Мои путешествия (krisandr) wrote,
Мои путешествия
krisandr

Околопирамидальное пространство

Опоздавший октябрь... Желтеют усталые липы,
С каждым утром обильней туман, холоднее гранит…
За морями лежит занесённый песками Египет,
И пустыня колышется - древние тайны хранит.
Этот лев-исполин - порождение жаркогo ветрa -
Летаргично застывший надмирно-безжизненный взгляд…
Нил уносит обрывки империй, века, километры -
Неотступного времени сердце сжигающий яд.
Воспалённое солнце висит нескончаемой вспышкой,
Пробиваясь белёсой дугой сквозь горячий туман -
Это тягостно, страшно, нелепо, немыслимо - слишком
Для ничтожных возможностей данного людям ума.
Жёлтый дым, оплетающий небо тугими сетями,
Скарабей, одиноко катящий загадочный ком…
Наблюдаю, молчу, будто я - полубог - египтянин -
Опалённый бесстрастным светилом и жарким песком.
                                                          Василий Тюренков.




"Собираясь в Египет, я решил, чтобы не выглядеть невеждой в глазах гидов, прочитать хотя бы учебник истории за 6-й класс с очень красивыми картинками пирамид. Надо признаться, из этого учебника я узнал много нового для себя. Вдохновленный успехом, я перешёл к более сложной литературе - приложению к детской энциклопедии «Мифы и легенды Древнего мира» с картинками. Уже задолго до путешествия меня интересовало всё. Например, почему пирамиды строились для погребения фараонов, при этом до сих пор ни одной мумии фараонов не найдено в пирамидах? Почему все, кто пытался проникнуть в тайны пирамид, пробраться к их недрам, закромам, погибают потом от болезни или от какой-нибудь случайной катастрофы? По какому закону продукты, помещённые на дно пирамид, остаются всегда свежими, как в морозилке, а лезвия ножей самозатачиваются? Куда, наконец, смотрит умоляющим взглядом сфинкс? Как будто окаменевший небожитель не успел вовремя стартануть с гибнущей цивилизации и теперь ждёт, когда за ним прилетят? Наконец, за что и кто отбил ему нос? А главное, зачем?







Но больше всего меня потрясла книжка не историка, даже не контактёра, просто нашего российского врача, который утверждал, что расстояние между всеми нерасшифрованными шедеврами древности одинаковое. Ну, например, между египетскими пирамидами и мексиканскими. Мексиканскими и статуями каменных богов на острове Пасхи. Между гималайскими пирамидами и египетскими, египетскими и Стонхеджем в Великобритании, и так далее… В эту схему даже вписывался у него злополучный Бермудский треугольник, на дне которого, кстати, тоже есть пирамида. Причем равно это расстояние числу, от которого не просто содрогаешься, а оторопь берёт - 6666 километров! И трёх-то шестерок многие люди избегают, говорят, что такое сочетание есть только у дьявола на затылке, а четыре шестёрки только на номере московской машины Бориса Березовского!





Как признался сам автор книжки, он измерял эти равноудалённости не по земле, нет, по глобусу, чуть ли не мягким швейным сантиметром. Это только российского человека могло осенить, даже, скорее, вступить ему в голову это сделать. Я вообще думаю, что когда учёные скрупулезно накапливают много информации, они перестают что-то понимать, и тогда для открытия требуется дилетант. Ему легче фантазировать. Дилетант спокойно идёт туда, куда учёный не пойдёт, потому что его научили, что туда ходить не надо. Недаром именно дилетант открыл в девятнадцатом веке Трою. До него все уверены были, что мифы - это сказки. А Троянская война - это миф. Ему повезло. Его не приняли в общество археологов. Не признали, сказали - дилетант. Это был его успех. Он и без того был упорным, а стал ещё упорнее. Несколько раз подряд внимательно перечитал Гомера, предположив, не без основания, что Гомер был не сочинителем, а летописцем. Не Радзинским, а Нестором. Изучил, как прилежный школьник, каким путём двигалось войско Агамемнона на Трою? Как светили этому войску звёзды? Куда дули ветры? Справедливо рассудил, что в мире меняется всё: государства, народы, языки, традиции… А звёзды светят, и ветры дуют всегда в одном направлении. И пошёл он путём войска Агамемнона на Трою. И попал! Попал успешнее самого Агамемнона! И нашёл то, что тот только мечтал найти. С тех пор археологи стали относиться к мифам не как к небылицам, а как к руководству, где копать! И начали перечитывать мифы, легенды с вниманием детей, которые читают приключенческие книжки о пиратах, где авторы точно рассказывают, где пираты зарыли сокровища.





Надо признаться, я сначала не поверил в такие необъяснимые совпадения равноудалённости при четырёх шестёрках. Я сам купил себе глобус. Да, я проверил, я же русский человек с пытливым умом. Мягкий сантиметр купил тоже, потому что линейкой по глобусу водить, вы же понимаете, измерять линейкой… Заперся в кабинете, как в детстве, когда тайком от родителей запирался, чтобы поглядеть альбом художника Рубенса. Для нас Рубенс тогда был эдакой бессовестной эротикой, теперь смешно вспоминать это. Ну и, естественно, начал измерять. Естественно, умножая на масштаб. Действительно, шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть! У меня было такое чувство, будто в открытом Космосе разгерметизировался скафандр и начали шевелиться волосы в невесомости.



Короче, после всего прочитанного, моё воображение опухло. Оно не давало мне спать и так давило на мозг, как давит диафрагма после обжорства. Мне снились по ночам сириусёнок Осирис, его внебрачный сын Александр Македонский, мать Александра, в прошлом воплощении богиня Изида, которая была сослана на Землю «на химию» собирать кукурузу, но хотела сбежать, а её летающую тарелку в районе Бермудского треугольника съело Лохнесское чудовище с четырьмя шестерками на затылке, которое работало на пирамиде вертухаем.



Почему нас так тянет к загадкам истории? Потому что, поняв, что было в прошлом, мы можем понять, что случится с нами в будущем. Ведь история - это спираль, упирающаяся в бесконечность своей вершиной, по которой медленно, божьей коровкой карабкается человечество. Важно только определить, до какого витка эта букашка докарабкалась.
Надо признаться, я никогда не был особенно скромен. Поэтому, собираясь на свидание к первому чуду света, был уверен, что уж я-то разгадаю загадку загадок, тайну тайн, как только прикоснусь к ней взглядом, точнее, душой. Конечно, я не контактёр и в астрал последний раз выпадал в студенческие годы и ненадолго. Однако у пирамид меня ожидало разочарование. Народу в пустыне было не меньше, чем в советское время в ГУМе, когда выбрасывали в продажу польские кроссовки. Хотелось мировой души, а вокруг была мировая толпа.





Японцы крупой рассыпались по пустыне и повсюду фотографировались.











На каждом доступном выступе каждой пирамиды, с охраной, с проводниками, стоя рядом с верблюдом, сидя на верблюде. Вообще, путешествуя по разным странам, я каждый раз удивлялся, сколько в мире путешествует японцев?! Как будто на земле перепроизводство их, а не китайцев. И все японцы увешаны своей фото-, видео-, киноаппаратурой, как новогодние ёлки подарками.



Правда, надо отдать японцам должное - самые дисциплинированные туристы в мире. Подъехал автобус, все рассыпались по достопримечательностям, сфотографировались и по команде, как пионеры, дружно всосались обратно в автобус. У старика Дурова был такой аттракцион - мышиная железная дорога. Мыши по его команде очередью заползали в вагоны поезда, поезд трогался, а удивлённые мыши тихо глядели из окошек.



Уже через 15 минут, стоя напротив пирамид, я с грустью ощутил, что ничего не чувствую, кроме раздражения на мировую толпу. А ещё точнее, на самого себя. Хотелось быть романтиком, а я оставался сатириком. Правильно сказал кто-то из моих друзей: «Сатирик - это очень уставший романтик». Так что мне ничего не оставалось делать, кроме как невероятным усилием воли выдавить из себя сатирика, присоединиться к мировой толпе, стать её частичкой.
























Дня три я переживал из-за того, что моё свидание с пирамидами оказалось неудачным. Правда, нет худа без добра. Новый гид абсолютно был не похож на предыдущих. Молодой, неживотастый, весёлый, его глаза не играли в прятки, пытаясь меня одурачить. Он даже не чесал рукой под брюками в области паха, как это постоянно делают арабы прямо на улице. Вообще, было похоже, что он спрыгнул с какого-то фрагмента древней фрески.



Действительно, оказался не арабом, а коптом. Потомком тех древних, настоящих египтян, которые ещё сохранились в Египте и основное занятие которых с утра до вечера делать вид, что они уживаются с арабами. И я во второй раз в своей жизни, уже с ним, отправился к пирамидам! Вечерело, солнце уже нехотя обогревало пустыню. В этот вечер бог Ра сделал мне самый чудесный подарок. Он испортил погоду! Причём, настолько испортил, что отсёк пирамиду на весь вечер от мировой толпы. Вдруг подул ветер, который в литературе обозначается обычно словом «нехороший». Ещё с дороги видно было, как ветер поднимает в пустыне первые угрожающие вихри и выдувает ими из пустыни последних туристов. Эти вихри взвивались от пирамид вверх, словно пытались сорвать с неба раскрасневшееся солнце, которое начинало остывать быстро, как электрическая плитка, которую выключили из розетки.





Зато пирамиды оживали на глазах! Их рабочий день закончился досрочно! Они не были больше фотоателье и первым чудом света. Они радовались этой гудящей непогоде и как будто хороводили вместе с песочными вихрями, которые срывались с барханов, точно брызги с морских бурунов в бурю.



И за всем этим непогодным беспокойством в пустыне опять чувствовалось вращение земли, и пирамиды маленькими грузиками уравновешивали это вращение. Может, они всегда и были гирьками на весах трехмерной истории человечества, одна из осей которой - вечность тонкого мира.

пр_resize.jpg

Мой гид-копт все эти новые теории контактёров, фантазёров, экстрасенсов и прочих ведьмаков считал кощунством над прахом его дедушек. Он мне с особой тщательностью рассказывал, как строились пирамиды, какие использовались людьми рычаги, как клались друг на друга плиты… В конце концов, словно обиженный ребенок, выпалил: «Это был труд многих тысяч наших предков».



Я ощутил разгадку за этими случайно сказанными от обиды словами моего молодого египетского друга. Конечно же, пирамиды созданы нашими землянами. А все теории про их инопланетное происхождение выдуманы теми недоучёными, которые никогда не держали в руке ничего тяжелее компьютерной мышки и не в состоянии поэтому себе представить, что люди могут столько работать, чтобы создать такое чудо. Когда я об этом подумал, мне показалось, даже сфинкс подмигнул мне своим подбитым глазом, а от пирамид теплым приветом прилетел порыв ветра. Они разрешили прикоснуться к ним душой! Они были со мной согласны.



Вот уже много веков они стоят на планете как памятники нашим человеческим возможностям, напоминанием о том, сколько в нас сил заложено. И о том, что чудеса на свете случаются, но над этим надо много работать. А все загадки легко, наверняка, и реально объяснимы. Почему такое загадочное число и равноудалённости? Так и церкви стоят на каких-то особых местах, и мы тоже не знаем почему. Наверняка, многое нам неизвестно. Почему продукты сохраняются? Да потому, что там холодно внутри. Вот и вся загадка. А почему не найдено ни одной мумии фараона, да потому, что фараоны требовали хоронить себя вместе с их добром. Большая ошибка! Сколько народов, армий из-за этого добра в истории вскрывало внутренности этих пирамид. И неудивительно. Говорят, в начале 90-х в Москве, столице уголовной романтики, однажды похоронили одного кореша с тремя его мобилками в золотых корпусах, в браслетах размером с рыцарские латы, с цепью и нательным на ней крестом, снятым с колокольни Иоанна Великого. На следующий день могилу разграбили, несмотря на то, что охрана стояла. Потому что охрана и разграбила.





Так что прав мой арабский копт - разгадка в самом простом. В том, что одни их строили, а другие обворовывали. Самый что ни на есть банальный конфликт истории. А потом нашли виновного - Наполеона. А вроде бы он их ограбил и даже обшивку снял с пирамид. Кстати, мало верится. Наполеон хоть и тираном был, но гением. А гений и вор не сочетаются. Посмотрите, нет ни одного гения в правительстве или парламенте. Нет ни одного Наполеона. И нос у сфинкса отбили не наполеоновские солдаты, а мамлюки. Потому что мамлюкам не разрешалось смотреть на лицо божества с носом. Мол, с носом оставить может. У разных народов в истории разное отношение было к анатомии человека. Одним запрещалось ниже пояса смотреть, другим - на лица. Это зависело от развития. Более развитые уже не стеснялись нижней половины туловища, а, скорее, боялись заглянуть в глаза друг другу. Шедевр тем и отличается, что он показывает человеку, каков его внутренний мир.
От мыслей и размышлений меня отвлекла неизвестно откуда взявшаяся охрана: «Вам пора освободить пустыню!»"





P.S.
Здесь правит молчаливый Сфинкс и души древних пирамид.
И солнца яркий жаркий диск всегда спокойствие хранит.
                                                                      Полина Чернигина.




Из книги Михаила Задорнова «Моё путешествие в Египет».
Фото из сети.
Tags: Задорнов
Subscribe

  • Омут времени

    О, Дух великий, высший и вечный! В пространствах небесных и в недрах земных, В глубинах Вселенной сердец человеческих, и в мудрости Света познаний…

  • Доисторический мираж

    Снова Тень, и снова Дьявол, снова Тень, и снова боги, Снова тягость перекрёстков, и несчётные дороги. Будет, будет. Надоело. Есть же мера, наконец.…

  • Когда Боги смеются

    В старину, говорят, боги жили средь нас, не чинясь. Дали знания людям - ремёсла, науку, искусство - А всему научив, попрощались в полуденный час, И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments