Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Categories:

Город, которого нет

Скворцов-Степанов мне звонит, Иван Иваныч мне бубнит,
Редактор-друг меня торопит: "Брось! Пустяки, что чай не допит.
Звони во все колокола! Ведь тут какие, брат, дела!"
"Что за дела? Ясней нельзя ли?" "Шан-хай..." "Шан-хай!!!"
"Кантонцы взяли!" "Ур-р-ра, Иван Иваныч!" "Ур-р-р..."
"Ты что там? Рот закрыл рукою?" "Не то! Нам радостью такою
Нельзя хвалиться чересчур; "Известья" - в этом нет секрета -
Официозная газета: Тут очень тонкая игра. Давай-ка лучше без "ура",
Пиши пером, а не поленом, - Над нашим "другом" - Чемберленом
Не измывайсь, не хохочи, а так... чуть-чуть пощекочи,
Пособолезнуй мягко даже, посокрушайся, повздыхай:
"На кой-де леший в диком раже полезли, мистер, вы в Шанхай?
Ведь было ясно и слепому, понятно мальчику любому...
А вас нелегкая... Ай-ай! Добро б, какая-либо пешка,
Но вы... По вашему уму..." Демьяша, злобная насмешка
Тут, понимаешь, ни к чему. Пусть, очарованный собою,
К международному разбою он рвется, как рвался досель.
Не нам, себе он сломит шею. Ведь он работою своею
Льет молоко на наш кисель: Сейчас победно флаг народный
Взвился в Шанхае. "Рабства нет!" А завтра весь Китай свободный
Пошлет нам дружеский привет! Тогда ты можешь не без шика
Взять с Чемберленом новый тон".
Иван Иваныч, разреши-ка облечь все это - в фельетон?!
                                                                                  Демьян Бедный «Разговор с редактором по поводу Шанхая»
                                                                                  21 марта 1927 г.

DSC00521_resize.JPG

…Понравился ли мне Шанхай? Я его почти не видел, но то, что видел, меня очаровало. Это – действительно экзотический город, несмотря на подчеркнуто европеизированный вид. Чувствуется дыхание мирового центра. Но, к моей радости, оно не заглушило движений русской жизни. Она здесь властно чувствуется на самой поверхности. В Европе и Америке этого не замечается. Там внешняя русскость растворяется в основном потоке каждой страны. В Берлине, Париже, Сан-Франциско и пр. вы русского не отличите на улице от аборигена. А здесь, наоборот, иностранцы тонут в русской массе авеню Жоффр, которую я видел краешком глаза. Вы спрашиваете, что на меня произвело большее впечатление? Китайские женщины! Я был ими ошеломлен. Не был подготовлен, вернее, просто не думал на эту тему, когда сюда ехал. Китаянки, особенно полуевропеизированные, какие-то маленькие идолы, для которых можно строить разукрашенные, маленькие же, храмы и жечь курения! Это – совершенная экзотика!
Тяжело без Родины. Ой, как тяжело! Всем художникам тяжело. Посмотрите на наших старых русских писателей. Бунин. Куприн. Они же не могут писать ни о чем, кроме России. А России нет. Как писать? Так и мы – артисты. Мы оторваны от истоков родной жизни, от ее животворящей почвы. Сколько артистов погибло в этой оторванности! Сколько растворилось в чужой атмосфере! Мне было так же тяжело, как и каждому. Но я избег страшной участи. Я спасся от растворения в иностранщине только тем, что подвижнически замкнулся в святости русского слова и русской песни. Я закрыл во внешний мир окна и двери. Я замуровал себя в кельи моей песни. Я отбросил все легкие соблазны. Жизнь моя стала сплошным служением русскому искусству и ничем больше. И страшная чаша меня миновала…
                                                                                                                            Шанхай, 1938 год Вертинский А.

Вознесённый над жёлтой рекой полусонною,
Город-улей москитов, термитов и пчёл,
Я судьбу его знаю, сквозь маску бетонную
Я её, как раскрытую книгу, прочёл.

DSC00501_resize.JPG

DSC00502_resize.JPG

DSC00503_resize.jpg

Это Колосс Родосский на глиняном цоколе,
Это в зыбком болоте увязший кабан,
И великие ламы торжественно прокляли
Чужеземных богов его горький обман.

DSC00504_resize.JPG

DSC00505_resize.JPG

DSC00506_resize.JPG

Победителей будут судить побеждённые,
И замкнётся возмездия круг роковой,
И об этом давно вопиют прокажённые,
Догнивая у ног его смрадной толпой.

DSC00507_resize.JPG

DSC00508_resize.JPG

DSC00510_resize.JPG

Вот хохочут трамваи, топочут автобусы,
Голосят амбулансы, боясь умереть...
А в ночи фонарей раскалённые глобусы,
Да назойливо хнычет китайская медь.

DSC00509_resize.JPG

DSC00511_resize.JPG

DSC00512_resize.JPG

И бегут и бегут сумасшедшие роботы,
И рабы волокут в колесницах рабов,
Воют мамонты, взвив разъярённые хоботы,
Пожирая лебёдками чрева судов.

DSC00513_resize.JPG

DSC00514_resize.JPG

DSC00515_resize.JPG

А в больших ресторанах меню - как евангелия,
Повара - как епископы, джаза алтарь,
И бесплотно скользящие женщины-ангелы -
В легковейные ткани одетая тварь.

DSC00516_resize.JPG

DSC00517_resize.JPG

DSC00518_resize.JPG

Непорочные девы, зачавшие в дьяволе,
Прижимают к мужчинам усохшую грудь,
Извиваясь, взвиваясь, свиваясь и плавая,
Истекают блаженством последних минут.

DSC00519_resize.JPG

DSC00520_resize.JPG

DSC00522_resize.JPG

А усталые тросы надорванных мускулов
Всё влекут и влекут непомерную кладь...
И как будто всё это знакомое, русское,
Что забыто давно и вернулось опять.

DSC00524_resize.JPG

DSC00525_resize.JPG

DSC00528_resize.JPG

То ли это колодников гонят конвойные,
То ли это идут бечевой бурлаки...
А над ними и солнце такое же знойное,
На чужом языке - та же песня тоски!

DSC00529_resize.JPG

DSC00531_resize.JPG

DSC00532_resize.JPG

Знаю: будет сметён этот город неоновый
С золотых плоскогорий идущей ордой,
Ибо Божеский, праведный суд Соломоновый
Нависает, как меч, над его головой.
А.Н. Вертинский.

DSC00533_resize.JPG

DSC00534_resize.JPG

DSC00536_resize.JPG

DSC00537_resize.JPG

DSC00538_resize.JPG

DSC00539_resize.JPG

DSC00540_resize.JPG

DSC00541_resize.JPG

Фотографии сделаны в музее истории Китая в "Жемчужине Востока"




Subscribe

  • Рай для Робинзонов

    Говорят, что где-то есть острова, где растёт на берегу трын-трава. И от хворости, и от подлости и от горести, и от гордости. Вот какие есть на свете…

  • Наполеон Востока. Часть 2

    Истинный царь над страною не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною чёрных буйволов в поле ведёт. Хоть ютится он в доме из ила, умирает,…

  • Наполеон Востока. Часть 1

    На прохладных открытых террасах чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых имбирём и вареньем из роз. Шейхи молятся, строги и хмуры, и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments