Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Kris

Приветствие

"Куда бы ни шел, попадешь куда надо, но любая дорога, если дойти до ее конца, ведет прямо в никуда".

Добро пожаловать на страничку моих путешествий! Для удобства Вы можете воспользоваться следующим оглавлением.

ИТАЛИЯ
ИСПАНИЯ ФРАНЦИЯ ГРЕЦИЯ ТУРЦИЯ
ИНДИЯ ОАЭ
ТАИЛАНД ИЗРАИЛЬ САМЫЕ МАЛЕНЬКИЕ ГОСУДАРСТВА
КИТАЙ МЕКСИКА ЯПОНИЯ
МАВРИКИЙ
ЕГИПЕТ
АВСТРИЯ
НОРВЕГИЯ ЧЕХИЯ
АНГЛИЯУЭЛЬС
ШОТЛАНДИЯ
ИРЛАНДИЯ
Цветок

Там, где Грёзы. Часть 2

Восемь дней от Харрара я вёл караван сквозь Черчерские дикие горы
И седых на деревьях стрелял обезьян, засыпал средь корней сикоморы.
На девятую ночь я увидел с горы - эту ночь никогда не забуду! -
Там, далёко, в чуть видной равнине, костры, точно красные звёзды, повсюду.
И помчались один за другими они, словно тучи в сияющей сини,
Ночи трижды-святые и странные дни на широкой галлаской равнине.
Всё, к чему приближался навстречу я тут, было больше, чем видел я раньше:
Я смотрел, как огромных верблюдов пасут у широких прудов великанши;
Как саженного роста галласы, скача в леопардовых шкурах и львиных,
Убегающих страусов рубят сплеча на горячих конях-исполинах;
И как поят парным молоком старики умирающих змей престарелых,
И, мыча, от меня убегали быки, никогда не видавшие белых.
Временами я слышал у входа пещер звуки песен и бой барабанов,
И тогда мне казалось, что я Гулливер, позабытый в стране великанов…
Николай Гумилёв



Collapse )

Лесистый кряж на равнине

Я её не кожей - сердцем чувствую.
Есть в ней что-то точно от меня.
Как она, бывает, тоже буйствую,
И люблю её, как любит мать дитя.
Мне нигде не дышится так сладостно,
Только там душою я с тобой -
Среди гор… И нет мне большей радости,
Чем вернуться, кажется - домой.
Бьётся моё сердце, словно дикое,
Словно реки горные твои
Кровь течёт по венам земляникою –
Я твоя. Я кровь твоей земли.
Ты по-северному - прелесть, и по-зимнему,
Всё что есть - твоё, и знаю наперёд:
Я прислушаюсь к дыханию любимому -
И мне кажется, Норвегия зовёт.
                                             Alissa



Collapse )

Пароль в пропасть

«Кто это идёт от Едома, в червлёных ризах от Восора, столько
величественный в Своей одежде, выступающий в полноте силы Своей?»
«Я – изрекающий правду, сильный, чтобы спасать».
«Отчего же одеяние Твоё красно, и ризы у Тебя, как у топтавшего в точиле?»
«Я топтал точило один, и из народов никого не было со Мною;
и Я топтал их во гневе Моём и попирал их в ярости Моей; кровь их
брызгала на ризы Мои, и Я запятнал всё одеяние Своё; ибо день мщения –
в сердце Моём, и год Моих искуплённых настал. Я смотрел, и не было
помощника; дивился, что не было поддерживающего; но помогла Мне
мышца Моя, и ярость Моя - она поддержала Меня: и попрал Я народы
во гневе Моём, и сокрушил их в ярости Моей, и вылил на землю кровь их».
Книга пророка Исаии, глава 63



Collapse )
Kris

За тридевять южных морей

На Новой Зеландии с давних веков, за тридевять южных морей,
Шумят водопады, а вдоль берегов останки лежат кораблей.
Там грустное солнце жарой не палит, там ветер гудит над водой,
Там шхуны надежд об угрюмый гранит в щепу разбивает прибой.
Там справа рассветы, налево - закат, над севером солнца маршрут.
Идёт оно справа налево, назад. Жаль, годы назад не идут.
Там волны бутылки без писем несут ко всем, что ни есть, берегам,
И путь бедолаг был неведом и крут по людям, судьбе и морям.
Когда-то звучал в их присутствии тост за здравие и за мечты,
Теперь среди скал обретут свой погост вдали от былой маяты.
И нас, как бутылки без писем, несёт по жизни судьбы океан.
Внутри ничего не найдёт доброхот, мы чьей-то надежды обман…
Сергеев Владимир



Collapse )
тоже розовый

Сладкий яд для души

Отравим души ядом путешествий, – о как желанен сладкий этот яд!
Нет для него потерь, препятствий, бедствий – чуть отхлебнул – и нет пути назад!
Летим туда, куда совсем не надо, не по делам, – по прихоти души,
Отравленной смертельнейшим из ядов, – она в огне! – попробуй потуши!
И пусть, что мог, в себе поискалечил, мотаясь по планете голубой, –
Порок неизлечим, порок сей вечен, – прихватишь в мир иной его с собой.
Есть лишь одно спасенье от мучений, которые нам дарит этот яд, –
Противоядье новых приключений! Иначе жизнь – не жизнь, а сущий ад!
Так пей его, пока проходит в горло, пока твой дух на спячку не залёг,
Пока судьба все двери не запёрла, пока не пуст твой кошелёк!
Виктор Герцвольф



Collapse )
тоже розовый

Каменные склоны Абиссинских гор

13 месяцев безоблачного неба! Сияет солнце там всё время в небесах!
Когда-нибудь увидеть это! Где бы? Писать об этом можно лишь в стихах.
Эфиопия – страна над облаками. Орлы парят над нею в вышине.
Народ с трудолюбивыми руками, одежда – как в глубокой старине.
Библейские сюжеты Палестины – так их изобразил Густав Доре.
Как схожи Эфиопские картины – селенья, горы, люди на скале.
Такие же там горные потоки, верблюжьи караваны и ослы,
Безводные пустыни и дороги, вот путник одинокий у скалы.
И прямо под парящими орлами венчает гору очень древний храм.
Чьими он воздвигнут там руками? Никто не знает, не узнать и нам.
По склону бродят козы и бараны, пастух за ними следует с копьём.
Осколки древних фресок средь бурьяна - их окропляет изредка дождём.
Гавриил Иваниченко



Collapse )
Розовый

Яркая реальность

Колдовская страна! Ты на дне котловины, задыхаешься, льётся огонь с высоты,
Над тобою разносится крик ястребиный, но в сиянье заметишь ли ястреба ты?
Пальмы, кактусы, в рост человеческий травы, слишком много здесь этой палёной травы,
Осторожнее! В ней притаились удавы, притаились пантеры и рыжие львы.
По обрывам и кручам дорогой тяжёлой поднимись, и нежданно увидишь вокруг
Сикоморы и розы, весёлые сёла и зелёный, народом пестреющий, луг.
Здесь колдун совершает привычное чудо, там, покорна напеву, танцует змея,
Кто сто талеров взял за больного верблюда, сев на камне в тени, разбирает судья.
Поднимись ещё выше! Какая прохлада! Словно позднею осенью пусты поля,
На рассвете ручьи замерзают, и стадо собирается кучей под кровлей жилья.
Павианы рычат средь кустов молочая, перепачкавшись в белом и липком соку,
Мчатся всадники, длинные копья бросая, из винтовок стреляя на полном скаку.
И повсюду, вверху и внизу, караваны дышат солнцем и пьют неоглядный простор,
Уходя в до сих пор неоткрытые страны за слоновою костью и золотом гор.
Как любил я бродить по таким же дорогам, видеть вечером звёзды, как крупный горох,
Выбегать на холмы за козлом длиннорогим, на ночлег зарываться в седеющий мох.
Николай Гумилёв



Collapse )

Колдовская страна

В плодоносной Амхаре и сеют и косят, зебры любят мешаться в домашний табун,
И под вечер прохладные ветры разносят звуки песен гортанных и рокота струн.
Абиссинец поёт, и рыдает багана, воскрешая минувшее, полное чар:
Было время, когда перед озером Тана королевской столицей взносился Гондар.
Под платанами спорил о Боге учёный, вдруг пленяя толпу благозвучным стихом.
Живописцы писали царя Соломона меж царицею Савской и ласковым львом.
Но, поверив шоанской изысканной лести, из старинной отчизны поэтов и роз
Мудрый слон Абиссинии, Негус Негести, в каменистую Шоа свой трон перенёс.
В Шоа воины хитры, жестоки и грубы, курят трубки и пьют опьяняющий тэдж,
Любят слушать одни барабаны да трубы, мазать маслом ружьё, да оттачивать меч.
Харраритов, галла, сомали, данакилей, людоедов и карликов в чаще лесов
Своему Менелику они покорили, устелили дворец его шкурами львов.
И, смотря на потоки у горных подножий, на дубы и полдневных лучей торжество,
Европеец дивится, как странно похожи друг на друга народ и отчизна его.
Николай Гумилёв



Collapse )
Нос

Преодоление духа эпохи

Сталин был на совещании со своими помощниками. Он спросил у них:
«Что нам нужно сделать, чтобы этот народ полностью подчинился мне?»
Помощники переглядываются друг с другом, переглядываются, предлагают
разные идеи… И в этот момент открывается дверь и люди Сталина вносят
в помещение курицу. Сталин спрашивает у помощников: «Как вы сделаете
так, чтобы эта курица подошла ко мне и спряталась под моим пальто?»
Один из них ответил: «Я бы насыпал Вам под ноги корм. Таким образом,
курица подошла бы и поела». На что Сталин ответил: «Как только корм
закончится, она уйдёт», - и этого помощника прогнали. «Я бы привязал
к её ноге верёвку, а за другой конец привязал бы курицу за шею. Таким
образом, она бы не смогла отойти от Вас», - сказал следующий.
«Но у неё есть клюв, она будет клевать верёвку и порвёт её», - ответил
ему Сталин. «Хорошо, что сделали бы Вы?» - спросили у вождя.
Сталин взял курицу в руки и вырвал у неё все перья, а потом приказал
людям открыть окно. И в этот момент в комнату проник прохладный
московский воздух, и бедная курица, не имея уже ни одного пера, начала
бегать туда-сюда по кабинету. И под конец у неё уже не осталось другого
выбора, кроме как придти и спрятаться под пальто Сталина.
Легенда



Collapse )