January 17th, 2015

Леопард

Кутна Гора. Часть 1

Сиянье готики, бессмертной и прекрасной,
Вновь пламенеющей в старинных витражах,
Столь совершенной в камне, и ужасной
Разлитой кровью мракобесия в умах.

Ты надо мной сияешь балдахином,
Паришь и поднимаешь за собой,
Признав меня рабом и господином
Всей вечности духовной и земной.

И снова буду я в твоей прохладе
Скользить по плитам каменным в тиши,
И слышать музыку, застывшую в аркаде
Трехнефной триединости души.

И твой покой, нетленная воздушность
Прибоем веры миротворят суету,
Мне возвращая вновь очищенную сущность,
И с ней даруя новую мечту.
                                                Галина Зудина.

0_78305_3f0ee3e7_orig_resize.jpg

Collapse )
Леопард

Кутна Гора. Часть 2

Объят собор святой Варвары осенней пустой дремотой,
И ветер по улицам старым играет упавшей листвой.

На улицах узких тревогой колеблется свет фонарей.
Бредут своей долгой дорогой неслышно фигурки людей.

То в белой одежде неспешно, взваливши на плечи кирки,
К рудничной маленькой бреши угрюмо бредут горняки.

На лицах от мрачных дум тени, сердца их и души в тоске,
Ведь дома и дети и семьи - а может наверх на доске?

И скорчившись в узком забое, под тусклым огнем факелов,
В пыли перекрытия строят без отдыха, песен и слов.

И все для того, чтоб монеты, под бешеный стук молотков,
Блеснув на полоске рассвета, упали на дно сундуков.

И снова жируют магнаты в сияющей роскоши дней,
Не видя кирки и лопаты в руках ослабевших людей.

Но Костница всех уровняла, и грудой останков лежат,
Кого жизнь любила и смяла: все вместе - магнат и горняк.
                                                                            Виталий Гук.

0_78323_7a6cad99_orig_resize.jpg

Collapse )