Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Авимор

Шотландия – любимые места.
Здесь очень часто в мыслях я бываю…
Просторы безграничные,
Что край Земли приоткрывают,
В Душе волнуют.
Широтой, свободой - окрыляют.
Волшебных гор нагроможденье –
Фигур застывших, сказочных – напоминают.
От вереска, цветущего весной,
Как от Заката красно - розового,
Расцветкой неземной – заполыхают.
Озера чистотой хрустальной,
Оком изумрудным – в небо устремляются.
В них облака и гор гряда,
Невыразимым чудом – отражаются.
                                              Ирина Скрябина.

0_98bdf_1b146996_XL_resize.jpg

Ближе к вечеру мы оказались в «сердце Хайленда» - маленьком городке Авиморе. Отсюда можно видеть прямо с железнодорожной станции Национальный парк Кэйрнгормс, который является частью Грампианских гор. В 2011 году этот район был выбран журналом National Geographic как один из 20 лучших мест в мире для посещения.

vc-map-2011 Cairngorms National Park.jpg

Cairngorms National Park 7_resize.jpg

Cairngorms National Park 5_resize.jpg

Loch Etchachan Cairngorms National Park_resize.jpg

GTA Images 007 credit BEPTA_resize.jpg

The Angels Peak Cairngorms National Park_resize.jpg

LR2015.05-SCO-Lochs-2.jpg

Здесь и многочисленные горные велосипедные маршруты, сотни живописных горных прогулок, восхождения на горы различной сложности.
Но было время, когда шотландский Хайленд интересовал путешественников не более чем, Афганистан столетней давности. Даже сами шотландцы, жители равнинного Лоуленда, если им доводилось отправляться на север, считали нужным оставить посмертные распоряжения относительно имущества. Для них, также как и для англичан, шотландское Нагорье было нецивилизованной, чуждой страной. Это было страшное место, где дикие горцы вели бесконечные клановые войны, а в перерывах между ними разводили и угоняли друг у друга скот. И лишь после 1746 года ситуация начала меняться. Сокрушительное поражение принца Чарльза Эдуарда привело к распаду устоявшейся клановой системы, к насильственному разоружению гэльской Шотландии и последующему объединению Хайленда и Лоуленда.

DSC06108_resize.JPG

DSC06109_resize.JPG

DSC_4153_resize.JPG

DSC_4193_resize.JPG

DSC_4196_resize.JPG

DSC_4199_resize.JPG

Хайлендекие кланы в прошлом составляли последнюю колонию чистых, без иностранной примеси, кельтов. По сути, это были единственные кельты на всех Британских островах, которых никто и никогда не завоевывал. Ни один римский полководец даже не пытался присоединить их к империи. И никому из норманнских графов не удалось включить их в состав своей феодальной системы. Шотландские горцы жили исключительно замкнуто и долго сохраняли архаичную систему отношений. И лишь фатальное поражение Красавца Принца Чарли сломало невидимый барьер между новым миром и последней твердыней старого.

DSC06192_resize.JPG

Голые коленки шотландских горцев регулярно мелькали на страницах истории; протяжный звук их волынок оглашал не одно поле боя. Но в какую бы даль судьба ни закинула шотландского кельта, он всегда, в конце концов, возвращался в родные края, к своим соплеменникам. Это может показаться невероятным, но клановая система, почти столь же древняя, как и само человечество, не только сохранилась до наших дней, она живет и процветает!

DSC06194_resize.JPG

Большинство англичан слабо знакомы с шотландской историей. Если не считать Северного и Южного полюсов, Северо-Шотландское нагорье дольше всего оставалось неисследованным районом, так сказать, «белым пятном» на карте планеты. Америка уже считалась цивилизованной страной, когда Хайленд только начали открывать. До середины восемнадцатого века это была таинственная земля, и лишь после громких событий 1745 года иностранные путешественники обратили свой взор на Шотландские горы. Хайленд оставался чужим, малоизученным краем даже для жителей низинной Шотландии. Лоулендеры редко выезжали на север страны, ибо страшились тех трудностей и опасностей, которыми чревато передвижение по горным перевалам.

DSC06195_resize.JPG

С трудом верится, что на расстоянии всего пятисот миль от Лондона существовал огромный регион, жители которого вели племенной образ жизни! Там существовало множество «королевских дворов в миниатюре», и во главе каждого стоял свой царек. Он жил в окружении собственной гвардии, собственных оруженосцев и музыкантов, при дворе у него имелся наследственный оратор и свой поэт-лауреат; он отправлял собственное примитивное правосудие, вел войны и заключал мирные договоры.
Такая ситуация оставалась актуальной еще в эпоху королевы Анны! Один из вождей кланов, который вполне благополучно проживал в своих горах, даже не подозревал о существовании английской королевы. Это как нельзя лучше демонстрирует ту абсолютную изоляцию, в которой еще в девятнадцатом веке находился Хайленд.
Сэру Вальтеру Скотту, родившемуся в исключительно подходящий момент, принадлежит честь создания современного представления о Шотландии. Именно он облагородил горные кланы и обрядил всех шотландцев в килты, придав этому одеянию ореол романтики и аристократизма. Эстафету подхватила королева Виктория, которая ежегодно по осени отправлялась в замок на берегу реки Ди. Тем самым она доказала, что шотландский Хайленд может похвастать не только благородством пейзажей, но и полной безопасностью проживания. Так было положено начало шотландскому туризму.
И сейчас, поселившись в уютном безопасном отеле, я представляю угнанные стада, кровную месть, и сердце замирает от грубой романтики, происходившей на этой земле.

DSC_4174_resize.JPG

DSC_4165_resize.JPG

DSC_4163_resize.JPG

DSC_4167_resize.JPG

DSC_4182_resize.JPG

В давние времена для изготовления пледов овечью шерсть вымачивали в женской моче, затем красили натуральными красителями (вереск, кора березы, соки цветов). Цвета были пастельные, и только с появлением искусственных красителей шотландские пледы стали яркими.

DSC06198_resize.JPG

Плед для горцев был многофункциональным. Пастельные цвета позволяли маскироваться, ибо кланы враждовали. В дождливом и туманном Хайленде, чтобы спастись от промозглого холода, брюки были неудобны, а «большой плед» подходил идеально: он не сковывал движений, согревал, быстро высыхал, не рвался, во время лазания по горам, и в него можно было завернуться ночью. Оставались открытыми только ноги, отсюда прозвище шотландцев «красноногие». А в бою шотландцы могли шокировать противника, легким движением сбрасывая плед и бросаясь в бой, в чем мать родила.

1410439195_694650_51.png

В 1715 году плед стал килтом. В Глазго на сталелитейном заводе работали шотландцы под управлением Ролиссона. Плед мешал работе, ведь размер ткани был 5 метров на 1,5 метра. Но Ролиссон не мог запретить им носить привычную одежду. Тогда он модернизировал ее, превратив в подобие юбки.
У шотландцев есть поговорка: «Kilt is called kilt, because a lot of people got killed, when they called it a skirt» («Килт называют килтом, потому что много людей было убито, когда они называли его юбкой»).
Килт в действительности сложно назвать юбкой, так как это просто обрез ткани, обёрнутый вокруг талии, собранный складками сзади, прямой впереди и закреплённый пряжками и ремешками. Его обычно надевают со специальной сумочкой - «спорраном», в котором горцы носили виски.

DSC_4222_resize.JPG

Современный килт является нижней частью своего предка – «большого пледа». Предок был намного более тяжелый и громоздкий, его длина могла доходить до 9 ярдов (8 метров), а вес до пяти килограмм.
В настоящем шотландском килте главное детали. По традиции килт изготавливается из шерстяной ткани со специальным рисунком из клеток и полос - тартаном. За каждым кланом Шотландии закреплен свой тартан, он говорит о знатности своего владельца и его социальном статусе.

DSC_4223_resize.JPG

Тартан в клетку получился из-за того, что легче было исполнить рисунок на прядильном станке. Когда кланы разделялись, то к рисунку добавлялась одна или две нити. Появлялся новый рисунок – новый тартан. Количество цветов тартана говорило о статусе человека. Тартан в один цвет носили слуги, в два цвета – крестьяне, в три цвета – ремесленники, в четыре – низшие военные чины, в пять – поэты, в шесть – высшие военные чины, тартан в семь цветов носил вождь клана.

DSC06197_resize.jpg

DSC06199_resize.JPG

DSC06201_resize.JPG

DSC06204_resize.JPG

DSC_4224_resize.JPG

DSC_4225_resize.JPG

«Что носить под килтом» всегда было горячим вопросом. И, несмотря на то, что традиция носить килт без нижнего белья возникла в армии, считается, что истинный шотландец белье под килт не надевает.
Ходит легенда, что во время смотра войск, разодетых в килты расцветки Black Watch, королева Виктория поинтересовалась у гренадера-шотландца: «Правда ли, что под килтом у вас ничего нет?». Шотландец ответил: «Уверяю вас, Ваше Величество, все там есть».
Гуляя по безлюдным просторам огромного комплекса отеля Макдональд, я увидела, как на траве мелькают тени. Я уже подумала, что это призраки горцев входят со мной в контакт.

DSC_4181_resize.JPG

Приглядевшись, я увидела милых, пушистых, забавных, трогательных кроликов.

DSC06132_resize.JPG

DSC06134_resize.JPG

DSC06143_resize.JPG

DSC06144_resize.JPG

DSC06148_resize.JPG

DSC06153_resize.JPG

DSC06161_resize.JPG

DSC06165_resize.JPG

DSC_4178_resize.JPG

Кажется, их был миллион, но они очень шустро убегали от моей мыльницы, задорно задрав хвостики и помахивая им мне на прощание. Я вспомнила, что раньше видела их норки.

DSC_4177_resize.JPG

DSC_4187_resize.JPG



Гоняясь за кроликами, я вспомнила историю простой крестьянки Мэри Тофт. В свое время она произвела подлинный фурор. Тихо-мирно жила Мэри в Суррее со своим мужем, портновским подмастерьем и тремя детьми, ничем особенным не выделялась. Но однажды, будучи беременной, миссис Тофт отправилась работать в поле с другими женщинами, и там им попался кролик, за которым Мэри, очевидно, от большого ума, погналась. Это привело к тому, что она потеряла ребенка, но в скором времени снова забеременела, и сетовала на постоянные боли. У нее опять случился выкидыш, однако плод на этот раз оказался.... частями кролика. Разумеется, это звучало горячечным бредом, поэтому к ней пригласили местного врача, Джона Говарда, который наблюдал за дальнейшим развитием феномена. Через 14 дней она родила уже полноценного кролика, а еще через четыре дня - еще четверых зверушек, после на свет появилось еще шесть - по одному в день. Обо всем этом сообщила своим читателям одна из лондонских газет осенью 1726 года.

d646bcfa3ad9.jpg

Джон Говард был врачом с тридцатилетним опытом, вряд ли он мог перепутать ребенка, даже недоразвитого и недоношенного, с кроликом. Доверия заслуживала и местная повитуха, по чистой случайности оказавшаяся свекровью Мэри Тофт. Сама несчастная присягнула в том, что из ее утробы естественным, но непостижимым образом выходили именно кролики. Доктор Говард тщательно заспиртовал все улики, и когда из Лондона прибыл любопытствующий придворный, Генри Давенант, представил его вниманию всю коллекцию, намекнув, что было бы хорошо привлечь к проблеме внимание крупных специалистов. Например, королевского хирурга Натаниэля Сент-Андре. Резонанс достиг слуха самого Георга Первого, который так заинтересовался странной историей, что действительно отправил доктора и секретаря принца Уэльского к миссис Тофт для расследования. Они прибыли как раз вовремя, чтобы засвидетельствовать рождение очередной разделанной кроличьей тушки. В отчете они, правда, отметили, что некоторые части больше напоминают кошку. После этого король направил к Мэри другого врача, Кириака Алерса, который отнесся к происходящему с куда большим скепсисом: он обследовал пациентку и признаков беременности не обнаружил, однако заметил, что она все время сжимает колени, будто боится выпустить что-то. Также он взял с собой в Лондон образцы Говарда и выяснил, что тушки разрезаны с помощью какого-то острого инструмента. В конечном счете, было решено везти миссис Тофт в столицу, чтобы там окончательно выяснить, обман это или чудеса природы.

Уильям Хогарт "Мудрецы на консультации"

1e6936e1ffe7_resize.jpg

Ученые мужи с большим энтузиазмом занялись обследованием Мэри, поскольку ее история о кролике, ставшем причиной первого выкидыша, и последующие ужасные роды прекрасно иллюстрировали идею о том, что на вид ребенка непосредственно влияют эмоции роженицы. Дело начинало принимать даже политический оттенок, поскольку одни врачи были тори, а другие - вигами, и считали делом чести поддержать или опротестовать заключение лейб-медика. Что характерно, находясь под наблюдением, миссис Тофт почему-то рожать перестала, хотя схватки несколько раз наблюдались. Тайна вокруг женщины, производящей на свет кроликов, развеялась уже 4 декабря, когда ее мужа поймали на рынке за покупкой тушек. От него ниточка потянулась дальше, в конечном счете, врачи пригрозили Мэри операцией, которая уж непременно даст объяснение всему, и женщина призналась в мошенничестве, назвав своими сообщниками Говарда, мужа и свекровь. Как обманщица и самозванка, она была заключена в тюрьму. 8 апреля 1727 года ее освободили и позволили возвратиться домой, в Гилфорд, графство Суррей, где она почти беспорочно и прожила до 1763 года, лишь однажды, будучи помещенной под стражу за укрывательство краденого.

47eb3eac3285.jpg

Итак, завтра утром мы достигнем самой северной точки нашего путешествия – города Инвернес.


Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments