённостью архипелага от влажных восточных ветров, являющихся источником осадков в остальной Полинезии. Самая высокая точка Маркизских островов находится на острове Хива-Оа и составляет 1190 метров над уровнем моря.





В отличие от большинства тропических островов Маркизские не защищены коралловыми рифами, и поэтому не имеют того огромного видового разнообразия, как в остальной Полинезии. Воды архипелага богаты разнообразными акулами, в том числе и теми, которые находятся под угрозой исчезновения. Полинезийцы были язычниками: у каждого острова, семьи и профессии были свои atua (боги). С помощью особых ритуалов, боги спускались на землю, вселялись в tiki (идолов) и вступали в контакт с людьми. Спустившись, atua повышали у людей mana: божественную силу, нужную для здоровья, плодородия, удачной войны, рыбалки и т.д. Мана предоставлялась в ходе ритуалов в обмен на «дары» богам, поскольку у полинезийцев любой подарок почти всегда гарантирует подарок в обмен. И лучшим подарком богам было, конечно, человеческое жертвоприношение. Любой успех предопределялся большим количеством накопленной маны, тех, у кого маны было мало, ждали неудачи. Долгое отсутствие богов на земле ману снижало.



Marae (храмы) можно найти на всех архипелагах Полинезии, они не такие уж древние: их строили начиная с XV века и позже. Марае выглядели примерно как мощёный камнями и окружённый te patu (каменной стеной) te tehua (двор), с te ahu (алтарём) в дальнем конце. Алтарь был похож на каменный стол или каменную многоэтажную пирамиду. Ещё внутри marae были te fata ʻaiʻai и te fata rau - деревянные платформы для жертвоприношений и деревянные же (из хлебного дерева!) антропоморфные, зооморфные или в форме абстрактных геометрических фигур идолы unu, символизировавшие ярчайшие звёзды неба (колонны, на которых держится небесный свод). Они были посвящены богам или духам, охраняющим семью-владельца марае. Идолов красили в священный красный цвет. На алтарь для молитв забирались только tahuʻa и ariʻi (вожди), для всех остальных ahu были строжайшим tapu (табу). Женщинам и детям нельзя было заходить даже на священный двор, за исключением случаев, когда женщина была вождём, в этом смысле в Полинезии всегда было полное равноправие.









До прибытия европейцев в XVIII веке marae играли фундаментальную роль в полинезийском обществе, в наши дни полинезийские marae - груды камней. Всё самое важное в Полинезии происходило в marae, они были не только храмами, в них принимались все важные решения. Храмы выполняли социальные (клубы), политические (правительственные/парламентские) и даже землеустроительные функции. Храмы строились, чтобы обозначить право собственности семьи на землю. С распространением христианства в Полинезии в XIX веке, эта культура была мгновенно утрачена, и всё что мы о ней знаем либо догадки археологов, либо то, что успели задокументировать первые европейцы. Ещё в 1700-1800 годах найти остров без людоедства в Полинезии было очень сложно. Кормовых людей называли «длинными свиньями» - за схожесть внешнего вида и вкуса.









Увидеть marae на Таити просто, достаточно свернуть по указателю с единственной на острове кольцевой дороги. На Таити асфальтированное шоссе только одно - вокруг острова по берегу. Узкая береговая полоса вся застроена одноэтажными жилыми домами местных, а гористый и изрезанный обрывистыми долинами центр острова можно использовать с трудом.





Марае на Таити - это новодел, конечно. Тёмная «шляпа» на идолах научно вряд ли обоснована, возможно, псевдореставраторы вдохновились идолами с острова Пасхи. Вряд ли тут есть что-то настоящее, кроме самого места и части камней: деревянные идолы unu, каменный двор-tehua, окружённый каменной стеной-patu, в дальнем конце - алтарь-ahu.











За настоящими идолами и аутентичными храмами надо, конечно, с Таити куда-то лететь: например, 4,5 часа над Тихим океаном (как из Москвы в Лондлон!) на маркизский остров Hiva Oa, остров, на котором Поль Гоген выбрасывал свои зубы, шприцы от морфина и другие предметы в колодец. Четыре зуба, многочисленные бутылки из-под спиртного, шприцы со следами морфина, парфюмерные флаконы с французскими клеймами, банка из-под говяжьего концентрата Bovril, куски оранжевого и охряного пигментов, до сих пор пахнущих льняным маслом, используемым для масляных красок, куски кокосовых скорлупок, которые Гоген, вероятно, использовал в качестве палитры. Всё это, принадлежащее французскому постимпрессионисту Полю Гогену, нашли на Hiva Oa археологи, где художник провёл последние два года своей жизни. Раскопки проводились возле дома Гогена «La Maison du Jouir» (Дом наслаждений)



в Атуоне, главном городе Хива-Оа.











Зубы и прочие находки лежали в колодце, выкопанном художником. Но жители Маркизских островов не пользуются колодцами, и после смерти художника они засыпали источник воды мусором из Дома наслаждений. Гоген считал современную цивилизацию болезнью общества, отрицал её блага и во всю силу своего бунтарского темперамента боролся с миссионерскими влияниями в Полинезии, куда он переехал в 1891 году и где создал более 80 живописных полотен. Возвращение Гогена в Париж в августе 1893 году прошло не совсем так, как он рассчитывал: без фанфар, без возбуждённых поклонников и без высоких продаж его картин.







Несмотря на интерес к его работе, успех всё ещё ускользает от него. Его жена прекращает все связи с ним. В этот период он обучается глазурованию и изготовлению керамики на улице Бломе в Монпарнасе. Гоген предполагает, что его керамические работы будут пользоваться большим спросом, чем его живопись, но этому не суждено, увы, сбыться. Второй причиной его обращения к керамике стало знакомство ещё в детстве с доколумбовой керамикой инков, которая произвела на него неизгладимое впечатление. Корни его творчества лежат в Перу, где он провёл раннее детство в доме своего дяди по материнской линии, принадлежавшего к знатному испанскому роду.



Яркая природа Латинской Америки, благодатный климат, колорит смешения испанской культуры и культуры инков - всё это отложилось в памяти Гогена-ребёнка и навсегда оставило потребность в ярком солнце и сочных красках. Именно в этот период он создаёт свой лучший керамический шедевр - «Овири». Овири - таитянская богиня смерти - кровожадная и жестокая. Её отвратительный облик, скрученный силуэт, гипертрофированно-большая голова являются как бы антитезой европейского искусства, его гармонии и «благодати».



Овири попирает ногой убитую ею волчицу, а руками душит волчонка. Красная глазурь у левой ноги богини - кровь гибнущего волчонка и его матери. Гоген ассоциирует себя с Овири, на её дикость и жестокость он проецирует свою чудовищность и разрушительную созидательность. Овири стала, по сути, материальной реализацией протеста Гогена против европейского образа жизни, религии, культуры.





Вся керамика Гогена является протестной, отражающей душевные муки Гогена-художника и Гогена-человека. Обычаи аборигенов явились для него открытием, направляющим к утраченной подлинности, которую он воспринимал как всеобщую, способную объединить все народы мира.









В июне 1895 года Гоген отправляется на Таити, чтобы никогда больше не вернуться оттуда. Он взял себе в жены несовершеннолетнюю таитянку, которая родила ему сына. Гоген умер в Атуоне 8 мая 1903 года в возрасте 54 лет от сифилиса. Художник похоронен на главном местном кладбище - Cimetiere Calvaire.











Гоген просил на его могиле установить скульптуру Овири, что и было сделано в 1979 году.





В 2003 году, к столетию со дня кончины Гогена, муниципалитет Атуоны построил копию Дома удовольствий и открыл её для зрителей. Все находки из колодца переданы этому мемориальному музею.





Скрытые в глубинах острова Хива-Оа лежат гробницы двух великих художников - один художник-импрессионист, радикальный визуальный язык которого не будет распознан до его смерти; другой певец-песенник из Бельгии, чьи эмоционально заряженные выступления сделали его одним из самых любимых певцов во французской истории музыки. Бельгийский певец Жак Брель



и французский импрессионистский художник Поль Гоген были двумя монументально влиятельными фигурами, которые жили примерно на один век друг от друга. Каждый достиг многого в своей жизни, однако это смерть, а не жизнь, которая связывает их сегодня; гробницы этих великих художников расположены всего в нескольких метрах друг от друга.













В 1972 году на съёмках фильма Клода Лелуша «Приключение - это приключение» Жак знакомится с молодой актрисой Maddly Bamy, которой будет суждено сыграть большую роль в его жизни. В 1975 году Жак и Мэддли переезжают жить на Маркизские острова.



Чтобы иметь возможность курсировать между островами архипелага, Жак приобретает двухмоторный самолёт, который стоит теперь у хижины Поля Гогена.



Жак Брель умер 9 октября 1978 года, ровно полгода не дожив до своего пятидесятилетия. Согласно его последней воле, он был похоронен на кладбище в Атуоне, в двух шагах от могилы Поля Гогена. Действительно странно, что на барельефе он изображён с Мэддли – но она утверждает, что такова была его воля.







И ещё говорят, что с ней он был неподдельно, реально счастлив и что это бросалось в глаза. Этот человек сумел срежиссировать свою жизнь как спектакль. Каждый день он ставил перед собой новые препятствия, чтоб их преодолеть – и остановка была равносильна смерти. Он был поэтом, композитором, киноактёром, кинорежиссёром, лётчиком, мореплавателем и великим певцом.



«Послушай меня, несчастный мир
Несносный мир
Это невыносимо
Ты слишком низко пал
Ты слишком сер
Ты слишком уродлив
Несносный мир
Слушай – рыцарь бросает тебе вызов!
Да, это я, Дон Кихот
Синьор Ла-Манчский
Навеки на службе чести
Да, я имею честь быть собой
Бесстрашным Дон Кихотом
И ветер истории поёт во мне.
А впрочем, какое значение имеет история
Если она ведёт к славе!»



Hiva Oa - лучшее в мире место для знакомства с полинезийскими каменными истуканами. В большинстве полинезийских культур от Новой Зеландии до Гавайев тики были почти всегда деревянными. Оригиналы до наших дней дожили в небольшом количестве и находятся в музеях.
На некоторых островах делали каменные тики, но меньше, и сейчас их тоже попрятали по музеям, и, получается, что тики в условно-естественной среде остались, разве что, на Маркизских островах (95 штук) и острове Пасхи (887 штук). Чтобы добраться до Hiva Oa регулярными авиарейсами, надо сделать 4-5 пересадок. Это, конечно, не идёт ни в какое сравнение с жалкими двумя пересадками, чтобы побывать на пустынном острове Пасхи.



На Hiva Oa кругом джунгли, от единственного на острове посёлка до аэропорта идёт нормальная дорога.





Потом – в лучшем случае, грунтовая.







Полинезийские деревни прячутся в бухтах, покрытых пальмовым лесом.





Церкви стоят на высоких стилобатах, вдохновлённых архитектурой языческих марае, а, скорее всего, и прямо поверх исторических.



Дома охраняют то ли реплики тики, то ли оригиналы, добытые где-то в джунглях. Они же глядят на тебя из-за оград частных дворов.





На острове много развалин и артефактов, но нет указателей, где-то нет дорог и добраться до них без проводника невозможно. Единственный Улыбающийся тики увидеть просто: заботливый туристический офис установил на главной дороге указатель и понятно разметил тропу через джунгли.









Но большая часть тики (18 штук) гнездится в развалинах на окраине района Puamau.

























Как и на острове Пасхи, истуканов делали из красного вулканического туфа.





Самый высокий тики на Маркизских островах - Tiki Takaiʻi - 2,67метра.



Выше него - только истуканы острова Пасхи.



Но вернёмся к началу повествования на остров Нуку-Хива. Ранее его называли островом Мэдисон, сейчас в переводе - «Величественный остров». Возможно, это название действительно оправдано, так как этот уголок планеты может содержать разгадки вселенских тайн, которые интересуют учёных на протяжении многих десятилетий.



Здесь невероятно красивая природа. Буйная зелень соседствует с горными возвышенностями, в тёплых океанических водах разнообразный, красочный подводный мир потрясает воображение даже самого искушённого путешественника. Дополняют эту природную картину два потухших вулкана в окружении остроконечных скал. Кратер одного из них заполнился водой, такое мало где можно увидеть. Плюс ко всему отсутствие всяких природных катаклизмов и сезонов дождей. Прямо рай на Земле. Можно сказать, что Нуку-Хива малонаселённый остров. Здесь постоянно проживает чуть более 2 тысяч жителей.

















Как у любого другого народа, у местного населения есть легенда о происхождении Нуку-Хива. Согласно ей, бог Оно хвалился перед супругой, что построит дом всего за один день. Для этого он собрал всю землю, из неё сотворил острова, каждый из которых соответствовал определённой части дома. Нуку-Хива в этой конструкции был крышей дома бога Оно. Остатки земли Оно собрал в кучу - таким образом, получился остров Уа-Хука, находящийся восточнее Нуку-Хива. В переводе означает «запас богов».





Некоторые места нашей планеты хранят в себе тайны древних цивилизаций, поражающие учёных со всего мира. На острове Нуку-Хива имеется необъяснимая загадка - древнейшие статуи неких существ, которых уфологи сравнивают с рептилоидами. Диковинные статуи острова, не имеют аналогов на Земле. Такое впечатление, что древние скульпторы высекали из камня явно не земных жителей. Существа, увековеченные в камне, имеют тела с выпуклыми животами, большие продолговатые головы, на которых выделяются огромные глаза. А облачены они в одежды, очень похожие на скафандры.





















Учёным пока не удалось выяснить, что это: плод фантазии безумного скульптора или впечатления от встречи с инопланетными существами. Но даже самые скептически настроенные исследователи уверены, что в этих статуях нет ничего человеческого. Между тем тики очень напоминают описания гостей из далёкого космоса, с которыми встречались наши современники. Выходит, жители Нуку-Хива тоже их видели? И не просто видели, а попали под их власть, если почитали их как божеств и поклонялись им. Самое крупное изваяние имеет 2,5 метра в высоту.

















Ни одна скульптура не повторяет другую, каждая изображает определённое божество. Местные жители до сих пор убеждены, что тики несут в себе силу изображённого бога. Один помогает в военных делах, второй спасает от беды, третий способствует богатому урожаю и т. д. Те, кто придерживается версии об инопланетянах, считают, что моделями для тики служили разные группы пришельцев. Одни скульптуры похожи на рептилоидов - самых древних и злобных, по мнению уфологов, существ во Вселенной. Кстати, их цивилизация достигла высокого уровня развития, и её представители вполне могли управлять людьми. Это к вопросу о поклонении тики.















Другая группа скульптур, считают те же уфологи, изображает «серых пришельцев». Они отдалённо напоминают человека с тщедушным телом, тонкими руками и огромной головой. Только непропорционально большие глаза и рты выдают в них инопланетные существа. Есть мнение, что вначале на острове появились рептилоиды. Они смогли поработить людей, заставить их поклоняться, стать для них божествами. А потом они же создали «серых пришельцев», используя тех в качестве рабов. Поэтому скульптуры так различаются между собой. Но всё это только предположения, фантазии и домыслы. И кто знает, удастся ли человечеству когда-нибудь разгадать тайну идолов острова Нуку-Хива.







Информация из Интернета. Все изображения взяты из открытых источников яндекс картинки и принадлежат их авторам.

Tags: остров
Subscribe

  • Там, где Грёзы. Часть 2

    Восемь дней от Харрара я вёл караван сквозь Черчерские дикие горы И седых на деревьях стрелял обезьян, засыпал средь корней сикоморы. На девятую ночь…

  • Там, где Грёзы. Часть 1

    Оглушённая рёвом и топотом, облечённая в пламень и дымы, О тебе, моя Африка, шёпотом в небесах говорят серафимы. И твоё открывая Евангелье, повесть…

  • Ничтожная сила человека. Часть 2

    Человеку грешно гордиться, человека ничтожна сила: Над землёю когда-то птица человека сильней царила. По утрам выходила рано к берегам крутым океана…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments