Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Categories:

Париж. Остров Сите.

На Нотр-Даме застыли химеры...
Застыли, замёрзли, утратили веру...
Во что ж они верили? Может быть, в чудо,
Которое к ним снизойдет ниоткуда...
                                                 Л. Иванцова




Книголюбы и книгочеи были во все времена. Но, как здорово отличаются они в разных поколениях. Раньше в метро можно было видеть людей с томиками Ремарка или Гарсия Маркеса, а сейчас – с планшетниками в руках. Предпочтения в выборе книг тоже меняются. С умилением я слышу, что о Соборе Парижской Богоматери поколение «большого пальца» узнало из мьюзикла с одноименным названием. Какая прелесть!
Автор этого романа очаровал меня в далекой молодости. И хотя я часто меняла своих любимчиков, укладываясь в постель то с Моэмом, то с Ремарком, зачитываясь их романами до зари, Виктор Гюго всегда оставался фаворитом! Именно он – та ниточка, которая связала меня с отцом моей дочери. Всегда нелегко было найти единомышленников в любви к Гюго. Но даже отец моего ребенка не смог понять, почему моей любимой книгой все – таки является «Труженики моря». Настолько «Собор Парижской Богоматери» затмил все остальное. Конечно, это шедевр! И, перечитывая его много раз, я никогда не могла себе представить, что когда – нибудь сама пройду по Новому Мосту на остров Сите и окажусь у самого Собора!
Утро того дня в Париже я не забуду никогда. Но ведь именно для этого я и веду свой блог, чтобы помнить каждый миг таких волшебных мгновений. Я шла увидеть Собор Парижской Богоматери. Начало пути – от Лувра, так как рядом с ним я жила.
Ходу до Собора – 15 минут. Но что можно увидеть в Париже за 15-20 минут прогулки!
Входы в метро в Париже очень прикольные. И вообще, метро функциональное, без архитектурных изысков.







Признаться, под землей я гордилась своим городом и своим родным московским метро.







Не все еще проснулись.



Во Франции демократия граничит с анархией. Кто, где хочет, спит, кто, где хочет, какает. А тебе еще принесут медстраховку, не дай бог, ты заболеешь. Каждому неработающему платят 680 евро, независимо от причины его безработицы. На каждого ребенка – 300 евро. А. Джоли переехала во Францию, и ей платят по 300 евро на каждого из 9 ее детей. Там не смотрят, бедный ты или богатый, платят всем.
Церковь Сен Жермен л*Оксерруа расположена около Лувра. Основанная в VIII в. на месте древнего святилища эпохи правления Меровингов, она носит имя Сен Жермена, епископа Оксерруанского. После того, как в XIV в. на престоле утвердилась династия Валуа, церковь Сен Жермен л*Оксерруа стала приходской церковью королей. На левой башне - колокольня с 38 колоколами, среди которых колокол "Мари", возгласивший своим звоном в Варфоломеевскую ночь с 23 на 24 августа 1572 года сигнал к избиению гугенотов.





Слева мерия 1 округа Парижа.



Берега Сены с островом Сите связывает знаменитый и самый древний мост в Париже – Новый мост.





Его первый камень был заложен в 1578г. Генрихом III. Генрих IV открыл его в 1603г. Позднее, во времена Людовика XIII он сыскал себе дурную славу:
«Вот Новый мост, где вор и плут
Бальзамы варят, зубы рвут,
Подмостки всяких проходимцев,
Алхимиков и лихоимцев,
Певцов, стригущих кошелек,
И нищенок «без рук, без ног»,
Мошенников и самозванцев,
Тряпичников, книгопродавцев,
И сводников, и ихних дев,
И мастеров нечистых дел».
                                      «Плутни Нового моста».
Конная статуя Генриху IV была установлена в 1818г.



Консьержери. Эта часть дворца находилась под властью «консьержа» - видного королевского сановника, отчего она и получила свое название.



Вдоль по течению реки поочередно расположились: Часовая башня, на которой установлены самые старые в Париже часы – 1370г.





Две башни – близнецы по обе стороны от бывшего входа – башня Цезаря и Серебряная башня. В последней содержалась королевская казна. И башня Бонбек (Болтунья), названная так потому, что, заключенных в ней узников, подвергали пыткам. За время Французской революции здесь побывало 4174 заключенных, среди них – королева Мария-Антуанетта.



А в этих «корабликах» живут самые богатые люди Парижа. Когда – то в таких «квартирах» жили Жан Маре, Пьер Ришар. Они дислоцированы на всем протяжении Сены в пределах Парижа. Это очень дорогое удовольствие.

















Верю я своим глазам или не верю, но передо мной Собор Парижской Богоматери с конной статуей Карла Великого перед ним!





Главный западный фасад собора делится на три яруса: нижний состоит из трех порталов – Страшного суда, Мадонны с младенцем и святой Анны, матери Богородицы. Средний ярус - галерея королей с 28 статуями царей Иудеи и Израиля и окном-розой XIII века. Пришлось установить очень дорогое оборудование, чтобы птицы не пачкали «розы». Раньше чистка ее обходилась баснословно дорого.





Недаром Гюго изобразил Собор, как действующее лицо романа. Автор буквально поёт гимн этому чудесному созданию человеческого гения. Для Гюго Собор – это «как бы огромная каменная симфония, колоссальное творение человека и народа … чудесный результат соединения всех сил эпохи, где из каждого камня брызжет принимающая сотни форм фантазия рабочего, дисциплинированная гением художника… Это творение рук человеческих могуче и изобильно, подобно творению Бога, у которого оно как будто позаимствовало двойственный характер: разнообразие и вечность…»
Здесь тоже еще не все проснулись.



Не решаясь зайти внутрь сразу, решила обойти его кругом. Но как пройти и не остановиться у ворот Собора!



Сколько легенд существует о них! Они настолько великолепны, что трудно поверить, что их мог сотворить человек. Их автором был кузнец по имени Бискорне, который по заказу канонника Нотр-Дама, согласился выковать ворота, достойные величию собора. Бискорне боялся не оправдать доверие канонника, и решил он обратиться за помощью к дьяволу, пообещав отдать душу за великолепную работу. Ворота для собора были настоящим шедевром, ажурные переплетения сочетались с фигурными замками. Но вот беда, замки на воротах не мог открыть даже кузнец, они не поддавались никому, только после окропления святой водой они поддались. Бискорне не мог объяснить происходящего, он потерял дар речи, а спустя несколько дней умер от неизвестного недуга. Сколько потом ни бились специалисты, так и не определили, каким образом сделан этот шедевр: не ковка и не литье.









Нотр-Дам де Пари возведён на месте храма, в котором древние римляне поклонялись богу Юпитеру. Храм этот сменила церковь Сент-Этьен. И только в 1163 году парижский епископ приказал основать Собор Парижской Богоматери.
В Средние века Нотр-Дам де Пари был настоящей Библией для тех, кто не научился читать, а таких тогда было большинство. На скульптурах и стенах этого величественного сооружения расписана вся история рода человеческого, начиная со дня сотворения мира и заканчивая Страшным судом.























Собор украшен гаргульями и химерами. Химеры давно считаются безмолвными стражами собора. Считалось, что по ночам химеры оживают и обходят свои владения, бережно охраняя покой здания. На самом деле по замыслу создателей собора химеры олицетворяют человеческий характер и многообразие настроений: от меланхолии до злобы, от улыбки до слез. Химеры настолько «очеловечены», что стали казаться живыми существами. И существует предание, что если смотреть на них в полумраке очень долго, то они «оживают». А если сфотографироваться рядом с химерой, то на фотографии человек кажется каменным изваянием.



Да, гаргульи и химеры это не одно и то же. Гаргульи уступают популярностью своим «младшим сестрам». Если химеры являются декоративным элементом собора, то гаргульи имели совершенно другое предназначение.Чудовища не что иное, как водосточные трубы, отводящие потоки дождевой воды от крыши и стен собора.









Позади собора "Фонтан девственницы".





























Вот так выглядел собор много лет назад.





Собор претерпел множество разрушений и разграблений. Лишь в середине XIX века, после выхода первого романа Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери», где в предисловии он написал: «Одна из главных целей моих - вдохновить нацию любовью к нашей архитектуре», началось восстановление знаменитого храма. Все разбитые статуи заменили, добавили высокий шпиль, а крышу заселили демонами и химерами. Кроме того, дома вблизи собора снесли, чтобы улучшить вид на обновленное здание. Так выглядит он сейчас.











И все же главная заслуга популярности самого известного собора мира кроется не в его истории. В Нотр-Дам де Пари хранится одна из величайших христианских реликвий - Терновый венец Иисуса Христа, выкупленного Людовиком IX у византийского императора в 1238 году. Вместе с Терновым венцом в соборе находится и гвоздь с креста, на котором был распят Иисус Христос.
Зашла, наконец, внутрь Собора.



Здесь нет настенной живописи. Огромные цветные витражи в окнах, пропуская солнечные лучи, окрашивают серые стены целой радугой оттенков. В некоторых частях храма преобладают фиолетовые и голубые цвета, в других — оранжевые или красные, что придает феерическую роскошь интерьеру.



Три круглых окна-розы XIII века светятся как драгоценности на западном, северном и южном фасаде. На витражах диаметром до 13 м изображены сцены из Ветхого завета, земной жизни Спасителя и Богоматери.

















Сколько же знаменательных событий наблюдал Собор за время своего существования!
18 августа 1572 года в соборе состоялось венчание Маргариты Валуа с Генрихом Наваррским. Но поскольку Генрих был гугенотом, то в собор его не пустили и поэтому всю церемонию он находился за дверями здания, а невеста, старалась запомнить всю церемонию, чтобы потом передать ее супругу. Спустя 6 дней после этого странного бракосочетания, гугеноты были перерезаны католиками при «Варфоломеевкой ночи». Через несколько десятков лет Генрих Наваррский произнес, ставшую позже крылатую фразу, «Париж стоит мессы» и перешел в католичество, и стал королем Франции.
2 декабря 1804 года в Соборе Парижской Богоматери был коронован Наполеон Бонапарт, а после в его честь здесь служили молебны, после его побед под Аустерлицем.



Таких картин существует две. Эта висит в Версале, а другая – в Лувре. Отличаются они тем, что на одной из сестер слева на картине платье розовое, а на той, которая висит в Лувре – все сестры в белых платьях. Говорят, что автор был неравнодушен к одной из девушек и, таким образом отметил ее. Еще на этой картине, на балконе, мы видим мать Наполеона, на самом деле ее там не было. Она терпеть не могла Жозефину. А вот интерьер на картине другой потому, что Собор с тех пор претерпел ряд изменений.
«Слава Пресвятой Девы». Мадонна, восседающая на троне с сыном на руках, окружена ангелами, царём, епископом и помощниками.



По центру длинного нефа — последовательная серия скульптурных сцен из Евангелия.









Первый большой орган был установлен в соборе в 1402 году. Для этих целей использовали старый орган, помещенный в новый готический корпус. Подобный инструмент не мог озвучить огромное пространство собора, поэтому в 1730 году Франсуа-Анри Клико выполнил его достройку. При его строительстве использовалась большая часть труб оригинального инструмента, 12 из которых сохранились до настоящего момента. Орган приобрел и свой нынешний корпус с фасадом в стиле Людовика XVI.





















Каждый колокол на башнях Нотр-Дама имеет свое имя. Древнейших из них – Белль (1631 г.), самый большой – Эммануэль весом 13 тонн, только его колотушка весит 500 кг. Но используют его лишь в особых случаях. Остальные колокола звонят каждый день в 8.00 и в 19.00. Самые отважные могут подняться по 387 ступеням на вершину одной из башен.
Потрясающий вид на город открывается сверху.

















В окружении химер невольно вспоминаешь описание Квазимодо: «Было какое-то грозное выражение силы, проворства и отваги во всей его фигуре – необычайное исключение из того общего правила, которое требует, чтобы сила, подобно красоте, вытекала из гармонии … Казалось, что это был разбитый и неудачно спаянный великан. Квазимодо так вжился в стены собора, в котором обитал, что стал напоминать химер, украшающих здание. Выступающие углы его тела, словно созданы были для того, чтобы вкладываться … в вогнутые углы здания, и он казался не только обитателем собора, но и необходимой его частью. Можно, почти не преувеличивая, сказать, что он принял форму собора … Собор стал его жилищем, его логовом, его оболочкой ... Квазимодо прирос к собору, как черепаха к своему щитку. Шероховатая оболочка его здания стала его панцирем».





Гюго скропулезно изучал ту эпоху, о которой писал. Если он предлагает вам маршрут, то описание его будет точно соответствовать данной эпохе. Недаром, туристы просят показать, где жил Квазимодо, несмотря на то, что все герои вымышлены.








Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments