Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Categories:

Не убивайте слона

Если вдруг забредаешь в каменную траву,
выглядящую в мраморе лучше, чем наяву,
иль замечаешь фавна, предавшегося возне
с нимфой, и оба в бронзе счастливее, чем во сне,
можешь выпустить посох из натруженных рук:
ты в Империи, друг.
Воздух, пламень, вода, фавны, наяды, львы,
взятые из природы или из головы, -
всё, что придумал Бог и продолжать устал
мозг, превращено в камень или металл.
Это - конец вещей, это - в конце пути
зеркало, чтоб войти.
                                                   Иосиф Бродский.




«Люди, львы, орлы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые рыбы…» - так начиналась пьеса Треплева. Автор, очевидно, хотел напомнить нам, сколько существ живет на Земле. Но сегодня, глядя сверху на город, кажется, что в мегаполисе кроме людей живут только машины. А остались ли в нашем городе животные? Остались, остались! И не только каменные и бронзовые, а есть и настоящие, радуют нас своей грацией и независимостью. Сегодня я буду искать разных животных на улицах Москвы. Если нам нужны львы, орлы и куропатки, то можно начать с усадьбы Кузьминки князей Голицыных.











Здесь парадные ворота украшены великолепными грифонами. Грифон – это сказочный зверь: полулев, полуорел. И у парадных ворот на тумбах присела целая стая этих обаятельных существ – 16 грифонов. Когда-то над ними по вечерам зажигали факелы, и если вы засиделись в гостях у князя, то в темноте карета уносила вас мимо мерцающих в свете факела грифонов.



Парадный двор, как центральная часть замка отделен от остальной усадьбы рвом (в нем когда-то была вода), кирпичной стеной и шеренгой львов.









Они лежат мордами во двор, к хозяину. Дело в том, что Голицыны были гостеприимны и по праздникам пускали в парк всех желающих. Вокруг церкви, по берегам водоемов гуляли горожане, а за решеткой толпились любопытные – что-то там у хозяев делается, что подают? Но на парадный двор могли зайти только личные гости князя. Вот львы и показывают, где территория для всех, а где приватная часть усадьбы.
По сторонам парадного двора стоят симметричные флигели, их называют классическими за изысканность пропорций, недаром их строил Жилярди.





На фасадах изображение еще одного сказочного животного из греческой мифологии: гипокампуса – морского коня.
Передняя часть лошади переходит в гибкое змеиное тело, свернутое петлями, на конце – рыбий хвост. На таких существах ездили нереиды и Посейдон, и как льва считают царем животных, орла – царем птиц, гипокампус – царь рыб.



В Кузьминках было множество чугунных изделий: грифоны, львы, различные памятники, ограды и фонари из чугуна. Даже ажурные лавочки и диваны в парке литые. Да что говорить, мостики и те чугунные. И все отливали на собственных заводах князей Голицыных на Урале. Но больше всего в Кузьминках вот таких «египетских» львов.



Египетскими их называют из-за гривы, выполненной в виде египетского головного платка. Модель для отливки таких львов сделал российский скульптор итальянского происхождения Сантино Петрович Кампиони. Работники его мастерской в Москве (живописцы, лепщики) отделали множество дворцов в Москве. Для Голицыных Кампиони оформлял голицынскую больницу и усадьбу Кузьминки.



Помимо чугунных животных в Кузьминках было много живых, настоящих. И лучшие архитекторы Жилярди, Еготов строили для них жилища. А вот этот маленький дворец предназначался для содержания декоративных пернатых – это птичник.



Здесь разводили фазанов, цесарок, павлинов, лебедей. Птицы жили в небольших павильонах, а пространство между колоннами было забрано решетками и превращено в вольеры.



Птичники, зверинцы строили для развлечения, а вот конюшня в старину – вещь первостепеннейшей важности. И конный двор усадьбы Кузьминки привольно раскинулся на берегу пруда. Это, наверно, самое известное местное сооружение, визитная карточка усадьбы, строил это чудо архитектор Жилярди.





Поражает не столько гармония сооружения, сколько фантазия заказчика. Князь Голицын повелел между крыльями конюшни возвести музыкальный павильон. Вот под этой колоннадой играл княжеский роговой оркестр.



Музыканты играли на охотничьих рогах, а этот инструмент издает один звук, соответственно для полноценного звучания нужно много инструментов и много музыкантов. Этот вид искусства никогда не выходил за пределы России, где еще найдешь столько специалистов, готовых всю жизнь издавать одну ноту? Роговые оркестры содержали только самые богатые вельможи: Нарышкины, Строгоновы, Разумовские и Голицыны.



Перед музыкальным павильоном стоят скульптурные композиции барона Клодта «Вожатые с лошадьми», их еще называют «Укротители коней».







Это авторские копии скульптур Аничкова моста. Только в Петербурге кони бронзовые, отлитые там же в Питере под управлением самого барона Клодта. А здесь скульптуры чугунные, отлитые мастерами Голицыных.
Клодт лепил лошадей для триумфальных арок, его скакуны на фронтоне Большого театра. Но больше всего он прославился своей мелкой пластикой. Он выпустил столько прекрасных гипсовых и бронзовых моделей, что их стало модно коллекционировать. Держать на письменном столе статуэтку лошади стало модно, так что можно сказать, что Клодт – основоположник анималистического жанра в России.



Скульптор взял для образца арабского скакуна Амалатбека. Дочь Клодта садилась на коня, поднимала его на дыбы, чтобы папа мог зарисовывать. Статуи поразили современников своим натурализмом и экспрессией. И даже Блок посвятил этим композициям стихотворение:
«…Мерный чугун отвечал однотонно.
Разность отпала. И вечность спала.
Черная ночь неподвижно, бездонно -
Лопнувший в бездну ремень увлекла.
Всё пребывало. Движенья, страданья -
Не было. Лошадь храпела навек.
И на узде в напряженье молчанья
Вечно застывший висел человек».



Сегодня в Кузьминках два здания используют по назначению, как и 200 лет назад, церковь и конный двор.





Здесь на конюшне по-прежнему содержат лошадей. Чем больше человек пользуется автомобилем, тем больше его тянет к лошадям. Да, машина быстрее, комфортнее, неприхотливее, но лошади – живые. И в Москве десятки мест, где можно покататься. И даже появились фирмы, делающие настоящие кареты. Примерно половину карет покупают фирмы, сдающие их напрокат, а половину – частные лица, чтобы у себя на даче неспешно ехать по проселочной дороге, чувствуя себя гостем князя Голицына, спешащим к нему в Кузьминки на праздник.



Где в Москве больше всего животных? Конечно, в зоопарке. Наш московский зоосад был основан на Пресне в 1864 году.







И тогда в момент открытия в нем было 300 домашних и диких животных, а сегодня более 8000, причем считают, вместе с утками, которые прилетают на лето. На Пресненские пруды, которые оказались на территории зоопарка, летом прилетает семь видов уток. Ну, удобно: здесь их кормят и круг общения достойный: лебеди, пеликаны, фламинго. Причем, биологи рассказывают, что утки вида «огарь» выводят птенцов не здесь, а на крышах стоящих рядом домов. Малюсенькие утята фланируют вниз, мамы их собирают и ведут в зоопарк кормить и воспитывать.





Но были животные, которые стремились из зоопарка вырваться. Первым беглецом еще 100 лет назад стал слон, и пока он не поел из разбитой витрины булок на Садовом кольце, утихомирить его не могли. Однажды здоровенный крокодил оказался между вольерами и меланхолично отбивался от швабры, которой служитель пытался затолкнуть его обратно. Возможно, это был один из старейших обитателей московского зоопарка – крокодил, которого наши солдаты нашли в Берлине в бункере Гитлера. Ну, понятно, что такого крокодила простой шваброй не испугаешь. Убегали павлины, антилопа, обезьяны, барсы. Один пингвин уходил вообще, когда хотел, очевидно, знал тайный ход. Ну, а красные волки, которые живут в горах, вообще, оказалось, бегают по стенам не хуже Джеки Чана. Всех животных возвращали обратно, не смогли найти только желтогрудую куницу. Наверно, она поселилась в каком-то подвале и стала грозой бездомных кошек.













Все знают про площадки молодняка, где животные разных видов растут вместе, но оказывается, и взрослые звери могут дружить. «…Слон сказал, не разобрав: "Видно, быть потопу!.." В общем, так: один жираф влюбился в антилопу…». Ну, а в нашем московском зоопарке в 90е годы из-за нехватки места ненадолго в вольер к пожилой зебре подселили молодого самца рыжего кенгуру, и он начал ухаживать за соседкой, а та – принимать его знаки внимания. Когда парочку расселили, рыжий жених отказался есть, его вернули в вольер к зебре. Кенгуру ненадолго пережил свою любовь, он умер от тоски.
Автором первых построек зоосада был архитектор Кампиони – сын автора кузьминских львов.





Понятно, что с середины XIX века зоосад неоднократно перестраивался, и в последней реконструкции принимал участие скульптор Церетели. Церетели ничего помалу не делает, и теперь в московском зоопарке помимо живых зверей есть огромное количество бронзовых животных. А так же целая композиция, посвященная сказкам Пушкина.





Даже после смерти животные продолжают служить людям. В Зоологическом музее хранят чучела самых ярких обитателей московского зоопарка. Зоологический музей МГУ – старейший естественнонаучный музей Москвы. Он был основан как кабинет натуральной истории при Университете. С 1866 года стал общедоступным, а в 1902 году архитектор Быковский пристроил для музея собственный корпус. Чтобы подчеркнуть назначение здания фасад украсили изображениями белочек, мартышек, ящериц, быков и других животных.













В музее на стендах показана эволюция птиц, млекопитающих. Всего в музее двести тысяч млекопитающих в виде скелетов и чучел. Есть большая коллекция птиц, но так как в мире больше всего насекомых, то самая большая коллекция энтомологическая – более трех миллионов экземпляров.







В зоологическом музее более 100 работ легендарного советского анималиста Ватагина.











Самому старому чучелу сойки уже 200 лет. Есть и носорог, привезенный еще в XIX веке из Калькутты армянским писателем Налбандяном. В витринах нет пыли, специальные средства от моли, так что шерсть, перья хорошо сохраняются.



А вот льва Чандра подарил Советскому Союзу первый премьер-министр Индии Джавахарлал Неру.



Чандр жил в московском зоопарке. Чучело – это очень наглядно, сразу видно мощь зверя. Но в жизни и лев и тигры кажутся еще крупнее. Во-первых, они двигаются, во-вторых, шерсть пышнее и в-третьих, у страха глаза велики.



В зоологический музей можно прийти не только за животными, но и чтобы посмотреть, как строили музеи в старину. Вроде ничего особенного, но зато, какие ясные планировочные решения. Зал 12 метровой высоты! Когда-то у него была стеклянная кровля, но во время Великой Отечественной войны стекло разбило взрывной волной, и потолок просто зашили.
Внизу экспозиция, а наверху на огромных балконах, на литых кронштейнах – запасники: та самая энтомологическая коллекция.





«По улицам Слона водили,
Как видно напоказ -
Известно, что Слоны в диковинку у нас…».



Возможно Крылов, когда писал эту басню, как архивный работник, знал историю первого московского слона. Слона подарил персидский шах Ивану IV вместе с арабом-вожатым, который ухаживал за животным. Слона поселили в кремлевском рву, он ел репу и морковь, а зимой ему выдавали водку, чтобы не мерз. Через некоторое время то ли араб, то ли слон попали к царю в немилость и были сосланы в Городец, где араб умер, а первого русского слона убили опричники.

















Во время массовых репрессий не разбирают, кто прав, кто виноват, кто араб, а кто слон. На Патриарших прудах сидит баснописец Крылов в окружении бронзового зверинца – героев своих басен. Крылов подшучивал не только над человеческими слабостями, но и над особенностями устройства государства. Помните, как волки обращаются к Слону правителю?
«"Помилуй, наш отец!
Не ты ль нам к зиме на тулупы
Позволил легонький оброк собрать с овец?
А что они кричат, так овцы глупы:
Всего-то придет с них с сестры по шкурке снять,
Да и того им жаль отдать". -
"Ну то-то ж, - говорит им Слон, - смотрите!
Неправды я не потерплю ни в ком:
По шкурке, так и быть, возьмите;
А больше их не троньте волоском".



До недавнего времени главным спутником человека была лошадь, и прекрасным памятником их дружбы является московский ипподром. Сколько здесь лошадей живых, бронзовых, гипсовых. Перед ипподромом стоит памятник «Купание коней» работы Кирилловой.





Говорят, на этом месте планировали фонтан, но строительство ипподрома завершили в 1955 году – как раз началась борьба с излишествами в архитектуре, и проект сократили. Памятник поставили, а воду лошадям не налили.
Ипподром построил архитектор Жолтовский – главный классик первой половины XX века. Это вообще «лебединая песня» всего сталинского классицизма!













Таких колонн, такой лепнины больше уже не делали. При Хрущеве начали возводить бетонные коробки. Хрущев не очень любил лошадей и не понимал конный спорт, но здание стоит, а кони по дорожкам скачут.
Музей ипподрома расположен в бывшей биллиардной. В этом просторном помещении все посвящено скачкам и бегам.





На бегах лошадь должна идти только рысью, и первых рысаков вывел в России граф Алексей Орлов. До орловцев рысаков не существовало. Резвая рысь – это не природный, а выведенный человеком аллюр.
200 лет назад жокеям вручали огромные тяжелые кубки, а ведь жокей обычно легкий 50-ти килограммовый мужчина.



Возможно, о создании новой породы Орлов задумался, когда вез во время переворота императрицу Екатерину из Петергофа в Петербург чуть больше 30 километров. Но дворцовые лошади не выдержали, встали. Орлов выскочил, силой отнял у проезжавших лошадок, укоротил сбрую (дворцовые лошади были побольше крестьянских) и довез-таки Екатерину до столицы. А после этого задумался о создании выносливой и резвой породы.



Почти 30 лет Орлов и его конюх Шишкин создавали новую породу. Получилась красивая, спокойная, выносливая и резвая лошадь, и в подводу, и под воеводу. Из всех ипподромных рысаков орловец самый тихий, но необыкновенно выносливый и с потрясающей плавностью хода. Когда орловский рысак бежит, то словно плывет над дорожкой. В старину говорили: «Поставь на круп стакан воды, ни капли не прольется».
Многие видели ипподром снаружи, но не все были на трибунах.



В стеклянном стакане внизу – правительственная ложа, затем – судейская, а выше – витраж, сделанный по эскизам самого Жолтовского.



Архитектор Жолтовский насытил здание ипподрома ренессансными деталями, и потолок над трибунами так же расписан итальянскими орнаментами.





Сегодня иногда кажется, что горожане не вылезают из интернета и кошечек видят только в социальных сетях. Но это не совсем так, даже в мегаполисе есть множество мест, где можно пообщаться с живой природой. В Москве есть дельфинарии, океанариумы, уголок Дурова, различные зверинцы, а так же есть парки с белочками и кабанами. Ну, и в разных частях города стоят бронзовые и каменные животные, так что наши дети не забудут, как выглядит ахалтекинец.
Есть одна планета-сад в этом космосе холодном.
Только здесь леса шумят, птиц скликая перелётных,
Лишь на ней одной цветут, ландыши в траве зелёной,
И стрекозы только тут в речку смотрят удивлённо.
Берегите землю. Берегите жаворонка в голубом зените,
Бабочку на листьях повилики, на тропинках солнечные блики.
На камнях играющего краба, над пустыней тень от баобаба,
Ястреба, парящего над полем, ясный месяц над речным покоем,
Ласточку, мелькающую в жите. Берегите землю! Берегите!
                                                                    Михаил Дудин, Яков Аким.



Использованы материалы с сайта https://tvkultura.ru/ Автор Михаил Жебрак.
Фото из интернета.

Tags: Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments