Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Categories:

Неразумное в погоне за несъедобным Часть 2

Мистер Порядок бежит – только пятки сверкают,
Но старая матушка Хаос его обгоняет
                                         Иллюминатус!



Окончание
Начало: You've come to take control

На продуваемой всеми ветрами равнине в северной части Атлантиды готовится к запуску гигантская ракета в форме слезинки. Груад находится в центре управления полётом и спорит с Каджеси и Ву Топодом, которые пытаются его отговорить. Груад говорит: «Род людской выживет. Выживут самые чистые из атлантов, а не те свиньи, не те роботы, не те жалкие существа, не понимающие разницы между добром и злом. ОНИ пусть погибнут!» Он с силой бьёт по красной кнопке, и ракета с рёвом уносится к Солнцу.



Она долетит до Солнца за несколько дней, а тем временем Груад собирает всех членов Неразрывного Круга на борту воздушного корабля и они устремляются из Атлантиды на восток, в высокогорную область, которая когда-то станет называться Тибетом. Груад рассчитал, что к тому времени, когда ракета столкнётся с Солнцем, они совершат посадку, и уже два часа будут находиться под землёй.



Над равнинами Атлантиды движется ослепительно жёлтое Солнце. В Зуконг-Гиморлад-Сирагозе прекрасный день, Солнце освещает изящные башни, соединённые паутиной мостов, парки, храмы, музеи, красивые административные здания и роскошные дворцы. Симпатичные, покрытые роскошной шерстью жители беспечно разгуливают среди красот первой и величайшей цивилизации, созданной человеком. Семьи, влюблённые, друзья и враги, ничуть не догадываясь о том, что должно произойти, наслаждаются жизнью. Повсюду звучат прекрасные мелодии: цинтрон, балатет, мордан, сваз и фендрар. А со стены пирамиды Груада на всё это смотрит громадный, страшный красный глаз.



Вдруг светило начинает бушевать. Из него выскакивают вспышки пламени, свиваясь в кольца и раздуваясь шарами. Солнце напоминает гигантского паука или осьминога. Один громадный язык пламени устремляется к Земле: горящий красный газ, который становится жёлтым, потом зелёным, синим и под конец белым.



От Зуконг-Гиморлад-Сирагозы ничего не остаётся, кроме пирамиды, верхний сегмент которой теперь покоится на основании, потому что антигравитационные генераторы уничтожены. Злобный глаз смотрит на абсолютно голую, выжженную дотла равнину. Земля сотрясается, в ней появляются огромные трещины. Почерневшая зона имеет форму гигантского круга диаметром в сотни миль; за этим кругом, как и ранее, темнеет заброшенная бесплодная пустыня. Трясущаяся земля континента вспарывается сетью гигантских разломов, под действием неимоверно высокой температуры солнечной вспышки разрушаются горные породы. На поверхность голой равнины выползают толщи грязевых потоков.













Тонны воды проносятся поверх этой грязи, сначала образуя озёра, потом поднимаясь всё выше и выше, и вот над гигантским озером торчит лишь верхушка пирамиды. Под водой с обеих сторон почерневшего центрального круга вскрываются громадные параллельные расщелины, земля раскалывается. Средняя часть континента, включая пирамиду, начинает опускаться под воду. Пирамида пропадает в глубинах океана, но над водой ещё выступают утёсами отдельные периферийные участки Атлантиды. Им суждено простоять так ещё многие тысячи лет и стать той Атлантидой, о которой впоследствии будут рассказывать легенды. Но истинная Атлантида – Высокая Атлантида – исчезла навсегда.







Груад не сводит глаз с полыхающего багрянцем экрана, наблюдая за гибелью Атлантиды. Красное свечение постепенно становится серым, и лицо Груада тоже сереет. Это страшное лицо. За несколько минут оно постарело на сто лет. Хотя вслух Груад заявляет, что имеет на это право, глубоко внутри он знает, что поступил нехорошо. Но ещё глубже он испытывает удовлетворение. Ведь если раньше он всё время мучился беспричинным чувством вины, то теперь причина для чувства вины есть. Он поворачивается к Неразрывному Кругу и предлагает, коль скоро планета не погибла во время этого катаклизма - он и сам заранее не знал, как оно будет, - приступить к планированию будущего. Однако большинство членов Круга всё ещё находится в состоянии шока. Безутешный By Топод закалывает себя ножом, и его смерть становится первым актом сознательного самоубийства, совершённым представителем человеческого рода. Груад призывает последователей уничтожить все следы культуры Атлантиды, а потом, позднее, когда забудутся даже атлантические руины, построить идеальную цивилизацию.





Огромные звери, обитавшие в Европе, Азии и Северной Америке, вымирают в результате мутаций и лучевых болезней - последствия солнечной вспышки. Все следы атлантической цивилизации уничтожены. Люди, которые некогда были соотечественниками Груада, либо погибли, либо рассеяны по миру. Помимо гималайской колонии Груада, сохраняется ещё один свидетель эпохи Высокой Атлантиды. Это Пирамида Глаза, керамический материал которой выдержал температуру солнечной вспышки, землетрясение, цунами и затопление на океанском дне. По мнению Груада, то, что глаз остался, – правильно. Это Божье Око, научно-технический глаз упорядоченного знания, который смотрит на Вселенную и, воспринимая её, позволяет ей существовать. Если событие не засвидетельствовано, оно не происходит. Следовательно, чтобы произошла Вселенная, должен быть Свидетель.



Среди первобытных охотников и собирателей быстро распространяется мутация: всё больше людей рождается без шерсти, но с волосами, растущими в тех же местах, что и у Груада. В Годину Божьего Ока мутируют все виды жизни. Над Гималаями взлетают эскадрильи ракет, окрашенных в красный и белый цвета. Это флот Неразрывного Круга. Ракеты проносятся над Европой и совершают посадку на бурые острова, где некогда процветала Атлантида. После приземления совершается налёт на город, в котором поселились люди, уцелевшие после катаклизма. Многих лидеров и интеллектуалов убивают, а остальных сажают в ракеты и отправляют на обширные равнины Южной и Северной Америки. На дне Атлантики покоится Пирамида Глаза. Она почти вся занесена илом. Но и та верхняя часть, что ещё вздымается над донными отложениями, в три раза выше Великой Пирамиды Египта, которая будет построена только через двадцать семь тысяч лет.



Гигантская тень падает на пирамиду. В темноте океанского дна мелькают гигантские щупальца, присоски размером с вулканический кратер и нечто вроде огромного одинокого глаза разглядывает тот глаз, что на пирамиде. Что-то прикасается к пирамиде, такое же громадное… шевелится рядом… затем исчезает.





И вот что удивительно! Пятиугольная ловушка, в которую герои Атлантиды заманили ужасное древнее существо Йог-Сотота, в результате катастрофы совсем не пострадала. На южную равнину вокруг Пентагона стягиваются люди, уцелевшие при катаклизме. Строятся города, где люди пытаются лечить друг друга от лучевой болезни. Пускает корни вторая Атлантида. И вдруг из Гималаев прилетают корабли Неразрывного Круга. Очередной налёт. Мужчин и женщин Атлантиды под конвоем сгоняют к стенам Пентагона и там уничтожают лазерным огнём. Затем люди Неразрывного Круга в униформе и масках закладывают взрывчатку среди груд трупов и отходят. Слышатся взрывы, поднимаются клубы едкого жёлтого дыма. Серая каменная стена рушится. Наступает миг тишины, шаткого равновесия, напряжения. Затем куча обломков стены внезапно разлетается в разные стороны, словно от удара руки великана.



На мягкой почве у развалин Пентагона появляется след гигантского когтя. Люди в масках со всех ног бегут к своим кораблям и стартуют. Корабли устремляются в небо, но внезапно останавливаются, камнем падают вниз и взрываются при столкновении с землёй. Люди, не успевшие взлететь, разбегаются, вопя от ужаса. За ними гонится смерть и косит всех без разбора. Спастись удаётся лишь горстке беглецов. Над грудами тел торжествующе возвышается колоссальная красноватая фигура неопределённой формы с непонятным числом конечностей.

1.jpg

В Гималаях Груад вместе с Неразрывным Кругом наблюдает за массовой казнью атлантов и разрушением Пентагона. Неразрывный Круг аплодирует, но Груад вдруг плачет. «Вы думаете, я ненавижу стены? – произносит он. – Я люблю стены. Я люблю все виды стен. Всё, что разделяет. Стены защищают хороших людей. Стены надёжно охраняют зло. Всегда должны быть стены и любовь к стенам, и в разрушении великого Пентагона, удерживавшего Йог-Сотота, я усматриваю гибель всего, что отстаивал. Поэтому я испытываю сожаление». При этих словах лицо молодого жреца Эвоэ приобретает красноватый оттенок и демонический вид. Он явно одержим чужеродным духом. «Приятно слышать такие слова, – говорит он Груаду. – До сих пор ни один человек не относился ко мне по-дружески, хотя многие пытались меня использовать. Я приготовил особо почётное место для твоей души, о первый Человек Будущего!»



Груад пытается беседовать с Йог-Сототом. Остальные члены Неразрывного Круга нахваливают новый напиток из сброженного виноградного сока, который приготовил Эвоэ. В тот же день за обедом его пробует и Груад. Он хвалит напиток: «Этот виноградный сок меня расслабляет, не вызывая, как то растение, которое курили атланты, тревожных видений и слуховых галлюцинаций, неприятных любому сознательному человеку». Эвоэ подливает ему из кувшина. Перед тем как выпить, Груад говорит: «В любой культуре, которая возникнет в ближайшие двадцать тысяч лет, будет присутствовать атлантическая гнильца. Поэтому я объявляю следующие восемьсот поколений эпохой без культуры. А потом мы разрешим человеку реализовать его пристрастие к строительству цивилизаций. Мы будем руководить культурой, которую он создаст. Мы исподволь внедрим в неё наши идеи и на каждом этапе развития будем её контролировать. Через восемьсот поколений будет заложена новая человеческая культура. Она будет следовать естественному закону. Она будет знать о добре и зле, о свете, который приходит с Солнца – Солнца, которое богохульники считают просто яблоком. Но я говорю вам: это не яблоко, хотя это плод, как и напиток Эвоэ, который я сейчас проглочу, изготовлен из плодов. Виноград даёт нам этот напиток, а Солнце даёт нам знание о добре и зле, разделение света и тьмы на всей Земле. Не яблоко, но плод знания!»



Груад пьёт. Он ставит стакан, хватается за горло и отшатывается назад. Другой рукой хватается за сердце. Бездыханный, падает на спину. Его глаза застывают. Понятно, все обвиняют Эвоэ в том, что он отравил Груада. Но Эвоэ спокойно отвечает, что это сделала Лилит Велькор. Он занимался исследованием энергии мертвецов и узнал, как можно возвращать им энергию. Но иногда энергии мертвецов обретают над ним контроль, и тогда он становится просто медиумом, при помощи которого они действуют. Он кричит: «Когда вы запишете эту трагедию и внесёте её в архивы, вы должны сказать, что это сделал не Эвоэ-человек, а Эвоэ-Лилит, одержимый злым духом женщины. Эта женщина меня искушала, говорю я вам! Я был беспомощен».





Неразрывный Круг считает его слова убедительными. Решено: если за смерть Груада отвечают Лилит Велькор и безумная богиня, которой она поклоняется, отныне и впредь женщины должны подчиняться мужчинам, чтобы подобные злодеяния больше не повторялись. Решено также построить для Груада гробницу и высечь на ней надпись: «Первый Просветлённый. Никогда не доверяй женщине». Наконец, решено: поскольку ллойгор на свободе, надо приносить ему жертвы, а жертвами будут молодые девственницы. Эвоэ явно становится лидером, а Гао Дводину это не нравится. Чтобы доказать приверженность истине и добру, Эвоэ признаётся, что ампутировал себе пенис, принеся его в жертву Всевидящему Глазу. Он распахивает мантию. Все смотрят на его обезображенный пах и тут же начинают блевать. Эвоэ продолжает: «Так вот, именем Глаза и Естественного Закона все мальчики, которые будут привержены добру и истине, должны пойти на такое же самопожертвование или хотя бы на обрезание крайней плоти».









Тут появляется Каджеси, и они вместе с Эвоэ планируют пышные похороны, договорившись, что не станут сжигать тело Груада согласно атлантическому обычаю, ибо это означает, что мёртвый останется мёртвым навсегда, но сохранят его тело, как бы выражая надежду, что на самом деле он не умер и снова воскреснет.



Несколько тысяч лет проходят в войнах между потомками спасшихся атлантов и жителями Агхарти, цитадели «научников», которые теперь называют себя иначе – Знающими или Просветлёнными. Исчезли последние следы атлантической культуры. Величественные города погибли от ядерных взрывов. За одну ночь пожирателем душ погублены все жители города Пеоса. На дно океана погружается то, что осталось от Атлантиды после предыдущей катастрофы.











Остаются лишь разбросанные единичные осколки, один из которых – конусообразный остров Фернандо-По. Примерно за тринадцать тысяч лет до нашей эры у истоков Евфрата искусственно создаётся новая культура. Под дулами огнемётов племя кроманьонцев, этих поразительно высоких, сильных и крупноголовых людей, покидает заснеженную Европу и отправляется на плодородные земли Ближнего Востока. Им показывают, как засевать поля. В течение нескольких лет они учатся сельскому хозяйству под присмотром вооружённых людей Неразрывного Круга. Поколения кроманьонцев быстро сменяют друг друга, и как только новый образ жизни укореняется, Просветлённые оставляют их в покое.



Племена разделяются на царей, жрецов, писцов, воинов и фермеров. Поднимается город, окружённый крестьянскими хозяйствами. Цари и жрецы – вялые и толстые. Крестьяне – низкорослые и чахлые от недоедания. Воины – сильные и здоровые, но грубые и невежественные. Писцы – интеллигентные, но худые и малокровные. Теперь город ведёт войну с соседствующими племенами варваров. Благодаря организованности и технологическому превосходству городские побеждают. Они берут варваров в рабство и основывают неподалёку новые города. Затем с северных гор спускается огромное племя варваров, которое покоряет цивилизованный народ и сжигает их город. Однако это не конец новой цивилизации. Это лишь очередной виток её развития. Вскоре завоеватели обучаются играть роли царей, жрецов и воинов, и тогда возникает что-то вроде государства, состоящего из нескольких городов с большой армией вооружённых людей, которые должны быть постоянно заняты. Маршируя колоннами, как роботы, они растекаются по равнине в поисках новых народов, которые можно завоевать.





Сверху Солнце освещает цивилизацию, созданную Иллюминатами. А снизу, с океанского дна, злобно смотрит глаз в пирамиде.





P.S.
И сказал мне Господь: «Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им всё, что Я повелю Ему; а кто не послушает слов Моих, которые Пророк тот будет говорить Моим именем, с того Я взыщу».
Библия Второзаконие 18:18



КОГДА
ЗЕМЛЁЙ
ПРАВИЛА
АТЛАНТИДА
Не кажется ли Вам, что буквы, из которых состоят слова, напоминают сложенные штабелями кирпичики, формируя что-то вроде ступенчатой пирамиды? А Груад – очевидно, первый иллюминат – был также первым homo neophilus. А Партия Свободы, которая, видимо, дала начала движениям дискордианцев и джемов, состояла целиком из homo neophobus . Но как, чёрт побери, это согласуется с глубокой реакционностью современных иллюминатов и новаторством дискордианцев и джемов? Но жизнь продолжается…



homo neophilus - неофилы - это творческая мутация, которая в последние миллионы лет появляется с завидной регулярностью, подталкивая всю расу немного вперёд, примерно так, как подталкивают колесо, заставляя его крутиться всё быстрее и быстрее. Неофил совершает множество ошибок, но он всё время в движении.
homo neophobus - неофобы - это коренная человеческая порода, которая едва ли изменилась за последние четыре миллиона лет человеческой истории.
You've come to take control - Вы пришли, чтоб стать главными.
КОНЕЦ

Начало: Треугольны ли круглые квадраты?

Из книги «The Illuminatus!» Robert Joseph Shea, Robert Anton Wilson. Все изображения взяты из открытых источников Яндекс картинки и принадлежат их авторам.

Tags: атлантида, масоны, стихи
Subscribe

  • Дай бог!

    Дай бог слепцам глаза вернуть и спины выпрямить горбатым. Дай бог быть богом хоть чуть-чуть, но быть нельзя чуть-чуть распятым. Дай бог не вляпаться…

  • Тот, кого боялись все. Часть II

    Так все противоречия сошлись и в людях явлены, и будут впредь; Диктует век, записывает жизнь, и снова сургучом скрепляет смерть. Одним - взойдёт…

  • Тот, кого боялись все. Часть I

    Приблизься, посмотри. Перед тобой она. Но, чтоб не задохнулся ты от вони грубой, Нос поплотней зажми. Смотри, бормочут губы Молитвы – но не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments