Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Categories:

Да… блин!

Завывание гласных в автобусе, пальцев щелканье, толстобедрых
Облаченных во флотское бодрых контролеров вибрация голоса.
Норма пудинга, чай и изгнание. Школьник с сытой улыбкой приклеенной
«Иоланту» играет уверенно, и рояль прославляет Британию.
Я не знала, за что зацепиться - лихорадочно память искала,
То любимое, чем обладала - то, под чем было б можно укрыться.
Кружит сад в полутьме, полусвете. Тишина в нарисованном доме.
Отойдя после жара в истоме, наконец, стихли спящие дети.
Мир, который я вмиг потеряла. Шум листвы в акварели рассвета .
Ты – твой выбор…Ищу я ответа - разве я что-нибудь выбирала? -
Эти окна со взглядом на север, Джона Пила, страну, город странный...
Вся в слезах пробужусь очень рано...из ночи, где приснился мне клевер.
Есть ли мост между милою речью и чужим больнорежущим слогом,
Навалившимся тяжко на плечи на неровной, тернистой дороге,
Начинавшейся в пятидесятых? - в самолете тошнило девчонку
Угловатую, как лягушонок, в несуразной одежде помятой.
До Британии нет дел шестилетке, но на школьном холодном пороге
Присекли мое «шо» тоном строгим: «Ты теперь не в Ирландии, детка!»
                                                                                                       Ивон Боланд.

feed.photo_resize.jpg

Начну свой рассказ из центра Дублина, не только геометрического, но и исторического.
Дублинский Замок был «сердцем власти» британцев над ирландцами в течении семи веков. Замок был основан в 1204 году по приказу короля Генриха II.

feedto_resize.jpg

Каким же образом ирландцы стали британскими подданными? Как известно, с 1 тысячелетия Ирландия была заселена кельтами. Они спокойно проживали вплоть до прибытия в IX веке викингов. После поражения от руки Бриана Боройме в битве при Клонтарфе в 1014 году викинги полностью смешались с местным населением и приняли христианскую веру.
В 1169 году на помощь одному из кельтских кланов прибыл Генрих II с войском. Он хотел помочь клану Макмурро встать во главе государства. В течение трех лет он победил королей (а их было много в раздробленном государстве) восточной части Ирландии, разделил земли между нормандскими подданными и признал Джона, младшего из своих четверых сыновей, «королем Ирландии». Нормандцы поддерживали здесь порядок, возводили замки и укрепления. Одним из таких замков и стал дублинский.
Задачей этой крепости было стать самой защищенной. Все, что мы видим сейчас, появилось после пожара конца XVII века. Замок решили перестроить таким образом, чтобы в нем можно было жить. Внутренний дворик с оригинальной мостовой.

DSC07848_resize.JPG

Внешние ворота закрывали, внутри был ров и еще одни ворота. Три уровня защиты располагались вплоть до реки. Захватить этот замок было практически невозможно. За воротами дублинского замка находилось само поселение Дублин, которое, в свою очередь, было окружено крепостной стеной. Жители называли свой город «За стеной». Все, что было с одной стороны стены - британское, с другой – ирландское.
Все постройки в замке прямолинейные в георгианском стиле. Немного фрагментов осталось от старых объектов. Фрагмент въездных ворот с Богиней правосудия – один из них.

DSC07859_resize.JPG

Ирландцы шутили, что это именно ирландская «богиня правосудия» - без повязки, стоит спиной к людям (именно там проходит шоссе с оживленной улицей), и весы кривые (весы «живые» подвижные), намекая на политику в государстве того времени.

DSC07854_resize.JPG

Ущемление прав ирландцев-католиков шло именно отсюда. Когда страна стала независимой, никакой административной функции у нового государства это здание не исполняло. Процессу передачи замка ирландцам в лице первого представителя ирландского государства Майкла Коллинза присущ интересный момент. Когда вся английская знать собралась в центре замковой площади, чтобы вручить ключи от замка, который в течение 700 лет был рупором власти англичан в Ирландии, сам Коллинз позволил себе немного опоздать на церемонию. «Слава Богу, что хоть был трезвый» перешептывались тогдашние свидетели. Когда английские послы с негодованием выплеснули в лицо Коллинзу все то, что они думают о нем и его неслыханной выходке, то тот спокойно парировал: «Мы ждали этого момента 700 лет, так что вы подождете эти сраные 7 минут!».

DSC07850_resize.JPG

DSC07857_resize.JPG

DSC07855_resize.JPG

Один раз в 7 лет здесь в Холле Святого Патрика проводится инаугурация президента.
Именно здесь принимают королевскую особу, которая посещает Ирландию. Здесь принимали Елизавету II, здесь проходят заседания Европарламента. В остальное время это музей.
Здесь хранятся 102 городские хартии и другие документы особой важности. После того, как замок покинули вице-короли, которые здесь жили, здесь находились квартиры республиканцев: Коннолли, де Валера, Коллинз.
Сохранилась одна их 4 башен, которые строили для укрепления - Учётная башня.

DSC07852_resize.JPG

Королевская часовня, построенная в неоготическом стиле, появилась в начале XIX века в англиканском стиле для нужд вице-королей.

DSC07856_resize.JPG

Недалеко от замка Сити – Холл с флагами Евросоюза, Ирландии и Дублина.

dublinCITYhallOUT_resize.jpg

Здесь проходит инаугурация мэра города, а так же мероприятия городского уровня. Строилось здание как торговая палата. Но в 1850 годах его выкупил город, и до сегодняшних дней его использует для своих целей мэрия.
Собор Святого Креста был построен в романском стиле. Мостик соединяет собор с синодом – домом, в котором проживал епископ. В здании синода – музей викингов – Дублиния.

DSC07642_resize.JPG

DSC07875_resize.JPG

DSC07873_resize.JPG

DSC07646_resize.JPG

Судьба собора была трагической, как и жизнь в стране - был разрушен, горел, вмещал бар, а потом и притон. Несмотря на захватывающий и потрясающе красивый внешний вид, а также чудное звучание 19 колоколов, наиболее интересной историей для туристов является наличие внутри мемориала «Тому и Джерри». Кот и мышь, застрявшие в одной из труб органа, были законсервированы там и чудно сохранились. Когда мастер-настройщик органов так и не смог добиться идеально звучания, он решил разобраться в причине этой какофонии. И то, что он нашел в одной из труб, теперь лежит под стеклом и манит любопытных туристов.

DSC07648_resize.JPG

Дублин – город мостов. Мосты все разные – по настроению, форме и материалу. Одни – в ажурных белых кружевах металлических решеток, другие – каменные и прочные, словно рассчитанные на проезд танковой дивизии.

DSC07933_resize.JPG

DSC07934_resize.JPG

DSC07935_resize.JPG

DSC07943_resize.JPG

DSC07945_resize.JPG

Этот мост, названный в честь ирландского драматурга, Сэмюэла Беккета, похож на белую арфу с длинными натянутыми струнами.

IMG_0395_resize.jpg

Мост "пол пени" появился там, где раньше была переправа.

DSC07951_resize.JPG

Мостов не было до XVIII века. Чтобы перебраться из одной части города в другую, необходимо было объехать 5 миль. Купцам иногда надо было быстро переправиться через реку. А переправа иногда не работала из-за того, что уровень воды в реке Лиффи то падал, то поднимался. Переправщики сделали мост, но чтобы не потерять деньги, сделали мост платным. Плату отменили только в начале XIX века.
Cамый широкий из дублинских мостов – мост О’Коннелла, которого восторженные соотечественники называли не иначе, как Освободитель или Эмансипатор.

Мост-ОКоннелла_resize.jpg

Его деятельность пришлась на первую половину XIX века. В то время, когда континентальная Европа приспосабливалась к империи Наполеона, О’Коннелл был занят тем, что сначала бился за право католиков участвовать в работе британского Парламента в Лондоне, а потом – за отмену Унии, включавшей Ирландию в границы Великобритании. Хотя умер он в Италии в возрасте 71 года от разжижения мозга, чему виной, как считается, было тюремное заключение на родине, его философия и карьера послужили образцом для таких борцов за права людей мыслить независимо, как Махатма Ганди в Индии и Мартин Лютер Кинг в США. Уильям Теккерей немножко коряво высказал ему своё мнение: «Вы сделали для своей нации больше кого бы то ни было со времён Вашингтона», а Онорэ де Бальзак писал, что «Наполеон и О’Коннелл были единственными великими людьми, которых видывал XIX век».
Неудивительно, что мост переходит в улицу его же имени, а в самом начале её стоит памятник О’Коннеллу.

DSC07950_resize.JPG

DSC07948_resize.JPG

В ширину улица достигает почти 50 метров и тянется на полкилометра от реки вглубь города. До 1924 года она называлась Сэквилл-стрит. Сегодня её сравнивают с Елисейскими полями в Париже.

9566648121_8bd5cf0b27_o_resize.jpg

Уже с набережной внимание привлекает блестящая, устремленная в небо серебряная игла, установленная в центре улицы. Она так и называется «Дублинская игла», хотя есть у неё и официальное название – «Памятник Свету». Высота памятника 121 метр. При этом у основания его диаметр составляет 3 метра.

Spire-of-Dublin_resize.jpg

Стальной монумент установили в 2003 году на месте памятника адмиралу Нельсону, который взорвали боевики ИРА в 1966 году.

0_c3f9e_6f209eee_XL_resize.png

DublinSpire_20130612_resize.jpg

Темпл Бар – это квартал вдоль берега Лиффи. Когда – то здесь было поместье Вильяма Темпла – ректора Тринити Колледжа. Это был лиман, находящийся на воде. Когда здесь были построены георгианские здания, район продолжали называть Темпл Бар. Когда Ирландия была в кризисе, в 1980 годах стало ясно, что у государства, которое пытается решить свои экономические вопросы, в центре города находятся трущобы. Многие эмигрировали, дома находились в запустении и превратились в руины. На Городском Совете было решено отдать эти территории за минимальную аренду людям искусства: музыкантам, художникам, декораторам под мастерские и студии. Единственным условием было – восстановить фасады зданий. Таким образом, появился богемный квартал с тремя театрами, 8 выставочными залами, картинными галереями, театральными школами, отелем, которым владеет группа U2 - The Clarence Hotel. Здесь больше всего баров и ресторанов, здесь проходит воскресный фермерский рынок.

0_c3f7d_3d21c975_XL_resize.jpg

0_c3f77_ad104eb3_XL_resize.jpg

Самый старый паб Дублина - «Медная Голова» (1189 год!)

2010_08_21_004250_Dublin_PPC-South-Side-02_The-Brazen-Head_resize.jpg

Конечно, это не оригинальное здание XII века, но на этом месте была таверна с питейным заведением, которое и явилось «прародителем» этого паба. Известен и первый владелец паба. Им был Ричард Иган и его жена Элеонор, которые, в документах на право собственности указывают уже и название этого паба – «Медная голова». Довольно странное название паба связано со средневековой легендой о медной голове, которая могла предсказывать будущее. Название пришлось по душе и потому сохранилось и на новом здании паба, построенном в середине XVIII века.
На пересечении Грэфтон с Нассау-стрит находится статуя Молли Мэлоун, известной уличной торговки из ирландской песни, которую знает и поет вся страна.

9566648763_3ed80b3733_o_resize.jpg

В Дублине честном, где дамы прелестны,
Я встретил однажды рыбачку Мэлоун.
Она торговала, улыбка играла,
И дублинцам легкий дарила поклон.
Немного небрежный,
Немного мятежный,
Но легкий, изящный дарила поклон.
Моллюски и рыбы, и улиц изгибы
Все это у Молли Мэлоун в крови.
Вот так торговали, прохожих сзывали
Ее мама с папой, что жили в любви.
Ее мать-старушка,
Отец с вечной кружкой,
Грешили, конечно, но жили в любви.
От жизни несладкой пришла лихорадка,
Скрутила, спалила бедняжку Мэлоун.
Но добрая Молли верна своей доли,
И призраком став, снова дарит поклон.
Пусть призраком будет,
Но мы не забудем,
Как милая Молли дарила поклон.
Немного небрежный,
Немного мятежный,
Но легкий, изящный всем дарит поклон.
                                                Джеймс Йоркстон.



А это группа дам ретирующихся от голода, обрушившегося на Ирландию в XIX веке, на судне «The Perseverance». Скульптуры, появившиеся в Дублине в 1997 году, внушают не сочувствие бедным женщинам, а страх.

1054852_original_resize.jpg

Это здание называет Санлайт-чэмберз. Оно было построено в 1900 году для фирмы Братьев Левер. Восхитительные терракотовые украшения фасада изображают основную деятельность фирмы - изготовление мыла.

9569445378_d32e073dc5_o_resize.jpg

Здание Four Courts ("Четыре суда") было разрушено в ходе революций. К 1932 году его отстроили заново.

d76_resize.jpg

Неподалеку от здания "Четырех судов" - историческое здание Таможни. Его постигла та же участь. Таможню восстановленный в 1930 годах. Сейчас там размещается Министерство окружающей среды.

ed.photo_resize.jpg

Ж/д вокзал Хьюстон, с которого отправляются поезда в Корк, Лимерик и Галуэй. В Белфаст можно уехать с другого вокзала - Коннелли.

DSC07952_resize.JPG

Публика на дублинских улицах не такая, как в английских городах. Здесь больше смеха, люди не несутся, как на пожар. В Дублине царит веселая непринужденная жизнерадостность. Трудно поверить, что город прошел через тяжкие времена. Поверхностные с виду впечатления таят в себе глубокий смысл. Английский красный цвет исчез с улиц.

dublin_5400_resize.jpg

Получив независимость, Ирландия распалась на две части: Северную и Республику. Северная вошла в состав Великобритании, и теперь мы с вами постоянно слышим о беспорядках в Белфасте и Ольстере, а Республика Ирландия зажила своей тоже не слишком радостной и богатой жизнью да ещё умудрилась вляпаться в Еврозону, то есть ввела у себя в обращение евро.
Поначалу все этому даже радовались, поскольку последняя декада XX века ознаменовалась в Республике Ирландия резким ростом благосостояния (показатель ВВП рос почти на 10% в год). В 2000 году она считалась 6-й в мире по объёму ВВП на душу населения. По всей стране устраивались пышные парады по поводу и без, как и в нынешней России люди стали вкладывать деньги в недвижимость и думали, что так продлится вечно. Однако уже через 9 лет падение ВВП составило более 7% в год. Сегодня страна снова в депрессии, а безработица составляет порядка 15%.
Но богатый европейский мир потребления отступает здесь на второй план перед банальной человечностью. Ирландцы радостно встречают рассвет нового дня и вступают в неравную схватку с жестоким миром финансового могущества в баре с бокалом Гинесса. И пока озабоченный немец несет свое бренное тело и папки с документами на работу, выжатый правительственной соковыжималкой голландец скрупулезно просчитывает экономичные варианты, скупой француз балансирует между возможностью не работать и покрывать свои долги, ирландцы плюют на правила приличия и надираются в шумных компаниях местным алкоголем, завоевавшим мировое признание.
Несмотря на тяжелые испытания и постоянное политическое давление, ирландцы упорно хранили память о своих корнях и своей самобытности. Но, возрождаясь каждый раз, как Феникс из пепла, Ирландия теряла не только население. Страна постепенно забывает свой родной язык и переходит на язык своих поработителей.
Говорят, что «Англичане завоевали Ирландию, а ирландцы – английский язык». Трудно представить, как бы выглядела английская литература без этих имен: Бернард Шоу, Уильям Батлер Йетс, Оскар Уайльд, Сэмюэл Беккет, Джеймс Джойс.
Но это слабое утешение. Да, ирландский гэлик является, наряду с английским, государственным языком страны. Но язык, выученный взрослым человеком как иностранный, теряет выразительность, становится бедным, урезанным. Не откажется ли народ от последнего символа того, что делает его кельтской нацией?




Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments